Является ли Владимир Путин «маленьким напыщенным Муссолини»? Является ли «Украина, возможно, последним эпизодом холодной войны»? Вот некоторые оценки, сформулированные Джорджем Уиллом (George F. Will) в его последней колонке. Их можно оценить как наиболее яростные нападки на Москву, однако они вряд ли являются оригинальными.

Вот почему настало время констатировать очевидное: Запад и особенно американские средства массовой информации никогда не стремились объективно освещать происходящие в России события после развала СССР. СМИ также не пытались представить беспристрастный анализ  мотивов российской внутренней и вешней политики.

Возьмем самый последний пример – Олимпиаду в Сочи. Западные средства массовой информации беспрерывно занимались смакованием целого ряда проблем, больших и малых. Среди них были и неизбежные ужасы потенциальных терактов как в Сочи, так и в других частях России; угроза судебного преследования в отношении жителей России нетрадиционной ориентации, а также туристов и иностранных спортсменов из числа представителей ЛГБТ – сообщества; полная дезорганизация российского правительства в вопросах строительства инфраструктуры этих Игр; бесконечные разговоры о чудовищной коррупции и растрате миллиардов долларов в процессе строительства; иллюзорные угрозы России в адрес своих соседей, рожденные в головах представителей западных средств массовой информации и «экспертов», а также мнимые антизападные демарши российских дипломатов.

Следует ли удивляться тому, что россияне после этого начали смотреть на Запад со значительной долей недоверия? К сожалению, даже без Олимпийских игр россияне, а также граждане многих других стран в последние несколько лет были склонны с недоверием относиться к иностранным СМИ. Удивляться тут нечему. В течение длительного периода иностранные средства массовой информации пытались демонизировать образ Путина и не были готовы признать, что он и его страна способны создать нечто грандиозное, нечто великолепное, нечто, захватывающее воображение и россиян, и иностранцев. Отчаянно стремясь лишить российского президента Владимира Путина его триумфа, они пытались представить Россию в самых мрачных красках.

Однако россияне не воспринимали атаки со стороны средств массовой информации как нападки на Путина. Они, скорее, видели в них нападки на свою страну. Парадокс в том, что в своей антироссийской, антипутинской и антиолимпийской кампании западные средства массовой информации на самом деле способствовали триумфу Путина, поскольку россияне в целом стали рассматривать американские средства массовой информации и американскую пропаганду как эквивалент советской пропаганды времен Агитпропа Михаила Суслова (главный идеолог Коммунистической партии при Брежневе), которая представляла Америку в карикатурном виде - как страну, где линчуют чернокожих, как страну массовой безработицы, как страну бездомных и голода, которая готова рухнуть в любой момент под тяжестью неразрешенных социальных и экономических проблем и обеспечить тем самым победу людям, объединенным под марксистско-ленинскими лозунгами и действующим под руководством Коммунистической партии США.

Читайте также: Критика путинских тирад вызывает иронию

К сожалению, этот процесс совершил свой полный оборот и вернулся к исходной точке. Российское общество в своем отношении к средствам массовой информации Соединенных Штатов прошло путь от полного восхищения и безусловного доверия до полного недоверия и отторжения. Однако без понимания того, что происходит в стране, являющейся одним из ключевых глобальных игроков, будет невозможно разрешить основные международные проблемы и конфликты и будет бесполезно формулировать цельную и адекватную политику в отношении России.

Даже некоторые западные журналисты на Олимпиаде начали писать о том, что обычные россияне  почувствовали себя оскорбленными, узнав о том, как представляют Россию и сочинские Игры западные средства массовой информации, а также о том, как Запад комментирует происходящие в стране события.

С середины 2000-х годов российское руководство, элита и общество в основном преодолели комплекс неполноценности 1990-х годов, почувствовали большую уверенность и самодостаточность, а также переключили свое внимание с тех, кто любит или ненавидит их страну, на тех, кто понимает их и их политику. Сегодня Путин может легко повторить слова Рональда Рейгана, сказанные им в разгар иранского кризиса, когда он участвовал в президентской гонке. Рейган сказал, что ему нет дела до тех, кто любит или ненавидит Америку, но он заставит их ее уважать.

Самый удивительный факт относительно освещения деятельности Владимира Путина состоит не в том, что она негативно воспринимается американскими неоконами и либеральными интервенционистами, ожидающими от руководства любой страны на планете подчинения американскому диктату. Идеологи и стратеги в этих политических кругах оценивают политические режимы в любой точке земного шара по стандартам, устанавливаемым Вашингтоном. Поэтому любое проявление независимости со стороны иностранных режимов воспринимается как враждебный акт по отношению к демократии и прогрессу, как нарушение международных норм цивилизованного мира, устанавливаемых самой этой кликой, тогда как лидеры тех стран, которые осмеливаются противоречить Вашингтону, изображаются как политики, игнорирующие истинные интересы и цели своего народа, при том что, разумеется, только неоконам и интервенционистам в Вашингтоне известно, в чем именно они состоят.

Удивительной представляется реакция большого количества консервативных фигур на недавно опубликованную статью Стивена Коэна (Stephen F. Cohen) в еженедельнике Nation под названием «Ложь о России» (Distorting Russia). Коэн отметил наличие настоящего «цунами» искажений относительно Путина и России, а также то обстоятельство, что американские СМИ являются «более конформистскими и вряд ли менее идеологичными», чем во времена холодной войны. Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer), имеющий весьма туманное представление о том, что происходит в современной России, заявил, что Коэн является апологетом России. Если мы, по его мнению, можем понять, почему в прошлом сторонники левацких взглядов были вынуждены защищать и оправдывать Советский Союз, поскольку он воплощал собой альтернативу западному капитализму, то сегодня просто невозможно понять, почему леваки должны защищать Путина, особенно если учитывать тот факт, что, по мнению Краутхаммера, российский президент ни во что не верит, создал режим личной власти и управляет диктатурой.

Если и существует политик в мире, который не боится высказывать свое уважительное отношение к религии, традициям, традиционным и семейным ценностям, политик, который открыто призывает к защите традиционных европейских нравов и предупреждает об опасном распространении нетрадиционных ценностей, укрепляющих свои позиции и остающихся вне критики со стороны политически корректных европейских и американских политиков, то это Путин, и этот простой факт Патрик Бьюкенен (Patrick Buchanan), питомец администрации Никсона и Рейгана, признал и приветствовал. Не случайно Путина уважают сотрудники администрации, работавшие с Никсоном и Рейганом, в том числе республиканец Дана Рорабахер (Dana Rohrabacher).

Также по теме: Гордость Путина, злоба Запада

Много лет назад я с удовольствием прочитал книгу «Мудрость государственного управления» (Statecraft as Soulcraft), написанную известным американским интеллектуалом Джорджем Уиллом, которой считает себя консерватором в традиции Берка (Burke). Если судить по его многочисленным публичным заявлениям, то Путин также является консерватором в традиции Берка. Не вдаваясь в подробности сочинения Берка под названием «Размышления о Французской революции (Reflections on the Revolution In France), я только хочу сказать, что Путин проявляет огромную заботу о государстве и защищает его от слабости, как же как Берк советует это делать правителю – относиться к хрупкости государства как к слабости своего собственного отца. Путин также понимает, что общество и государство представляют собой живой организм, а не механизм, который можно подстроить для того, чтобы он соответствовали схемам, выдуманным мечтателями, и поэтому российский президент осторожно относится к социальным и политическим реформам.

Кроме того, Путин не может позволить себе забыть о том, что в прошлом столетии половинчатые реформы привели к развалу государства в России, и это стало причиной бесчисленных жертв и потерь. Российский лидер вместо получения поддержки со стороны консервативных кругов постоянно становится объектом несправедливой критики. Билл О’Рейли (Bill O’Reilly) и его коллега Деннис Миллер (Dennis Miller) с телеканала Fox News временами даже пытаются высмеивать Путина и путинскую Россию, не имея понятия об обсуждаемом предмете и совершенно не зная страны, которой руководит Путин; они обладают столь же ограниченными знаниями о России, как и сенатор Джон Маккейн (John McCain), который все еще считает, что газета «Правда» является главным органом российского правительства. Не случайно Краутхаммер по-прежнему верит в то, что Путин отменил губернаторские выборы, тогда как десятки новых губернаторов избираются на основании нового закона в различных регионах Российской Федерации. Кроме того, люди подобные О’Рейли и Краутхаммеру совершенно не понимают того, что происходит на Украине и какую политику проводит там Россия, но, нем не менее, они пытаются представить все происходящее в Киеве как происки России и называют законно избранное руководство Украины российской марионеткой. Главный парадокс состоит в том, что американские консервативные критики России даже не осознают, что механически воспроизводят настроения представителей радикальной либеральной оппозиции, которые, по сути, являются маргинальными фигурами.

У меня такое впечатление, что консервативные круги в Америке переживают серьезный кризис. Десятилетие за десятилетием они в ментальном отношении продолжают оставаться в эпохе холодной войны и не могут избавиться от стереотипов и клише, на основании которых они вполне комфортно сформировали свои мировоззренческие установки. Консерваторы умышленно не замечали того, что происходило во время смещения Мурси и Мубарака, а теперь они поддерживают государственный переворот на Украине – они должны сначала вынуть бревно из своих собственных глаз, как сказано в Библии, прежде чем учить Россию демократии. Более того, они не способны согласиться с тем, что Путин по духу и по мысли является одним из них.

Каковы же причины затянувшейся враждебности в отношении России?

Во-первых, этим политикам и комментаторам сложно привыкнуть к мысли о том, что после победы в холодной войне и де факто ликвидации России в 1990-х годах, Россия неожиданно вновь стала важным фактором в мировой политике, тогда как российский лидер – сильный, уверенный и харизматичный – требует заслуженного места для своей страны на мировой арене, а также уважения для себя в международных кругах; а еще он действует напористо и, как правило, оказывается в конечно итоге правым. Так было, когда он вместе с немцами и французами заявил о своей оппозиции  в отношении американской агрессии в Ираке. Сегодня ни для кого не секрет, что Ливия также была грубой ошибкой, совершенной американской администрацией. Путин занял твердую позицию и выступил против незаконной смены режима по всему миру, когда никто не знает, какой режим придет на смену старому, и российский руководитель продолжает сохранять такую же позицию в вопросе о Сирии.

Читайте также: Украина - угроза революции для Путина?

Во-вторых, действия российского руководства не устраивают значительную часть вашингтонского истеблишмента, сформированного в 1990-е годы и воспитанного на идеях американского одностороннего глобального доминирования. Этой части истеблишмента сложно смириться с тем, что кто-то может стоять на их пути к подобному доминированию.

В-третьих, той же части истеблишмента неприятно соглашаться со знаменитым утверждением Лорда Эктона (Lord Acton) о том, что власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Они не осознают, что это выражение справедливо не только внутри страны, но также и на международном уровне. Вот почему в тот момент, когда Россия выступает против Соединенных Штатов на международной арене, она часто делает это не в пику Америке, а пытается на основе доброй воли предотвратить грубейшие ошибки своих партнеров, которых за последние 20 лет было предостаточно. Соединенные Штаты, как заметил Дмитрий Саймс (Dimitri Simes), страдают от «комплекса продвижения демократии» (democracy-promotion complex), который так же вреден и опасен для американской внешней политики, как и военно-промышленный комплекс, о чем, как известно, предупреждал еще Эйзерхауэр. Новые реальности требуют новых подходов, которые, в свою очередь, нуждаются в парадигматических изменениях мировоззренческого характера в Америке и в остальном мире, и далеко не все в Вашингтоне готовы это сделать, идет ли речь о представителях аналитических, политических или журналистских кругов. Отсутствие подобного рода парадигматичных изменений является серьезным препятствием для объективной и трезвой оценки того, что происходит в мире и особенно в России.

Вместо этого американские консерваторы должны признать, что Путин является таким же «великим коммуникатором», каким был Рейган; российский президент - смелый лидер и визионер, имеющий непосредственную связь с народом и обладающий способностью просто объяснять сложные вопросы внутренней и внешней политики. Именно это является причиной его постоянных высоких рейтингов и высокого уровня доверия по отношению к нему со стороны электората. Путин харизматичен, силен, независим, уверен в себе, решителен и эффективен, и он продемонстрировал все эти качества с помощью своих действий, а не слов. Он наглядно продемонстрировал их во внутренней и особенно во внешней политике. Он проявил их в своей оппозиции в отношении интервенций в Ираке и в Ливии. Он спас президента Обаму от такого же фиаско в Сирии. Кроме этого, Путин выразил свое отношение к арабской весне, а также был конструктивен в своих действиях при решении проблемы, связанной с иранской ядерной программой. Этот список можно продолжать до бесконечности.

В конце 1990-х годов Уильям Сэфайр (William Safire) в своей колонке в газете New York Times, обращаясь к Мадлен Олбрайт и Евгению Примакову, сказал: «Не стесняйтесь сказать, что вы евреи». Я хотел бы обратиться к О’Рейли, Краухаммеру, сенатору Маккейну, Деннису Миллеру и другим. Я хотел бы обратиться к ним, перефразирую слова Сэфайра: «Джентльмены, не бойтесь сказать, что вы любите Путина, что вы мечтаете о таком лидере в Соединенных Штатах». Я уверен, что это позволит вам избавиться от той тяжелой психологической раздвоенности, в которой вы находитесь. Это облегчит ваш невроз, и вы перестанете отравлять атмосферу российско-американских отношений.

Андраник Мигранян - директор Института демократии и сотрудничества.