Военная техника, разработанная после холодной войны (да и в последнее ее десятилетие тоже) не прошла проверку в боях высокой интенсивности против современного и изобретательного противника. Североатлантический альянс (и его самые сильные члены в конфликтах без участия альянса) побеждают врагов, у которых устаревшие системы противовоздушной обороны, нет военно-воздушных сил, и имеются лишь слабые наступательные возможности.

Поэтому непонятно, насколько результативно будет воевать НАТО с полным решимости и хорошо подготовленным оппонентом, имеющим на вооружении довольно современную боевую технику. Последние события на Украине впервые со времен холодной войны усилили возможность прямого конфликта с Россией. Вот те пять видов российского оружия, которых НАТО следует опасаться больше всего, если дипломатия потерпит неудачу.

Баллистическая ракета «Искандер»

В заключительные годы холодной войны Советский Союз разрабатывал баллистические ракеты малой дальности в неядерном снаряжении, способные с высокой точностью наносить удары по авиабазам и районам сосредоточения войск противника глубоко за натовской линией фронта. Американским ответом на них стала противоракетная оборона театра военных действий, которая (как показал опыт войны в Персидском заливе) не в состоянии остановить первые советские залпы.

С 1980-х годов системы противоракетной обороны серьезно усовершенствовались, но вместе с ними совершенствовались и российские ракеты. У ракетного комплекса «Искандер-М» дальность поражения составляет 400 километров; ракета может нести 700-килограммовую боеголовку различных типов, а круговое вероятное отклонение у нее не превышает пяти метров. В силу этих обстоятельств данная система является смертельно опасной для аэродромов, тыловых пунктов и прочей стационарной инфраструктуры вдоль протяженной линии конфликта. С учетом того, что граница России с НАТО изломанная, с большими выступами и изгибами, российские военные имеют возможность создавать угрозу для целей, находящихся в глубине Европы.

«Искандер» может перенацеливаться в полете, в связи с чем его можно применять по движущимся целям (в том числе, по кораблям). В ракете применяется встроенная система маневрирования с целью уклонения, из-за чего ее трудно поразить средствами ПРО. Короче говоря, «Искандер» может сделать с силами НАТО то, что силы НАТО обычно делают с другими.

«Искандер» способен оказывать мощную нагрузку на натовскую ПРО, а также на ВВС Североатлантического альянса. Действующие с передовых баз самолеты немедленно подвергнутся угрозе нападения или как минимум нейтрализации. Если комплексы «Искандер» разместить в Калининградской области, они будут создавать угрозу самым разным военным и политическим целям во многих странах НАТО.

Оперативно тактический ракетный комплекс "Искандер-Э"


Читайте также: Пять лучших подводных лодок всех времен

Следовательно, мы можем ожидать, что НАТО на самом первом этапе конфликта прежде всего нацелится на мобильные пусковые установки «Искандер». История слежения и уничтожения мобильных пусковых установок весьма неоднозначная, и НАТО придется с опаской ожидать ударов баллистических ракет малой дальности и при развитии конфликта. А для успешных ударов по комплексам «Искандер» для начала придется завоевать превосходство в воздухе на всем театре военных действий.

Су-27 Flanker и его модификации

Спроектированные в СССР в качестве ответа самолету F-15, первые машины Су-27 начали поступать на вооружение в 1985 году, однако из-за производственных проблем до начала 1990-х их было довольно немного. В тот период из-за распада Советского Союза серийное производство значительно сократилось. Самолеты семейства Су-27 сочетают в себе такие характеристики как размеры, дальность, скорость и маневренность, которые превращают данную машину в единую смертоносную платформу. Су-27 со своими вытянутыми и устрашающими контурами чрезвычайно красив, но всем своим видом он показывает, насколько опасен.

В составе российских ВВС имеется несколько сотен Су-27 в различных модификациях. Базовый планер самолета обладает поразительной гибкостью и приспособленностью к модернизации, из-за чего разборчивые покупатели истребителей часто отдают ему предпочтение. Среди вариантов Су-27 есть многоцелевые истребители Су-30, палубные истребители Су-33, истребители-бомбардировщики Су-34, предназначенные для достижения превосходства в воздухе истребители Су-35 и несколько китайских скопированных модификаций.

Су-27 никогда не встречался в бою с самыми современными самолетами четвертого поколения и поколения 4.5, и, видимо, ни разу не участвовал в воздушном бою с F-22. Тем не менее, можно ожидать, что он заставит серьезно поволноваться летчиков таких машин как Eagle, Viper и Typhoon, и сумеет даже создать проблемы для самолета Raptor. В российских ВВС разработана тактика применения Су-27 в боях с истребителями повышенной малозаметности. В ней используются преимущества замечательной маневренности машины, позволяющие ей уцелеть после первого удара ракетами. Более того, Су-27 достаточно тяжел и стремителен, чтобы нанести мощный удар, а затем скрыться, прежде чем его перехватят истребители НАТО.

Зенитно-ракетный комплекс С-400

Вся западная манера ведения войны основана на достижении превосходства в воздухе. Силы НАТО уже очень давно не сталкивались с современными и эффективными комплексами ПВО. За это время стоимость натовских истребителей-бомбардировщиков выросла многократно, превратив потерю даже одного-единственного самолета едва ли не в общенациональную финансовую катастрофу.

Существует три типа ракет С-400, и каждый из них предназначен для поражения воздушных целей на различных дальностях. Самая дальняя ракета поражает цель на расстоянии 400 километров, а ракеты меньшей дальности обладают улучшенными возможностями по поражению быстролетящих маневрирующих целей. С-400 можно применять и для борьбы с баллистическими ракетами, хотя НАТО вряд ли будет использовать такое оружие. Система датчиков С-400 считается исключительно эффективной, особенно в связи с тем, что Россия может создавать эшелонированные зоны обороны с применением С-400 почти на любом театре конфликта. Если она развернет С-400 в Калининградской области, действия ВВС НАТО глубоко в Европе окажутся под угрозой.

Репетиция Парада Победы на полигоне в Алабино


Также по теме: Пять лучших образцов советского вооружения

В сочетании с «Искандерами» и Су-27 эти ракеты очень сильно затруднят действия ВВС НАТО в первые дни конфликта. Российские сенсорные системы (наземные и воздушные) превосходят возможности всех тех противников, с которыми страны НАТО воевали за последние 25 лет. Выполнить задачу по подавлению комплексной системы ПВО противника (у России имеется немало разнообразных систем меньшей дальности для объектовой ПВО) будет исключительно трудно.

По меньшей мере, в первые дни войны С-400 и связанные с ней системы смогут подавить воздушную мощь НАТО, ослабив одно из главных звеньев в западном военном искусстве.

Подводные лодки класса Akula

Во время холодной войны для сил НАТО были разработаны чрезвычайно результативные системы противолодочной борьбы, в том числе, самолеты, ударные подводные лодки, стационарные датчики и надводные корабли. Распад Советского Союза привел к существенному снижению угрозы со стороны российских подводных лодок, что со временем вызвало ослабление натовского потенциала противолодочной борьбы. Войска НАТО сохраняют определенные возможности по ведению такой борьбы, однако у них уже нет тех ресурсов, которыми они обладали во времена холодной войны.

А российские подводные лодки остались. В 1980-х и 1990-х годах СССР и Россия построили 15 субмарин класса Akula (это в натовской классификации, российский проект 971 под названием «Щука-Б» — прим. перев.), и девять из них по-прежнему входят в боевой состав флота. Это были исключительно скрытные и малозаметные лодки для советского ВМФ того периода, а российские конструкторы усовершенствовали их за счет дополнительной технологии снижения шумности. Наверное, важнее всего то, что лодки «Щука-Б» несут на своем борту внушительный арсенал вооружений, включая торпеды и крылатые ракеты. Крылатая ракета способна поражать как морские, так и наземные цели, из-за чего значительная часть береговой линии стран НАТО оказывается под угрозой.

Лучшие подводные лодки НАТО все же могут выслеживать и уничтожать «Щуку-Б», однако высокая скорость субмарины существенно затрудняет эти действия. Но хотя Североатлантический альянс в состоянии топить эти русские подлодки, они могут нанести огромный ущерб своему противнику, прежде чем навеки погрузятся в морскую пучину. «Щуки» могут уничтожить авианосец или просто нанести неожиданный и колоссальный ущерб важнейшим объектам на суше.

За пять лет развития дизель-электрических технологий на смену лодкам класса Akula могут прийти новые субмарины проекта 677 «Лада», по крайней мере, в узком контексте конфликта между НАТО и Россией. Но пока удивительная малозаметность и мощное вооружение «Щук» продолжает представлять немалую угрозу не только для натовских кораблей, но и для натовских наземных объектов.

Спецназ

Во времена холодной войны Соединенные Штаты и Советский Союз рассматривали войска специального назначения в основном как вспомогательные, оказывающие поддержку действиям обычных войск. Но уже в то время Советы толковали задачи спецназа шире, чем НАТО. Спецназ (это общее название сил специального назначения разной организационной принадлежности) должен был проводить наступательные операции, выполняя в основном задачи по диверсионной деятельности на линиях и узлах связи, готовя условия для наступления главных сил и даже сея панику среди населения.

Испытания бойцов спецназа на право ношения крапового берета в Новосибирске


Также по теме: Непростая правда о мягкой силе Европы

Как и другие составляющие российских вооруженных сил, войска специального назначения после распада Советского Союза существенно ослабли. Однако российская армия, вооруженная опытом чеченской партизанской войны, восстановила и даже развила боевые возможности своих диверсионно-десантных сил и войск специального назначения. Из этих частей и подразделений Москва создала устрашающий военно-политический инструмент, способный оказывать свое воздействие во всех областях военных действий. Это восстановление спецназа шло одновременно с расширением западных сил специального назначения в рамках войны с террором. Натовские и российские спецназовцы иногда даже проводили совместные учения в целях совершенствования своей эффективности.

В своем нынешнем состоянии российские силы специального назначения представляют серьезную проблему для Запада на всех уровнях эскалации боевых действий. В случае возникновения конфликта российский спецназ может быть задействован на самых разных его этапах, как это происходит в украинском кризисе. Если из-за пограничного спора начнется война между Россией и одной из прибалтийских стран, мы, вне всякого сомнения, обнаружим, что российское спецназовцы идут впереди. В случае возникновения всеобщей войны спецназ будет высаживаться с подводных лодок и с других транспортных средств, проводя атаки в глубине натовской обороны.

Российский спецназ — это не «оружие» в техническом смысле слова, но он является одним из самых эффективных средств в российском арсенале. Спецназовцы будут играть важную роль в любом конфликте с НАТО, возможно даже до того, как Североатлантический альянс осознает, что конфликт начался.

Заключение

Нет сомнений, что по техническим характеристикам натовское оружие по-прежнему опережает российское. Это стало ясно еще в 1980-е годы, а с тех пор разрыв существенно увеличился. Однако российская армия по-прежнему обладает достаточно серьезными ресурсами, и благодаря своему новаторскому мышлению способна нанести болезненный ущерб НАТО в случае перерастания европейского конфликта в боевые действия.

Конечно, мы надеемся, что российское оружие (как и натовское с противоположной стороны) будет использоваться исключительно как фактор сдерживания. Тем не менее, НАТО следует серьезно задуматься над тем, как решить те проблемы, которые представляют данные системы вооружений, особенно в случае их совместного применения.

Роберт Фарли — адъюнкт-профессор Паттерсоновской школы дипломатии и международной торговли (Patterson School of Diplomacy and International Commerce). В сферу его научных интересов входят вопросы национальной безопасности, военной доктрины, и морские дела.