А что, если Владимир Путин - действительно крепкий орешек? Что, если он решит бороться до последней капли крови, не желая видеть, как Запад унижает его страну, или как его режим терпит крах и опускается в хаос — что он, судя по всему, считает равнозначными вещами? Возможно ли такое? В Америке немало политиков, готовых приписать Путину самые мерзкие качества. Хиллари Клинтон, которую никак нельзя назвать самым радикальным оратором в Америке, сравнила его с Гитлером. Конечно, такое сравнение ни в коей мере не является обоснованным. Но даже если Путин хотя бы на 10% такой безрассудный, как его обычно описывают, какие выводы мы должны из этого сделать?

Ведущие газеты англоязычной сферы сегодня рекламируют американские планы по расширению и активизации борьбы против России и ее интервенции на Украине. Бывшие официальные лица из правительства, полируя свой имидж крутых и решительных парней в рамках подготовки к новым руководящим должностям, рекомендуют нам начать поставки мощных вооружений на Украину. Включают ли они в перечень поставки инструкторов и советников, которые должны учить украинцев применению оружия? Строуб Тэлботт (Strobe Talbott) в Washington Post, Иво Даалдер в Financial Times, редакция Washington Post, прочие видные фигуры из лагеря Клинтон и из правительства — все они выступают за крупные поставки. Они хотят заставить Россию дорогой ценой заплатить за потери, если она будет продолжать свое вмешательство на стороне повстанцев с востока Украины. Путин «успокоится только тогда, когда издержки от продолжения войны будут слишком высоки», говорит Даалдер. Поставки оружия «повысят ставки» и тем самым заставят Россию пойти на урегулирование. Строуб Тэлботт говорит то же самое в Washington Post: «дальнейшую агрессию» надо сделать «такой дорогостоящей», чтобы Путин остановился. Но никто в своих советах и предостережениях даже словом не обмолвился о том, что переговорное урегулирование может предусматривать для Украины статус нейтрального, неприсоединившегося государства. Российский лидер, которого регулярно сравнивают с Гитлером, должен, очевидно, признаться в своих ошибках и позволить включить в состав НАТО страну, которая неоднократно становилась маршрутом для иностранного вторжения в Россию.

Вот мысленный эксперимент, который мне не кажется оригинальным. Я слышал, как его предложил провести на прошлой неделе один вашингтонский аналитический центр. С этим предложением выступил один эмигрант из России, живущий в Америке. Как мне известно, этот человек хорошо информирован о мыслительных процессах российского руководства. Что случится, если ужесточение экономических санкций вкупе с падением нефтяных цен действительно приведет к кризису власти в Москве? Столкнувшись с дефицитом твердой валюты и с галопирующей инфляцией, скажет ли Путин: «Ладно, НАТО, ты победила. Украина твоя»? Или он решится на такие меры, которые полностью изменят существующие реалии?

Возьмем для примера нефтяные цены. Они низкие, они падают. Это одна из главных причин бюджетных трудностей России. Останутся ли они такими же низкими, если Израиль нанесет удар по Ирану? На прошлой неделе воинственного министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана тепло приветствовали в Москве. Не думаю, что Нетаньяху придется сильно уговаривать нанести серию ударов. Обещаний поддержки со стороны крупной ядерной державы может оказаться достаточно. Или давайте посмотрим с другой стороны. Останутся ли цены такими же низкими, если саудовская монархия (а мы все знаем, насколько стабильны монархии) столкнется с вооруженным повстанческим движением, которое нацелится на ее нефтяные районы в восточных провинциях? Выбирайте сами — «Исламское государство» или шииты. Нетрудно найти людей, которых не надо особо подталкивать и уговаривать, чтобы они начали борьбу против саудовской монархии. Может ли Россия ускорить возникновение таких повстанческих движений? Безусловно, может, если дойдет до определенной черты отчаяния.

Или задумайтесь вот над каким сценарием, самым шокирующим из числа тех, которые выдвинул мой эмигрировавший из России собеседник. Какая прибалтийская страна, оказавшаяся в пучине искусственно организованного кризиса между про- и антироссийскими силами, станет лучшим полигоном для испытания оперативно-тактического ядерного оружия? Я даже представить такое не могу — это будет самое тревожное событие в международной политике со времен Карибского кризиса. Один такой взрыв очень быстро положит конец всем разговорам о том, что Путин и его правительство покорно капитулируют, как только мы «поднимем цену» для Москвы за ее вмешательство на Украине.

Я не эксперт по России, но я не очень-то уверен в том, что Иво Даалдер, Строуб Тэлботт и вся их компания являются по ней крупными экспертами. Однако они, как и многие представители вашингтонского политического класса, убеждены в том, что у них, как у американской элиты, есть богоданная миссия — управлять миром, подгоняя его под наши неолиберально-капиталистические представления о том, что такое хорошее общество. Они - часть единой вашингтонской паутины (термин «военно-промышленный комплекс» для нее уже вряд ли подходит), чья задача состоит в том, чтобы постоянно расширять рамки человеческой деятельности, которая якобы является делом Вашингтона, относится к сфере наших «жизненно важных интересов», и неизменно полезна и благотворна для всех остальных.

Нет сомнений, что украинский кризис начался с попыток американской и европейской элиты использовать давнее недовольство части населения в многострадальной стране, чтобы добиться победы для Запада и поражения для Москвы. Были потрачены миллиарды долларов, чтобы заложить фундамент для проведения государственного переворота и народной революции (Майдан стал отчасти и тем, и другим). И эти усилия оказались успешными. Браво, воскликнули все. «Это войдет в учебники истории», — заявил наш вечно вмешивающийся посол после февральского переворота. А потом Россия ответила — и энергичность и сила ее ответа ошеломила Вашингтон и все государственные канцелярии Европы.

И вот теперь они думают, как отреагировать на ответ России. Если Запад чуть-чуть усилит давление, «поднимет цену» для Путина за то, что он пытается не пустить НАТО в свой огород, этот человек непременно покорится и благословит передачу Украины в состав западного альянса. Это же вполне логично, как было логично и то, что северные вьетнамцы должны капитулировать под напором тщательно рассчитанных Вашингтоном бомбардировок их родной страны. Неужели Путин не понимает, что он выступает против более совершенной и более передовой социальной системы?

Но что, если Путин отреагирует не так, как говорят все эти воины из мозговых трестов? Об этом кто-нибудь подумал?