На наших глазах началась Третья мировая война. Практически незаметно. Мы еще не в состоянии назвать точную дату ее начала. Возможно, это аннексия Крыма, возможно, «восстание» в Луганске и других городах Восточной Украины, а, может быть, момент, когда был сбит малазийский «Боинг». Третья мировая — это война нового типа, разворачивающаяся в иных плоскостях, поэтому с описанием ее переломных точек и природы возникают методологические сложности.

Приемы террористов

Почему Путин решился ее начать? Вероятно, аналитики военной разведки определили, что сейчас подошел подходящий момент для достижения статуса сверхдержавы и восстановления прежней сферы влияния: поскольку США и НАТО не создали системы ПРО, а через пару лет это сделают; поскольку бывший соцлагерь остается пока легкой целью, а через пару лет он может экономически окрепнуть и вооружиться; поскольку элиты евролэнда разъедает моральная гангрена и политкорректность, из-за чего они неспособны на смелое руководство.

Все известные нам войны, в особенности Вторая мировая, разворачивались в военной плоскости. Происходили масштабные столкновения армий. Победа зависела в первую очередь от размера вооруженных сил, их боевого духа и превосходства в количестве и качестве военных средств. Роль специальных войск, борьба разведок хотя и были важными, оставались на втором плане.

В войне нового типа, как показывает опыт сегодняшней агрессии России против Украины, применяются практически исключительно агенты разведки, специальные войска, наемники и техника без опознавательных знаков. Агрессор не создает и не использует крупных группировок: оперативные силы размещаются вблизи границы в основном для оказания дополнительного давления и ослабления боевого духа противника. Таким образом не происходит масштабных танковых боев, битв с участием десятков самолетов или усиленных бомбардировок. Если постсоветская армия устраивает бомбардировку, то всего несколькими самолетами, или попадает точными ракетными ударами по целям, используя при этом такие типичные для террористов приемы, как захват заложников, расстрел гражданских самолетов, разрушение городских пространств вместе с их жителями.

Сотрудники миссии ОБСЕ и эксперты работают на месте крушения малайзийского Boeing 777


Первая черта войны нового типа — это ее ползучий характер. Убийство пары, полутора или нескольких десятков граждан другого государства — это уже война? Захват одного аэродрома? Базы? Порта? Города? Области? Уничтожение одного самолета? Можно ли назвать войной занятие территорий вместе с их жителями вопреки их воле или фактическое управление ими при помощи фиктивного «правительства»?

Следующий элемент — это провоцирование хаоса, чувства неуверенности и широкомасштабная словесная война. Пропагандистская акция проводится в четырех смежных сферах. Первая — это одурманивание собственного населения. Вторая — использование лжи с чертами «правды», адресованной потенциальному противнику с Запада, который по своей природе глуп, наивен, ленив и не склонен к рефлексии, особенно таким, которые могут нарушить его благополучие. Третья сфера — это так называемое мировое общественное мнение, создаваемое обычно левацкими СМИ, которые подспудно любят давнюю большевистскую революцию и ее великие проекты переустройства общества, мира и прочих вещей. Четвертой сферой становятся нормы международного права и международные обычаи, которые россияне игнорируют, одновременно требуя, чтобы другие беспрекословно им подчинялись.

Если сравнить нынешнюю войну со схваткой двух боксеров на ринге, то постсоветский участник прицельно бьет соперника с Запада в пах, а когда он в порыве самообороны хватает его за ногу, тренер первого поднимает в своем углу шум, требуя наказать западного спортсмена за запрещенные практики.

Сергей Лавров в диалоге со своими западными коллегами использовал сравнение, что для России Крым значит больше, чем Фолклендские острова для Англии. Однако англичане на них не нападали, а только остановили аргентинцев: вроде бы похоже, но совершенно не то. Россия до сих пор не может переболеть «унижение», каким стал разгром Альянсом Сербии и ее президента вопреки российским протестам. Запад не считался с мнением Москвы, усмиряя Ирак и пару других мест в мире, и это заставило примитивную постсоветскую элиту считать, что роль сверхдержавы заключается в безнаказанных бомбардировках, завоеваниях, убийствах и т.п. И что раз Запад это делал (хотя он делал это из высших, а не низших побуждений), Россия тоже имеет на это право.

Не исключено, что важнейшей сферой войны нового типа стали действия спецслужб. Пока Запад в течение четверти века погружался в летаргический сон, живя в убеждении, что ему ничто не угрожает, и что достаточно развивать с Россией искренние дружественные отношения и помогать ей трансформироваться в демократию западного типа, Москва, борясь с собственной смутой, решила, что она уже никогда не позволит «бросить себя на колени». Если посмотреть на стремительную карьеру Герхарда Шредера (Gerhard Schröder), можно предположить, что он, скорее всего, был самым известным российским агентом влияния, а возможно даже и просто шпионом. Таких российских агентов на Западе наверняка множество: от сферы политики, СМИ и аналитических центров до армии, бизнеса и других областей.

Суперважной сферой войны нового типа представляются разного рода экономические санкции, которые можно сравнить в наше время с ковровыми бомбардировками. Это оружие обладает невероятной силой, и именно оно в конечном счете и определит победителя. Хорошо продуманные и внедренные экономические санкции могут пошатнуть каждое государство. Хотя ЕС и НАТО и потрясали шашкой на саммите в Уэльсе, они находятся сейчас в позиции обороняющегося, а их действия лишь провоцируют Россию на обострение курса.

Россия должна распасться

У России, безусловно, можно выиграть, и сделать это в ближайшей перспективе. Достаточно нанести несколько прицельных ударов. Что же делать?

Во-первых, следует верно и точно сформулировать основную цель Третьей мировой войны. Вывод России на верный путь в отношениях с другими государствами такой целью, совершенно определенно, не является: это невыполнимая задача, и ее реализация может привести прямиком к поражению и углублению кризиса. Россия уже несколько столетий подряд неизменно воплощает в жизнь Drang nach Westen и пару других drang’ов. Это детерминанта российской политики, и она останется ей при любых правящих командах вне зависимости от их заявлений. Роман Умястовский (Roman Umiastowski) (польский военный историк и писатель, — прим.пер.) и многие другие до и после него неслучайно пользовались формулировкой, что «характерная черта русских — это их болезненный захватнический дух». Мысль, что это можно изменить, кажется безосновательной и бесперспективной.

Главной целью идущей войны должно стать устойчивое снижение значения России и ее распад, после которого она в лучшем случае останется небольшим буферным государством с ядерным оружием: Великое княжество Московское в чуть большем варианте, отделяющее Запад от Китая.

Нынешнюю клику во главе с Путиным и Лавровым (известную отчасти по спискам лиц, которым запрещен въезд в ЕС) следует осудить в ходе показательного процесса по образцу Нюрнбергского. Необходимо осудить также преступления коммунизма, потому что именно они определяют сегодняшние действия России. Нюрнберг со своим Дворцом правосудия, где судили и приговорили к смерти немецких преступников, кажется идеальным местом для того, чтобы подчеркнуть особые преступные связи между Россией и Германией (а не между нацизмом и коммунизмом). Другим хорошим местом была бы Москва, а точнее — Кремлевский дворец съездов. Даже без особого знакомства с юридической сферой в политике России и ее лидера можно разглядеть черты преступлений, которые были осуждены несколько десятилетий назад. Ясно видно, что они совершили все или почти все преступления, которые перечислены в Шестой статье статута Международного уголовного суда.

Воска космические, войска арктические

Андерс Фог Расмуссен, Дэвид Кэмерон и Барак Обама смотрят воздушный парад на саммите НАТО в Уэльсе


В противостоянии Путину и его двору мы должны быть готовы к самым мрачным сценариям, ведь в жесте отчаяния Владимир Владимирович готов нажать на соответствующую кнопку или отдать соответствующий приказ. Поэтому НАТО должно дать несколько четких сигналов и в конце процесса маргинализации России обезопасить себя от миссии постсоветской стороны в духе камикадзе. Следует ясно заявить, что Альянс, как и Москва, оставляет за собой право использовать в кризисной ситуации ядерное оружие, и что даже на тактические ядерные удары по какой-либо точке натовской (или охваченной гарантиями) территории последует ядерный ответ. Следует быстро создать суперсовременную противоракетную систему и очертить границы собственной территории в воздухе, защищая ее от удара из космоса. Запад в отличие от СССР, а потом России, уже проспал период интенсивного развития космических технологий военного назначения. Он не готов остановить и российскую экспансию в Арктике, направленную на присвоение ее ресурсов, а ведь доступ к полезным ископаемым и воде скоро будет играть решающую роль. Тогда как Россия уже создала космические и специальные арктические войска, НАТО этих проблем даже не заметило.

Запад должен добраться со своим посланием к простым россиянам: это важный элемент стратегии. Это нужно сделать при помощи интернета, электронных СМИ, мобильной телефонии, а также путем помех при трансляции телевизионных и радиопередач в России, поскольку они служат провоцированию и закреплению имперско-ревизионистских устремлений.

Пакет действий, направленных на снижение роли и крах России, должен распространяться на несколько сфер, и, прежде всего, дипломатическую: с Российской Федерацией следует прекратить общаться. Москва всегда считала диалог проявлением слабости, теряя остатки уважения к собеседнику. Призывы к Путину, звонки ему, общение с Лавровым, какие-то переговоры вроде минских ничего не дают. Нужно понять, что молчание — это тоже вид диалога, и крайне красноречивый.

Следует полностью прекратить дипломатические отношения с РФ. Закрыть свои посольства и безотлагательно ликвидировать посольства российские, а также прочие представительства этой страны в западных странах. Таким образом мы сэкономим средства и заодно осложним России ведение разведывательной деятельности, ведь ей всегда занимаются ее заграничные представительства.

РФ следует исключить из всевозможных международных организаций, в особенности ООН, а также из всех спортивных организаций и федераций, отобрав право устраивать какие-либо крупные соревнования. Если ФИФА считает иначе, следует изменить нормы таким образом, чтобы ей пришлось выбирать, хочет ли она оставаться Международной федерацией футбола или стать федерацией постсоветского пространства. Следует запретить командам и отдельным спортсменам из России участвовать в спортивных мероприятиях цивилизованного мира. Разорвать любого рода научное и культурное сотрудничество. Россия должна быть полностью изолирована. Ее корабли и самолеты не смогут пользоваться портами и аэропортами в странах Запада.

Нужно изменить философию визовых запретов. Запад должен создавать позитивные списки граждан России. Включенные в них люди, например, члены Общества «Мемориал», могли бы въезжать на территорию западных стран без виз, просто с удостоверением личности, а остальным придется сидеть дома или на даче. Олигархи, все «новые русские» и другие граждане России, лишившись права владеть чем-нибудь на территории Запада, возможно, поймут, что ошибаются. Одновременно им будет сложно продать свое имущество по хорошей цене, и это будет для них болезненно. Конечно, на слабоумном Западе поднимутся голоса о большом ущербе, который нанесут подобные действия, но ведь многие сферы жизни можно организовать по-новому. Решившись на жесткие шаги в отношении Российской Федерации, удастся добиться и международной солидарности: ни Египет, ни Турция, ни какой-нибудь другой туристический рай не рискнет нарваться на бойкот Запада.

Поймет ли Владимир?


Владимир Владимирович объявил эмбарго на множество сельскохозяйственных западных продуктов и в глубине души надеялся, что вместо польских яблок или мяса, он начнет употреблять их аргентинские аналоги. Ограничение спроса всегда ведет к повышению цен и инфляции, кроме того Аргентине тоже есть, что терять: можно тонко намекнуть ей, что в ответ на отказ от солидарности импорт ее говядины или другой продукции в западные страны будет запрещен.

Кроме того нам следует заблокировать России и ее гражданам все кредиты, ввести запрет на оборот российских ценных бумаг и т.д. Можно придумать еще несколько других вещей. И в конце концов Владимир Владимирович поймет (или ему поможет в этом его окружение). Иначе нас в лучшем случае ждет новая большая Катынь, а в худшем — ядерная атака, которая уже отрабатывалась в ходе многих учений российских вооруженных сил поблизости от наших границ.

Кшиштоф Ясевич — профессор истории, политолог, экономист, научный сотрудник Института политических исследований Польской академии наук.