Арабская весна стала возможна благодаря серверам Facebook, которые, находясь в одной стране, влияли на события в другой. Способность информации в виде электронов с легкостью просачиваться через границы, которые призваны останавливать вещи в виде атомов, заставляет нас по-новому взглянуть на представления о суверенитете, а также о тех нескольких миллиардах составляющих, которые придают ему форму – о гражданах.

Самое упрощенное представление о суверенитете - это возможность выдавать паспорта, иметь почтовую систему, печатать деньги и выставлять армии. Но зачем нужна почтовая система, если письмам, поступающим к вам в почтовый ящик, не нужны марки? Зачем нужна государственная валюта, если каждый раз при покупке товаров мы достаем пластиковую карту, а не банкноты. И в чем смысл гражданства, если у людей, родившихся и живущих в одной стране, паспорта другой страны? В чем сила армии, когда она имеет дело с негосударственными актерами, такими как «Аль-Каида»?

Наверное, лучше понять общую картину можно, взглянув на частности.

Еще по теме: Российские лидеры дают обещания в поддержку демократии


Мое внимание в эти дни приковано к России. Но не по вполне очевидным причинам, какими являются общественные волнения, связанные с фальсификациями на выборах. История, привлекшая мое внимание, менее значительна; но и она дает возможность взглянуть на состояние здоровья российской демократии.

Это история о жительнице Италии Марианне Гринь (Marianne Grin), имеющей американское и российское гражданство, которая бежала из Италии в Санкт-Петербург вместе с четырьмя своими детьми. Я дружу с ее родственниками, и именно от них узнал об этой истории. А остальное прочитал в российских и итальянских газетах и в судебных документах.

Гринь заявила, что уехала в Россию, в Санкт-Петербург, чтобы скрыться от домашнего насилия. Она утверждает, что там у нее есть близкие родственники. Странное заявление, поскольку никаких родственников в России у нее нет. Ее мать, бабушка детей по материнской линии, живет в Калифорнии, как и родители ее мужа.



Приехав в Россию, она предстала в образе преследуемой «русской матери», сыграв на существующей в стране ксенофобии. Она выступает на телевидении, дает интервью, даже завела блог, чтобы привлечь к себе внимание. Но Гринь в повествовании о своей жизни ничего не говорит о том, что у нее есть собственность в России и Италии, что она юрист, выпускница Гарвардского университета.

Она также утверждает, что сотрудники американского консульства пытались вломиться к ней в квартиру и похитить у нее детей. Это больше похоже на крик о помощи, чем на серьезное обвинение в адрес Госдепартамента.

О слабости российской демократии можно судить по прошедшим недавно сфальсифицированным выборам, но есть и другой способ пощупать у этой демократии пульс. Для этого достаточно оценить честность и добропорядочность прессы. Похоже, что в России ей до этого далеко. Переход от централизованной авторитарной системы коммунизма, которая указывала прессе, о чем писать, к независимой следственной журналистике, которая жизненно важна для здоровой демократии, удался России не очень хорошо.

Читайте также: Европа признала Украину пациентом в школе демократии

На самом деле, он ей вообще не удался. Хорошо известно о резонансных и жестоких убийствах журналистов, таких как Анна Политковская, Пол Хлебников, Хаджимурад Камалов. Но гораздо менее известны убийства 213 российских журналистов за последнее десятилетие, что само по себе ужасно. А поскольку в стране погибает так много журналистов, то вполне можно сделать следующий вывод: чтобы выжить, репортеру лучше не задавать лишние вопросы. Поэтому работать журналистом в России просто невозможно. Может быть, именно поэтому никто из репортеров не стал проверять историю Гринь, не побеседовал с отцом, с членами семьи или с итальянскими властями, прежде чем публиковать свои материалы в России.

Когда эту историю рассказывают в Италии, она разительно отличается от того, что пишут в России. Согласно сообщениям итальянской газеты La Repubblica, Гринь лишили права опеки, когда назначенный судом психолог пришел к выводу, что у нее серьезное психическое расстройство, и что она представляет угрозу для собственных детей. В Италии лишить мать права опеки очень непросто, поскольку итальянские суды в спорах по таким делам почти всегда встают на сторону матерей, а отцы получают исключительное право опеки лишь в 1,6 процента случаев.

Еще по теме: Кремль делает шаг к демократизации

Итальянские газеты также сообщают, что никакого насилия в семье со стороны отца и других родственников не было, хотя именно с такими обвинениями выступает Гринь.

Почему этот случай так важен?

Я думаю, данный случай дает нам новые представления о важном вопросе гражданства и суверенитета. Это хорошая возможность взглянуть на состояние демократии в России.

Давайте сначала поговорим о гражданстве. Что значит быть гражданином в мире, где люди могут работать в самых разных странах, и переезжают с места на место, будто в классики играют? В данном случае речь идет о четырех детях. Трое из них родились в Италии, один в США. У детей российские и американские паспорта, но это лишь правовой статус. Что он значит для ребенка? Для этих детей единственный знакомый им дом это итальянская Флоренция. Здесь они росли. Здесь они ходили в школу, здесь живут их друзья. Здесь их душа и мысли, здесь им место. Так было до недавнего времени.

Но сейчас эти дети, похоже, оказались без подданства, причем не по своей вине. Механизм защиты детей существует, он хорошо отработан. Он называется Гаагская международная конвенция против похищения детей. Конвенция предусматривает немедленное возвращение детей, похищенных с постоянного места жительства. В июле 2011 года к этой конвенции присоединилась Россия. Это первый случай в России после вступления конвенции в силу в октябре 2011 года. Похоже, что пока российское Министерство иностранных дел поддерживает международное похищение детей вместо того, чтобы выполнять условия подписанного им договора, и закрывает глаза на имеющие здесь место нарушения прав человека. Отец, родственники и друзья детей лишены доступа к ним. Дети нигде не учатся, и это жестоко.

Читайте также: Ветер свободы не гарантирует победу демократии


Главным приоритетом должна стать безопасность детей.

Учитывая утверждения итальянских судов о психической неуравновешенности Гринь, эта история приобрела крайне серьезный и безотлагательный характер 21 ноября 2011 года, когда Элке Меллерш (Elke Mellersh), забрала своих двоих детей, оставила своего мужа и уехала из Англии в Турцию, заявив, что пытается защитить их от отца. Турецкие СМИ тоже встали на ее защиту, превратив ее рассказ в сенсацию, но не проверив его. Все закончилось тем, что Элке довела до крайности свои бредовые идеи о защите, убив себя и своих маленьких детей.

Важны ли законы, существующие в странах? Важны ли законы, существующие между странами? Я бы сказал, что важны, особенно сейчас, когда с переходом с аналоговых на цифровые системы границы стали как никогда прозрачны. И хотя для меня представления о гражданства по-прежнему  остаются не до конца понятными, ясно одно. Детей надо вернуть домой в Италию и воссоединить с отцом, с друзьями, с родственниками и одноклассниками, поступив в соответствии с итальянским и российским законодательством и с международным договором. Тогда эти представления станут яснее, и это также будет признаком здоровой демократии.