Сталинисты, конечно, освободили нас от национал-социалистической оккупации, однако из этого не следует, что они не втянули нас в еще худшую. К слову сказать: геббельсовская пропаганда уверяла, что Польшу освободили от оккупации клики Пилсудского, при которой была невероятная бюрократия, людей сажали в концлагерь в Березе-Картузской, у силезцев отобрали автономию, уничтожалось сельское хозяйство и т.д. Все это абсолютная правда, но оправдывает ли это гитлеровскую оккупацию?! Господину министру культуры стоит не только подучить историю, но и поспособствовать тому, чтобы сами россияне начали смотреть на свою историю по-новому.

Оккупация больше навредила русским


Перед матчем Польша — Россия по варшавским Иерусалимским аллеям шла толпа доброжелательно настроенных к нашей стране болельщиков с флагами Российской Федерации (де-факто традиционными флагами Российской империи). Я поговорил с ними. Все они открещивались от Советского Союза, а когда я показал на одного человека, размахивавшего советским флагом, они сразу на него накричали и велели спрятать эту тряпку. Нормальный россиянин не хочет столкновений с Польшей, ведь зачем они ему нужны?

А поляки не понимают, что советская оккупация была для России чем-то невообразимо худшим, чем для Польши. Пару дней назад Владимир Жириновский сказал, что если бы не советская оккупация, русских было бы сейчас 500 миллионов. Он как обычно несколько преувеличил, более точной цифрой кажется 400, но сейчас их всего около 111 миллионов. Сами большевики убили больше 20 миллионов русских, причем это была элита: представители аристократии, буржуазии, лучшие крестьяне, которых презрительно называли «кулаками»… При этом среди самих большевиков почти не было русских, это были евреи, латыши, грузины, армяне, поляки и даже китайцы! У одного Феликса Дзержинского, урожденного поляка (может быть, стоит принести за него россиянам извинения?), на совести около 200 000 убитых русских: в десять раз больше, чем поляков, которых сталинская клика приказала уничтожить в Катыни! Потом добавились сталинисты (еще около 10 миллионов жертв) и военные потери (20 миллионов). А у всех могли быть дети, внуки, правнуки.

Конечно, в Российской Федерации есть масса людей, которые при СССР выдвинулись в важные чиновники (тогда как в царской России они были бы максимум управляющими при частных капиталах); а также множество тех, кто считает, что СССР был второй державой мира и все боялись «русских» (хотя Сталин был грузином…), а ради этого стоило жить в страхе и нищете.

Я понимаю, что у демократии (к счастью, в России довольно ограниченной) есть свои правила и Владимир Путин не может сейчас отмежеваться от СССР и осудить его, ведь в таком случае на ближайших выборах такие советороссияне массово проголосуют за товарища Зюганова… Но эти люди не читают высказываний министра культуры, тем более высказываний министра культуры за границей, так что он может нам тут не заливать! Беда в том, что в российских школах до сих пор не звучит решительное осуждение деятельности Советского Союза, а господин министр, судя по всему, продукт именно такого образования.

В Польше же все совсем по-другому. Для нас 1945-1955 годы были советской оккупацией, которая продолжалась в два раза дольше, чем оккупация национал-социалистическая. Мой отец, его брат, братья моей матери — все они говорили, что испытывали больше страха при советской, а не при национал-социалистической оккупации. Если бы мы были евреями, было бы наверняка наоборот, однако в историософии должна доминировать польская точка зрения.

Конечно, в Польше были и остаются люди, которые смогли в этот период возвыситься. «Право и справедливость» ведет сейчас борьбу с оставленным ими наследием. Однако ни один политик (возможно, за исключением партии «Смена» Матеуша Пискорского (Mateusz Piskorski)) не превозносит Советский Союз!

Я не собираюсь пускаться в дискуссии, был ли маршал Константин Рокоссовский поляком или нет, но я хочу сообщить господину министру, что его высылка в Москву была для нас символом обретения независимости. Мы просто на поколение раньше сбросили с себя это наваждение, а в школах работали довоенные учительские кадры. У русских их не было.

Я повторю: 90% поляков, даже либералов, консерваторов и реакционеров в 1956 году поддерживали Владислава Гомулку (Władysław Gomułka). Он, разумеется, строил тогда «сермяжный социализм», но социализм строят повсюду и сейчас, поскольку, как сказал Карл Маркс, чтобы построить социализм, достаточно ввести демократию (а потом тупое Большинство начнет внедрять эту кретинскую идею в жизнь…). Но поляки поддерживали тогда Гомулку не потому, что он был социалистом, а потому что он был антисоветским, потому, что он отправил Рокоссовского в Москву и позволил ликвидировать социализм в сельском хозяйстве, потому что польские танки перекрыли дорогу советским, повернувшим с Мазурских озер к Варшаве, потому что он разрешил строить церкви и все-таки посадил в тюрьму самых жестоких исполнителей сталинской политики.

Не быть пешкой Вашингтона

Я вхожу в единственную польскую политическую силу, которая готова (вразрез крикам Витольда Ващиковского (Witold Waszczykowski)) вести политику нормальных дружественных отношений с Россией. Мы решительно отметаем роль пешек тех вашингтонских кругов, которые стремятся к конфронтации с Москвой. Но мы хотим разговаривать с Россией, которая (хотя она не отмежевалась от СССР, как Германия от Третьего рейха) не пытается навязать нам абсурдный образ Советского Союза как доброй державы, которая борется за Мир и Счастье Человечества. Это, пожалуй, не слишком большие требования?