Политическому и моральному волнению, которые мы переживаем сейчас, примеров в прошлом найдется не много. Речь о Валенсе, у которого его враги хотят отобрать не только честь и славу, но и доброе имя. К счастью, клевета и скандал вокруг подписей «агента Болека», для многих из нас не играют решающей роли в оценке его заслуг. Я бы хотел, что бы вы вместе со мной присмотрелись к одному из его завоеваний: к тому, как ему, когда он был президентом, удалось невероятным образом убедить Ельцина вывести свои военные силы из Польши. Известно, что российский президент принял положительное решение вразрез достигнутым в Москве договоренностям, и из-за этого им были недовольны как советники, так и генералы. Это было, несомненно, второе, а заодно бескровное «чудо на Висле».

Мы помним, что со времен Северной войны в начале XVIII века казаки обосновались над Вислой и поили там своих коней с небольшими перерывами: один раз из-за кратких успехов Наполеона, а столетием позже — из-за Первой мировой войны, окончательную точку в которой для нас поставила Варшавская битва.

Оскорбительная великорусская пословица, которую в эпоху ПНР любили повторять в Москве, «курица — не птица, Польша — не заграница, родилась не на пустом месте. Впрочем, не нужно обладать богатой фантазией, чтобы вообразить, что она могла остаться актуальной по сей день, если бы, как планировали российские стратеги, российская армия осталась в Польше вплоть до окончания президентства Ельцина и воцарения на кремлевском престоле президента Путина.

Последствия для Польши и всего нашего региона оказались бы печальными. Мы не вступили бы в НАТО и Европейский союз. Запад несмотря на всю свою любовь к нам и очарование феноменом «Солидарности» не смог бы этого сделать из-за присутствия российских войск между Одрой и Вислой. О гипотетическом согласии Путина оставить Польшу, по очевидным причинам, не стоит даже думать, ведь его философия опирается на аксиому: что было русским, русским останется, а что не было — может им стать.

Поэтому я считаю, что мы, пожалуй, впервые в нашей сложной истории, смогли как народ образцово использовать исторический шанс, который дала нам судьба. И никто не сможет отобрать у Валенсы эту заслугу.

Если бы в своей жизни он не добился для Польши ничего другого, то одним этим значительным по своим последствиям политическим обольщением Ельцина, он уже заслужил вечную славу и место в национальном пантеоне. Ему удалось сделать невозможное. Ведь кто из людей нашего поколения мог мечтать об уходе россиян из Польши и их добровольном отказе контролировать нашу территорию, которую они относят к так называемому ближнему зарубежью?

Насколько россияне не спешили в прошлом выполнять данные нам обещания, показывает забытый сегодня факт, что на уточнение границы северной Польши Кремль согласился после упорных и неоднократных требований Гомулки (Władysław Gomułka) только в 1957 году. Послевоенные поколения поляков мечтали о выходе советских сил из Польши, но, как мы помним, в нашей истории множество политических надежд оказывалось всего лишь сновидениями. Так что пусть, те, кто бросают сегодня в Валенсу камни, задумаются хотя бы на мгновение и осознают, что они делают!