Тучи собирались над Америкой давно. Что-то вроде победы Дональда Трампа не могло, в конце концов, не произойти. Углубляющийся кризис центра Америки начался не вчера, однако найти выход из ситуации вовремя и разминировать эту бомбу не удалось. Жаль, что движение «возмущенных» оказалось слишком рахитичным и «студенческим» по своей форме, чтобы правящий класс мог воспринять его всерьез. Большой капитал не обращает внимания на такую мелочь, ведь политики все равно ему подчинялись.

Лекарством для больной Америки должен был стать Барак Обама. В 2008 году произошло, как казалось, переломное событие: после беззакония, ошибок и надменности республиканской администрации Джорджа Буша они выбрали темнокожего президента. Он, конечно, принес в Белый дом честность, а во внешнюю политику умеренность, но не смог изменить американский курс. Он был президентом из университета, а не политическим бойцом. Он проиграл Конгрессу, лоббистам, плутократам. Возможно, его сдерживал синдром 22 ноября (день покушения на Джона Кеннеди). За глубокий, самый серьезный с 20–30-х годов прошлого века, кризис 2007–2009 годов заплатили и продолжают расплачиваться налогоплательщики, а не виновники — Уолл-стрит и близкие к ней круги.

Победа авантюриста

Прискорбно, что ответом американского рабочего класса (а решающую роль в победе Трампа сыграл он) на проблемы не стало появление местного Валенсы (Lech Wałęsa) или хотя бы Леппера (Andrzej Lepper). На фоне Трампа Леппер выглядит политическим интеллектуалом, а при этом он на самом деле выступал представителем тех, кто за него голосовал. Однако ни Валенсы, ни Леппера появиться там не могло.

Чтобы победить в Америке на выборах, нужны очень большие деньги. В выборах в Конгресс достаточно просто больших. Это один из парадоксов победы Трампа. Благодаря большим деньгам и ловкой манипуляции СМИ победу одержал человек, выступающий образцовым представителем того класса, который отвечает за современную ситуацию в США.


Ожесточенные безнадежностью своего положения американцы проголосовали за человека, который приложил руку к ситуации, которая породила их гнев и фрустрацию. Вместо Валенсы они выбрали голливудскую версию Гробельного (Lech Grobelny) (польский предприниматель, создавший в конце 1980-х годов финансовую пирамиду, — прим. перев.).

Процессы разложения не ограничивались Соединенными Штатами, разрушением инфраструктуры, низким уровнем социальных услуг, отсутствием стабильной (даже низкооплачиваемой) работы, городами, напоминающими индейские резервации. Они, как предостерегал Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzeziński), нашли отражение во внешней политике.

В публикациях последних лет Бжезинский указывает на две накладывающиеся друг на друга тенденции. Во-первых, снижающийся уровень государственного образования, то есть того, которое предназначено для бедных и нищающего среднего класса, некогда бывшего силой Америки. Во-вторых, столь же низкий уровень СМИ, в особенности локальных (они призывали голосовать за Трампа), которые забыли об информационно-образовательной задаче, сменив ее на рекламно-развлекательную, которая отупляет аудиторию. В итоге появилась целая масса американцев, не понимающих Америки и мира, а, что за этим следует, беззащитных перед политическим авантюризмом и демагогией, воплощением которых предстает Дональд Трамп. Человек с настолько низким интеллектуальным уровнем и личными качествами мог победить только в таких обстоятельствах.

Все это переместится сейчас во внешнюю политику США. В том числе те качества, которые будущий президент считает ключом к успеху: наглость, невежественность, склонность к простым решениям, преклонение перед сильными и богатыми, а прежде всего эгоизм. Опасность таят в себе также недостаток знаний и опыта.

Я вспоминаю слова Томаса Фридмана (Thomas Friedman) из его статьи октября 2008 года: «Не существует настолько умной системы, которая бы смогла выдержать ту легкомысленность и невежество, что демонстрируют люди, несущие сейчас за нее ответственность». Речь шла об администрации Буша. Уровень некомпетентности Трампа будет несравнимо более высоким, в том числе в сфере внешней политики.

Если избранный президент захочет претворить в жизнь свою программу взаимоотношений с внешним миром, нам будет грозить катастрофа. Можно предположить, что этого не произойдет, так что Америке и ее союзникам угрожает только неудачное президентство. Окружение Трампа наверняка будет стараться поставить его в цивилизованные рамки, а он сам, будучи прирожденным циником, хотя и занимался в ходе кампании неприкрытой демагогией, знает, что сейчас ему придется сбавить тон. Однако его мировоззрение (хотя это слово в его случае выглядит преувеличением) не изменится, поэтому в отношениях с США с миром и в целом в международных отношениях наступают тяжелые времена.

Лицо плохой Америки

Что может случиться в контактах США с Китаем, Европой или Мексикой, говорилось уже много. Здесь можно вспомнить пословицу о том, что блюдо на столе никогда не будет таким горячим, как в момент приготовления. В трансатлантических отношениях нас ожидает, однако, период напряженности и несогласованности. Плохо, что Европа (ЕС) до сих пор пребывает в кризисе, а вдобавок не может придти к единой позиции. Это ослабит ее как в отношениях с Вашингтоном, так и на площадке Североатлантического альянса. Из-за этого снизится ее потенциал влияния на курс администрации Трампа в отношении Европы, в том числе на политику безопасности Старого континента.

Соединенные Штаты, по всей видимости, утратят свое лидерство в мире. Его уже ослабили эксцессы администрации Буша, хотя Обама благодаря своей умеренности, надежности, эмпатии и умению вести диалог смог частично ее восстановить. За последние восемь лет мир претерпел большие изменения. Изменилась позиция Китая и России, появились многочисленные региональные державы средней величины, упал спрос на роль глобального жандарма. В мировое устройство пришли децентрализация и плюрализация. Между тем Вашингтон все еще считался последней инстанцией. Обама поддерживал надежды на обновленное лидерство, которое многие продолжали уважать и ждать.

Президента Трампа это не интересует, а, возможно, он этого не понимает. В его высказываниях не звучало ничего такого, что указывало бы на то, что США будут играть ведущую роль в мире или хотя бы в одном свободном мире. Его собственные верительные грамоты в этом отношении выглядят слабо. Он будет лицом плохой Америки: аморальной, алчной и напыщенной.

Между тем лидерство требует в первую очередь готовности нести расходы и учитывать разнообразные интересы (в том числе в области безопасности) тех, чьим лидером мы хотим быть. В долгосрочной перспективе лидеру это выгодно, но вначале следует предпринять инвестиции. Известно, что Трамп был неважным инвестором, а своим богатством он обязан не производству благ, а доходам казино и ролью звезды СМИ. Глобальный лидер должен заботиться о так называемых глобальных благах, в том числе о безопасности, защите окружающей среды, стабильности торговли и крепости тех принципов, на которые опирается мировой порядок. В последние десятилетия — это также тема прав человека или демократии. Если Трамп не откажется от своего эгоизма и не усвоит тех принципов, которые делали Америку великой, о ее лидерстве можно будет забыть.

Из той же причины, то есть отсутствия верности ценностям демократии и правам человека, следует еще одно. Это хорошая новость для всех тех, кто открыто презирает эти ценности или попирает их. Она звучит так: Америка Трампа не будет ими заниматься, автократы всех стран, ликуйте! Америка не станет смотреть вам на руки. При Трампе она, впрочем, лишится такого права. А если США отворачиваются от демократии и прав человека, значит, в этой сфере нам грозит глобальный регресс.

Особое положение для Путина

В такой ситуации совершенно понятна радость польских правящих кругов. Наконец в Вашингтоне появился человек, который разделяет их отношение к ценностям. На первом месте стоит власть и беззастенчивое продвижение фальшивых лозунгов. Трамп не «посягнет на суверенитет» Польши, задавая вопросы о Конституционном суде. Суверенитет для автократов — святая вещь. Если Трампу вздумается создать новый антикоминтерновский пакт в версии, направленной против демократии, основополагающих свобод и прав человека, варшавское руководство охотно к нему присоединится. Особенно, если он будет нацелен против расшатавшегося Европейского союза.

Однако партии «Право и Справедливости» (PiS) следует сохранять осторожность Трамп, конечно, не станет задавать вопросов о демократии в Польше и не развалит НАТО, но логика power politics, которой он будет придерживаться, не будет для нас благоприятной. Особое положение получит у него, скорее, Россия Владимира Путина. Польша может, конечно, уподобиться России по своему режиму, однако под предводительством Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński) сверхдержавой ей не стать. Враждебность польского руководства к ЕС и внутриполитические перемены могут даже несмотря на признания любви к Трампу привести нас к «суверенному» одиночеству между Россией и Германией.

Победа Трампа, хотя политике придется с ней смириться, может радовать лишь людей, лишенных воображения и чувства ответственности.

Виртуозный плутократ

Что касается воздействия Америки Трампа на мир, можно представить себе хотя бы один положительный момент. Его победа стала реакцией миллионов американцев на негативные последствия глобализации, которые родились из чрезмерного возросшего влияния эгоистических интересов финансового мира. Финансы (анонимные «финансовые рынки») не только подмяли под себя экономические процессы, что Пауль Дембинский (Paul Dembiński) метко называет финансизацией реальной экономики. Они также получили господство над политикой государств, которые неолибералы отправили на свалку истории. Вся общественная жизнь должна была подчиниться логике рынка и прибыли. Возможно, избрание Трампа могло стать первым шагом к тому, чтобы власть правительств и обладающих демократическим мандатом институтов, которые отвечают перед своими гражданами, стала важнее власти (зачастую спекулятивных) денег.

Проблема в том, что сам Трамп — виртуозный плутократ, он не захочет разрушать систему, которую вопреки предвыборной риторике представляет сам. Он не пошатнет власть разъедающих демократию финансов.

Что еще хуже — это плутократ, который получил власть благодаря несовершенству избирательной системы США несмотря на то, что его соперница набрала больше голосов. Есть повод опасаться, что хотя демократия означает правление большинства, уважающего права меньшинства, в Америке и в мире все станет наоборот: править станут меньшинства, которые не уважают прав большинства. В Польше мы это уже видим.

Роман Кузняр — политолог, дипломат, в 2010–2015 годах — советник президента Польши Бронислава Коморовского (Bronisław Komorowski) по международным вопросам.