Изображения обнаженных женщин — по-прежнему обычное явление во многих уголках бывшего Советского Союза. Они могут использоваться как украшение где угодно — в домах пенсионеров, в обеденных залах отелей, в спортзалах.


Однажды я брала интервью у украинской пенсионерки в ее в гостиной в Кривом Роге. На почетном месте над диваном она повесила картину, на которой обнаженная пара страстно занимается петтингом в джунглях.


Плакат с сюжетом, словно почерпнутым из эротических «Грязных танцев», был заключен в золотистую рамку и висел в обрамлении вьющихся растений. Думаю, она считала картинку очень красивой.


Несколько месяцев спустя я отправилась в Одессу. В зале отеля, где подавали завтрак, целая стена была увешана черно-белыми картинками, представлявших женщин с обнаженной грудью в неопределенной портовой обстановке.


А еще я помню нарядную комнату в отеле Тихорецка на юге России. Она была щедро украшена картинами с женскими грудями и задницами.


В моем фитнес-клубе в Москве интерьер зала аэробики дополнен несколькими огромными фотографиями обнаженных моделей. Их тела раскрашены полосками, как у зебры, а из одежды на них ничего нет, кроме туфель на высоких каблуках. Они сидят на шарах для пилатеса, широко расставив ноги. Увидев их в первый раз, я разразилась хохотом. Значит, этот зал предлагает тренироваться абсолютно голыми, на высоких каблуках и украсив себя полосками зебры.


Порноэстетика такого рода постоянно попадается на большей части территории бывшего Советского Союза. У всех обнаженных женщин — одно и то же выражение лица: кислое, как лимон, и при этом похотливое. Я часто задавалась вопросом, почему множество владельцев отелей и фитнес-клубов в той части мира, где я несу вахту, похоже, воспринимают этот образ как абсолютный идеал. Кроме того, возникает еще вопрос, почему голые модели с расставленными ногами украшают стены залов для аэробики, где тренируются почти исключительно одни девушки.


Предпосылки возникновения порноэстетики понятны. Порно было запрещено в советские времена, и после краха коммунизма оно считалась символом свободы. Но это не может быть исчерпывающим объяснением, так как скоро уже тридцать лет, как Союз распался.


Многие женщины, например, в Москве, больше не одеваются, как в 1990-х годах. Конечно, короткие юбки и высокие каблуки — по-прежнему обычное явление, но так же часто встречаются и кроссовки с джинсами. Вкусы становятся все более разнообразными, хотя для многих женщин одежда, соответствующая русским представлениям о женственности, — по-прежнему дело чести. И все-таки сейчас на улицах гораздо меньше высоких сапог и колготок в сеточку.


Такое чувство, что многие владельцы отелей и спортзалов просто отстали от времени.