В польской армии служил не только медведь Войтек, который прошел боевой путь Армии Андерса (польское военное формирование, созданное советскими властями на территории СССР в 1941-42 годах — прим. пер.). Первой была белая медведица по кличке Мурманская Баська. Ее судьба возвращает нас к забытой странице истории польских вооруженных формирований.


Баська родилась на севере России и была принята в состав польского Мурманского отряда. В декабре 1919 года она участвовала в параде, который принимал Юзеф Пилсудский. Жизнь ее, к сожалению, закончилась трагически.


История отряда, в котором служил меховой боец, началась после большевистской революции 1917 года и выхода России из Первой мировой войны, когда поляки, служившие в царской армии, оказались разбросанными по всей рушащейся империи. Создатель «Голубой армии» генерал Юзеф Халлер (Józef Haller) решил использовать их на благо возрождающейся Польши и задействовать в боях, которые силы стран Антанты вели вместе с белыми против красных. В середине июня 1918 года Халлеру удалось получить согласие союзников и начать вербовку в польские подразделения на территории России. Военные комиссариаты появились в Мурманске и Архангельске. Формирование батальона польских стрелков, в который вошло 300 человек, проходило в городе Кола. Он вместе с британцами сражался с большевиками и, в частности, принимал участие в боях в районе Онежского озера.


Завоевать сердце при помощи медведя


«Ранней весной 1919 года лежащий на Белом море Архангельск оккупировали силы Антанты. Под нерешительным командованием англичан и на их довольствии они надеялись захватить Россию с севера, повесить на фонарях красных властителей Кремля, но в первую очередь — заработать на природных богатствах этой страны», — описывал реалии того времени Евгениуш Малачевский (Eugeniusz Małaczewski). Это он в 1920-х годах посвятил нашей героине книгу «История Мурманской Баськи — белой медведицы».


В 1919 году, как рассказывает Малачевский, белого медвежонка купил на рынке подхорунжий Карась, который боролся с итальянским берсальером за расположение одной дамы. Они знали, что их избранница питает слабость к животным, и появлялись перед ее домом со все более крупными представителями фауны. Карась решил затмить итальянца, который купил песца. Поединок за даму закончился тем, что агрессивный медвежонок разорвал противнику поляка брюки и сильно его напугал. Но, к несчастью, медведь убил напавшую на него собаку, которая принадлежала британскому генералу. После того как британец пожаловался командиру Мурманского отряда Юлиану Скоковскому (Julian Skokowski), тот посадил Карася под десятидневный арест, а Баську своим приказом включил в состав подразделения в качестве «дочери полка», приписав к пулеметчикам.


Приручить животное поручили капралу Сморгоньскому, у которого была тяжелая рука, поскольку он занимался обучением рекрутов. И, как уверяет Малачевский, медведь стал «ручным, как собака», а потом сопровождал военных в качестве живого символа.


Осенью 1919 года поляков решили эвакуировать на Запад. «Биограф» Баськи утверждает, что корабль с военными и медведем сразу направился в Гданьск. Однако недавно британская радиостанция BBC сообщила, что корабль «Толоа», вышедший 20 сентября 1919 года из России, прибыл в Эдинбург. Эту версию подтверждает сообщение майора Бронислава Духа (Bronisław Duch), напечатанное в брошюре, которая была издана по случаю первого съезда «мурманчан» в 1929 году. Дух указывает, что поляки высадились в шотландском порту 2 октября. BBC, цитируя местные газеты того времени, описывает, какой огромный интерес вызвало появление на улицах польских солдат в форме голубого цвета в сопровождении белой медведицы.


Баська на параде


1 декабря поляки покинули Шотландию на корабле «Елена», который должен был доставить их в Гданьск, но из-за разразившегося на борту скандала (детали инцидента неизвестны) высадил их в Щецине. 4 декабря сразу же после выхода на берег военные отправились на поезде в Познань. Польскую границу они пересекли под Кшижем-Велькопольским и 6 декабря добрались до Модлина — нового места дислокации. Подразделение проинспектировал сам генерал Халлер.


В декабре 1919 года Баська вместе со своим подразделением отправилась на парад, который принимал на Саксонской площади в Варшаве глава государства Юзеф Пилсудский. «Мурманчан» встречали как настоящих героев, а медведица вызвала восхищение многочисленных зевак.


«Когда Пилсудский решил погладить медведицу и протянул к ней руку, она сразу же подала ему лапу», — пишет Малачевский. На сохранившихся фотографиях это выглядит немного иначе: кажется, что Баська пыталась зацепить будущего маршала своими длинными когтями.


Словно умерла родная сестра


Спустя два месяца произошла трагедия. Медведица сорвалась с цепи и переплыла Вислу в окрестностях крепости Модлин. Она доверяла людям, поэтому направилась в ближайшую деревню. Ее заметил местный житель, некий Вавжон, который в это время разбрасывал со своими сыновьями навоз в поле. Крестьянин заколол медведя вилами, потому что его жене Марысе была нужна шуба. Когда в деревне появились солдаты, он уже снимал со зверя шкуру.


Малачевский описывает состоявшийся диалог так: «Ваш недосмотр! Закона не знаете? Я, рискуя жизнью, добыл ее на собственной земле. Не отдам!» — заявил крестьянин. «Суров местный народ! — воскликнул с отчаянием Сморгоньский. — Ну что же, ребята, за оружие!»


«В ответ на этот призыв солдаты, не взявшие с собой винтовок, мгновенно разобрали стоявший неподалеку забор и с яростью целого батальона, бросающегося в штыковую атаку, написали на лбу Вавжона, его сыновей, кумовьев и соседей свой мурманский непогрешимый военный закон, стоящий превыше любых других законов. Отбив Баську, они положили ее на те же доски, которыми били крестьян, и, подавленные горем, словно умерла их родная сестра, понесли ее к оставленной у берега лодке».


Из медведицы сделали чучело. Рассказывают, что некоторое время оно стояло в кабинете генерала Халлера, когда он жил в доме владельца торуньской фабрики пряников. Потом чучело передали Музею польской армии, где оно пережило Варшавское восстание.


Стелла Мария Шахерска (Stella Maria Szacherska) пишет в публикации «Полковник Збигнев Шахерский (Zbigniew Szacherski) — директор Музея польской армии в годы восстановления страны», что «символ подразделения полковника Скоковского, который прибыл с ним в Польшу (…), до конца оккупации оставался в хорошем состоянии: он был выставлен в специальном стеклянном шкафу».


Потом стараниями политруков из Главного политического управления Войска Польского медведица вместе с другими предметами, напоминающими о славных днях борьбы с большевиками, попала в музейный запасник. Что случилось с ней дальше? Неизвестно. Одна версия гласит, что после войны чучело просто выбросили, поскольку коммунисты избавлялись от всего, что было связано с историей Второй Польской Республики. Согласно другой версии, его передали Варшавскому охотничьему обществу. Может быть, Баська хранится у кого-нибудь до сих пор?