Опасаясь реакции моей семьи, друзей и окружения, я пишу эту строки, не называя своего имени.


Если бы ты в 2012 году спросил меня, хочу ли я, чтобы в Норвегии жили по закону шариата, я без сомнения сказал бы «да». Сегодня же у меня совершенно другое мнение. Что же произошло?


Я рос в очень религиозной семье. Здесь нужно было каждый день читать Коран по-арабски. Нужно было заучивать каждую молитву и исторические рассказы обо всех пророках ислама.


Гомосексуализм был грехом. Евреи и христиане были врагами Бога. Атеисты были змеями самого страшного вида. Их судьба была понятна. Они должны были гореть в аду. Таков план Бога.


Ребенком ты веришь всему, что тебе говорят взрослые. Зачем им лгать? Они не лгут, о нет, наоборот, они сами верят каждому слову. Они верят тем же самым историям, которые им рассказывали, когда они были детьми, и которым, в свою очередь, верили их родители.


Всю свою юность я верил этой лжи. Неверные должны вечно гореть в аду после смерти. Ислам был мирной религией.


Женщины не были угнетены. Эволюция была всего лишь теорией, изобретенной аморальными неверными, отвернувшимися от Бога.


Дарвин


В 16 лет я влюбился в научные и исторические книги, биографии самых известных людей, в романы.


Но был один человек, изменивший меня полностью — Чарльз Дарвин.


Конечно, мне пришлось еще много прочитать и передумать, прежде чем я навсегда отказался от ислама. Ислам не только был несовместим со всем, о чем говорит наука, но и было трудно понять моральный кодекс, с которым живут многие мусульмане.


Почему должна закрываться женщина, а не мужчина? Каким образом Бог смог создать самое сложное, Вселенную, но не смог сделать так, чтобы одна книга, Коран, не толковалась бы различно разными группами верующих?


Сегодня я вижу, как глупо я выглядел, когда раз за разом защищал ислам на различных форумах в интернете.


Опасные мысли


Меня больше всего удручают и злят не мусульманские экстремисты, а мирские мусульмане. Они не понимают, что за религию исповедуют.


Тех, кто становятся мусульманами-экстремистами, исламистами, проигравшими — называйте их как хотите — обрабатывают идеологически с самого детства.


Причиной такого положения могут быть и другие вещи, в частности, то, что такие люди чувствуют себя отвергнутыми обществом. Но большинство людей просто не понимают, что проблема заключается не в экстремистах, а в исламе.


Мирские мусульмане задергивают шторы, чтобы не видеть настоящую проблему.


Они дают левым либералам важный аргумент: ислам — мирная и добрая религия, а исламисты категорически не являются представителями «истинного» ислама. Такие мысли опасны для Европы.


Принятие


Мы косвенно принимаем насильственную идеологию. Многие используют такой аргумент, как «Запад проявлял жестокость в странах с большим мусульманским населением, и это является причиной террора».


Но тогда почему другие страны с немусульманским большинством, подвергавшиеся таким же жестоким действиям, не реагируют аналогично?


Исламу, безусловно, нужны реформы. Но тогда мусульмане должны называть вещи своими именами и понимать, что первоначальный ислам — не такой мирный, как они говорят.


Только в этом случае мы увидим истинную реформацию ислама.