Новый исследовательский доклад, подготовленный Норвежским университетом естественных и технических наук в Тронхейме (NTNU) для Управления по делам детей, подростков и семей (Bufdir), ставит себе целью показать, действительно ли «распространенное мнение» о Службе поддержки и помощи детям и о мигрантах соответствует истине.


Миф 1: Служба поддержки и помощи детям гораздо чаще проявляет заботу о детях мигрантов, чем о детях норвежского происхождения


Ошибка: Что касается количества случаев опеки, то нет никакой разницы между детьми представителей социальных меньшинств и детьми остального населения. Дебаты о миграции и Службе поддержки и помощи детям основываются на представлениях, которые не соответствуют действительности, констатируют авторы доклада «Мифы и реальность. Встреча мигрантов со Службой поддержки и помощи детям», который будет представлен в четверг на Неделе Арендала (политический фестиваль — прим. пер.).


Тем не менее, они находят большие различия в оказании помощи детям мигрантов в зависимости от происхождения родителей и длительности их пребывания в стране. Дети, родившиеся в Норвегии у родителей иностранного происхождения, получают меньше помощи и поддержки, чем дети остального населения.


Дети остаются в семье, несмотря на культурные различия


Либан Алас (Liban Alas), консультант Службы поддержки и помощи детям в районе Ална, согласен с тем, что среди мигрантов существует много мифов и страшилок о Службе поддержки и помощи детям.


Алас работает с детьми, заботу о которых взяла на себя Служба. Эти дети, о которых идет речь, родились в Норвегии, но в их семьях один родитель или оба родителя являются мигрантами.


«Но ни в одном из дел, с которыми я работаю, нет речи о том, что причина установления опеки кроется в культурных различиях».


Работа Службы в таких случаях всегда объясняется самой культурой дома или способом заботы, который родители проявляют о ребенке. Этого недостаточно для удовлетворения потребностей ребенка, констатирует Алас, который сам провел десять лет под опекой Службы помощи детям.


«Случалось, что меня обвиняли в том, что я забирал детей из семей мигрантов и отдавал их в семьи белых людей. Люди, находившиеся в кризисном положении, ругали меня, потому что были озлоблены и боялись потерять своих детей», — говорит он.


Миф 2: Служба поддержки и помощи детям чаще всего забирает детей у семей из таких восточноевропейских стран, как Польша и Россия


Ошибка: Хотя люди из восточноевропейских стран выступали против норвежской Службы поддержки и помощи детям, а международные СМИ много писали о них, количество детей, заботу о которых взяла на себя Служба, среди них не особенно велико.


Например, у поляков, самой большой группы мигрантов в Норвегии, этот показатель ниже среднего числа случаев, когда Служба берет на себя заботу о детях. На тысячу детей, взятых под опеку Службой поддержки и помощи детям, приходится три ребенка из польских семей.


«Эта тема привлекла к себе большое внимание в мире, поэтому хорошо, что исследователи так четко изложили свою точку зрения», — говорит директор Управления по делам детей, подростков и семей (Bufdir) Мари Труммалд (Mari Trommald). Она довольна выводами, сделанными в докладе.


Она также довольна тем, что принятие мер по заботе о детях семей мигрантов происходит не чаще, чем принятие таких же мер в отношении детей из семей остального населения, хотя создается противоположное впечатление.


— Aftenposten: Но случаи, когда детей действительно забирают насильно — в отличие от случаев, когда Служба устанавливает опеку — действительно происходят значительно чаще с семьями мигрантов. Может ли это также способствовать созданию страха и недоверия?


— Труммалд: 60% случаев, когда Служба поддержки и помощи детям насильно забирала детей из семей, зафиксирована их родителями, в то время как у нас нет специальных данных по группам мигрантов. Причиной для фиксации таких случаев может быть принятие меры помощи или изменение ситуации.


Когда детей забирают из семей, речь может идти о жизни и смерти отдельных детей, и Служба поддержки и помощи детям должна таких случаях быстро принимать меры.


Миф 3: Служба чаще берет на себя заботу о детях в семьях, где оба родителя мигранты.


Ошибка: Большинство случаев, когда Служба берет на себя заботу о детях, не относится к детям, рожденным в Норвегии в семье, где оба родителя имеют иностранное происхождение. Чаще всего это происходит в семьях, где лишь один из родителей имеет иностранное происхождение.


Эта группа не относится к обычным категориям мигрантов. Но исследователи NTNU сделали неожиданное открытие во время работы над докладом: «Мы нашли статистическую схему для женщин и мужчин с партнером иностранного происхождения и решили исследовать ее подробнее», — говорит руководитель исследования университета Тронхейма (NTNU) Берит Берг (Berit Berg).


Дети под опекой


Количество детей на тысячу, находящихся под опекой Службы поддержки и помощи детям, в соответствии с категорией миграции по данным на 2014 год


Один родитель иностранного происхождения 9,1


Мигрант 8,4


Не иностранного происхождения 7,6


Родившиеся в Норвегии у мигрантов 6,7


«В отделениях Службы, работающих в небольших коммунах, о такой группе часто говорят следующее: пожилой норвежец женится на молодой иностранной женщине», — говорит Берг.


Под пристальным вниманием


«Это группа матерей или отцов, которые часто находятся под пристальным вниманием. Иностранные супруги могут сидеть дома без работы, у них мало общих культурных интересов с партнером, часто они не получают возможности изучать язык и, может быть, для их ребенка также нет места в детском саду. Это усиливает их изоляцию от общества. То же самое относится и к иностранным мужчинам, которые женятся на норвежских женщинах», — говорит она.


Берг указывает, что эти числа относятся как к женщинам, так и к мужчинам, но чаще речь идет об этнических норвежцах и норвежках, которые вступают в брак с иностранцами. Поэтому речь не идет о многих рожденных в Норвегии людях иностранного происхождения, которые выбирают своих супругов заграницей.


По данным на 2014 год, примерно 148 600 детей росли в семьях, где один из родителей имеет иностранное происхождение.


Директор Bufdir Мари Труммалд считает, что в будущем следует быть особенно внимательным к этой группе и решать, нуждаются ли они в советах и указаниях.


Первое место Африки и Латинской Америки


Среди частей света Латинская Америка занимает первое место по количеству случаев установления опеки, 14,3 на тысячу детей. Сразу после нее идут африканские страны с показателем 12,9, а азиатские страны (включая Турцию) занимают третье место с показателем 8,2, почти как у людей не иностранного происхождения, где количество случаев установления опеки составляет 7,8 на тысячу детей.


• Среди азиатских стран выделяется Таиланд с высоким показателем установления опеки: 17 на тысячу детей.


• Среди африканских стран выделяется Нигерия с показателем 37 на тысячу детей. У более половины из них один родитель рожден в Норвегии, а другой в Нигерии.


• Среди сомалийцев, которые представляют одну из самых больших групп мигрантов в Норвегии с 17 тысячами детей,  в 2015 году находились под опекой 11 детей на тысячу.


• Для детей, рожденных в Норвегии у пакистанских родителей, это количество меньше, чем у населения большинства — 5 на тысячу.


• Люди, в своей работе близко соприкасающиеся с мигрантами, считают: родители-мигранты оцениваются согласно тем нормам, которые существуют для норвежских родителей.

Получение помощи, чтобы больше не били


На площади Furuset torg перед началом учебного года много людей. В этом районе города более половины населения имеют иностранное происхождение. Консультант службы поддержки и помощи детям Алас подчеркивает, что не так просто лишить родителей возможности заботиться о своих детях, для этого часто нужно гораздо больше, чем просто заявить о «насилии» по отношению к детям в воспитательных целях.


«Многие родители-мигранты бьют детей, чтобы приучать их к дисциплине, потому что хотят лучшего для своих детей. Им нужны советы и наставления, чтобы они прекратили это и поняли, насколько это вредно. У нас в офисе есть команда по вопросам насилия, которая работает только с этим», — говорит он.


Он считает, что, когда мигранты сталкиваются со Службой поддержки и помощи, проблемой является не язык, а недостаток взаимопонимания. «Можно говорить, не слыша друг друга, в таких случаях и переводчик не всегда может помочь», — говорит он.


Большие потребители мер помощи


Хотя различия между родителями иностранного происхождения и остальным населением не велики, когда речь идет о мерах, которые принимаются для заботы о детях, Служба поддержки детям значительно чаще оказывает помощь родителям из мигрантов. Такой помощью является советы, наставления и меры, которые снижают уровень бедности.


Меры помощи Службы поддержки детям


Количество детей на тысячу в возрасте 0-21 год, получающих помощь от Службы согласно категории миграции


Рожденные в Норвегии иностранного происхождения 44,9


Мигранты 44,7


Один иностранный родитель 42,5


Не иностранного происхождения 26,3


Если принять во внимание социально-экономические условия, то разница между мигрантами и остальным населением уменьшается. Это очень важно для объяснения ситуации с семьями не иностранного происхождения.


Беженцам больше, чем кому-либо, нужна поддержка, наставление и экономическая помощь.


«Если человек пережил войну и оказался беженцем, то это влияет на способность оказывать заботу», — говорит Берг.


Она с удовольствием констатирует, что мигрантам по сравнению с населением большинства в основном требуется меньше времени, в течение которого им нужна помощь и поддержка. Они быстрее находят выход из трудного жизненного положения, когда им необходима помощь, часто потому, что умеют найти работу уже после некоторого пребывания в Норвегии.


«Характерным для этнических норвежцев является то, что меры, принимаемые Службой поддержки в отношении родителей, создают риск того, что Служба будет оказывать поддержку и детям этих родителей, то есть уже следующему поколению. А вот у мигрантов мы этого не видим», — говорит она.