Подобно многим из тех статуй в США, которые в последнее время вызывают массу споров, весьма внушительный памятник Михаилу Калашникову, открытый в центре Москвы во вторник, 19 сентября, вероятно, был установлен в основном по причинам, которые вряд ли можно назвать приемлемыми и адекватными. На открытии этого памятника активно настаивал министр культуры России Владимир Мединский — националист, который посвящает большую часть своего времени восхвалению военной истории России и который назвал известный во всем мире автомат, изобретенный генералом Калашниковым, «настоящим культурным брендом России».


Автомат Калашникова действительно известен во всем мире. Однако это вовсе не значит, что сам генерал Калашников мог бы этим гордиться. Будучи механиком-самоучкой, родившимся в семье сибирских крестьян, Калашников задумал создать свой автомат еще в период Второй мировой войны: он хотел создать простую, компактную и надежную автоматическую винтовку, которой так не хватало советским солдатам. Однако в последующие годы его очень тревожило то, что стало с его изобретением.


После принятия автомата Калашникова на вооружение в 1949 году АК-47, как пишет Си Джей Чиверс (C.J. Chivers) в своей книге «Автомат» (The Gun), постепенно превратился в оружие партизанских войн, преступности, терроризма и джихада. С тех пор было создано около 100 миллионов АК-47, и многие из них были подделками, производимыми по всему миру. При помощи АК-47 были убиты миллионы людей. Его символическое значение настолько велико, что он даже появился на флагах Мозамбика и исламистского движения «Хезболла», а также на гербах Зимбабве и Восточного Тимора.


На церемонии открытия памятника Калашникову в Москве Мединский постарался продолжить линию президента Владимира Путина, который активно пытается присвоить и использовать символы российского патриотизма и религии. Священник, который окропил статую святой водой, заявил, что генерал Калашников «создал оружие, чтобы защищать свою родину». Он действительно это сделал, и он гордился этим, но со временем его стало сильно тревожить то, что АК-47 все чаще использовался террористами.


Незадолго до своей смерти в 2013 году в возрасте 94 лет Калашников изложил свои сомнения в письме, адресованном патриарху Кириллу. «Моя душевная боль нестерпима, — написал он. — Коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть, и я… повинен в смерти людей, пусть даже врага?» Патриарх ответил, что церковь одобряет оружие, используемое для защиты родины.


Будем надеяться, что эти слова немного успокоили измученную душу пожилого человека. Нет никаких причин сомневаться в том, что его единственным мотивом для создания АК-47 было желание обеспечить более удобным оружием солдат, вместе с которыми ему пришлось пережить все ужасы Второй мировой войны. Будем также надеяться, что статуя генерала Калашникова заставит людей заглянуть немного дальше националистических устремлений г-на Путина и задать себе те же вопросы, на которые отчаянно пытался найти ответы изобретатель самого популярного оружия в мире. Именно таким должно быть его наследие.