Бьёрн Нистад (Bjørn Nistad) — неоднозначный норвежский историк, изучающий идейные течения. Он известен своей активной поддержкой российского президента Владимира Путина, его неоднократно критиковали за восхищение российским режимом.


В понедельник он принял участие в семинаре в Хельсинки, чтобы, согласно программе семинара «Гибридные угрозы, скандинавские государства и будущее Донбасса», рассказать о гибридной войне, которую НАТО ведет против России.


Во вторник издание Aldrimer.no взяло интервью у Бьёрна Нистада, что узнать его мнение.


Бьёрну Нистаду оплатили поездку и пребывание, но гонорар ему не выплачивался. Он принял участие в семинаре, потому что считает, что НАТО и Запад ведут активную пропаганду против России.


«Я не знаю, кто платил за меня. Мне прислали электронные билеты на самолет. Думаю, что Юхан Бэкман (Johan Bäckman) довольно богат. По-видимому, у него большие частные владения, я предполагаю, что он — сын богатого финна», — говорит Нистад.


Хотя исходным пунктом программы является гибридная война, Нистада интересует главным образом то, что он называет «агрессивной пропагандистской войной», которую Запад ведет против России.


«Запад ведет агрессивную пропагандистскую войну против Росси и финансирует оппозицию. Я называю это пропагандистской войной, но если вы хотите называть это гибридной войной, это ваше дело».


Бессмысленная видимость демократии на Западе


Нистад разочарован тем, что сюда не приехали украинцы или русские, потому что ему хотелось бы установить контакты с новыми людьми.


Нистад показывает, что американская разведка подрывает режим России. В России демократия лучше, у нее правление большинства, где Путин имеет большую поддержку. В Норвегии у нас плохая демократия, здесь большую власть имеет меньшинство. Норвежская «элита» боится перемен.


«Демократия Запада — это видимость демократии. Выборы почти бессмысленны. Большинство не имеет возможности определять направленность. Людям промывают мозги, как у Оруэлла. Все должны оплачивать лицензию NRK, хотя у людей иногда даже нет телевизора. Мы живем под властью тоталитарной диктатуры. Но народ начинает восставать. Элита безумна напугана. Поэтому, когда появляются другие мнения, на них навешивают ярлык фейковых новостей», — говорит Нистад.


Российские СМИ побеждают


Российские СМИ открыто предвзяты, они занимают четкую позицию и являются поэтому более достоверными, чем западные СМИ, которые делают вид, что они объективны, хотя такими не являются, считает Нистад.


Aldrimer: Разве СМИ Запада не пишут то, что хотят, в то время как в других странах это трудно делать?


Нистад:
В то время как западные СМИ делают вид, что говорят правду, российские СМИ выступают как более честные и внушают больше доверия. Это дает чувство свободы также и для населения Запада. Миллионы жителей Запада больше доверяют российским СМИ, чем своим собственным. Это подтверждается опросами общественного мнения. Россия, может быть, опоздала с использованием СМИ, но она побеждает в пропагандистской войне.


После того как газета Klassekampen недавно расторгла договор о дистрибуции газеты Ny Tid, Нистад считает, что Klassekampen станет следующей жертвой того, что он называет борьбой мозгов в Норвегии, которую он использует как пример.


Норвегия как Восточная Германия


«Здесь истеричный общественный климат. Элита, глобалисты льют воду на эту мельницу. Следующей вытеснят Klassekampen», — считает Нистад.


Он думает, что Россия не особенно заинтересована в Норвегии.


«Норвегия — крошечная страна. Я думаю, что Россия не высказывает интереса к Норвегии также и потому, что страна привязана к американским интересам. Если бы Россия захотела захватить Норвегию, это выглядело бы так же, как, например, военные действия на Ближнем Востоке. Тогда военные объекты США в Норвегии подверглись бы бомбардировке. А американцы, наверное, ответили бы бомбардировками самой Норвегии. Не думаю, что Норвегия представляет интерес для России, но (если бы это случилось) в Норвегии все было бы, вероятно, как в прежней Восточной Германии, и там во всяком случае было бы, наверно, лучше жить, чем в Иране, принимая во внимание ту миграционную политику, которую мы проводим», — говорит Нистад.