В последнее время отсутствие уважения к жизни людей, международному праву и национальному суверенитету со стороны табачной индустрии оказалось в центре внимания. Исследования, проведенные такими организациями, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и газета Guardian предоставили нам неопровержимые доказательства того, что мы в сообществе общественного здравоохранения знали уже несколько десятилетий: табачная индустрия, в своем упорном стремлении к прибыли — подрывает, блокирует и ослабляет меры защиты общественного здравоохранения всеми возможными способами.

 

Как показали исследования, корпорации, такие как «Филипп Моррис Интернэшнл» (ФМИ) и «Бритиш Американ Тобакко» (БАТ), часто использовали скрытую тактику, прямое запугивание и незаконную деятельность, чтобы заблокировать прогресс Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака (РКБТ), принятую в 2003 году. Английское бюро по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах (SFO) подтвердило, что оно проводит расследование против «Бритиш Американ Тобакко»(БАТ) за заговор с целью подкупа в Центральной и Восточной Африке.

 

Это лишь начало. Но, учитывая фундаментальный конфликт между интересами табачной промышленности и целями общественного здравоохранения, практикующие врачи и правительства во всем мире должны сделать еще больше, чтобы препятствовать вмешательству гигантов табачной индустрии («Биг Тобакко») в официальную политику. Действительно, они должны возвести непреодолимую систему защиты между разработкой политики и промышленностью на национальном и международном уровнях.

 

Эта идея включена в статью 5.3 РКБТ. Необходимость этого положения стала очевидна из внутренних документов о табачной промышленности, опубликованных в Tobacco Master Settlement Agreement, заключенном между четырьмя крупнейшими американскими табачными корпорациями и генеральными прокурорами 46 штатов США в 1998 году. Эти документы показали, например, что «Филипп Моррис Компани» (в последствии родитель ФМИ) рассматривали ВОЗ как угрозу и искали «контрмеры», чтобы ее «сдержать/нейтрализовать/переориентировать».

 

Недавние расследования показывают, что ФМИ планировала совещания по глобальным договорам о табачных изделиях, продвигая делегатов и собирая делегации, включающие министров торговли лояльных к промышленности. В свою очередь, «Бритиш Американ Тобакко» избрала своей целью национальных законодателей, и согласно сообщениям, подкупали чиновников в некоторых частях Восточной Африки, для того чтобы блокировать или подрывать государственную политику с целью захвата рынка, и получения нового поколения Африки, зависимого от их продукции

 

Все это привело к замедлению прогресса по внедрению мер по защите общественного здравоохранения во всем мире — правда это их не остановило. Десятки правительств уже начали внедрять меры в соответствии с положениями о конфликте интересов в рамках глобальной конвенции о табаке. Например, Норвегия лишила табачную промышленность более $2 млрд. Европейский союз прекратил свое противоречивое соглашение с ФМИ по борьбе с незаконной торговлей. Филиппины запретили представителям власти взаимодействовать с табачной промышленностью, без крайней необходимости.

 

Посредством таких мер, правительства поставили здоровье людей выше прибыли промышленности. В конце концов, без «Биг Тобакко», у них больше шансов претворить в жизнь меры по снижению уровня курения, будь то посредством проверенных политик, таких как запрещение рекламы сигарет, или более новых мер, таких как устранение бренда с сигаретных пачек. Вместе взятые, эти действия спасают миллионы жизней.

 

Больше стран должны в срочном порядке внедрить аналогичные политики. И чтобы это сделать, они должны обеспечить применение процессов и политик, соответствующих Статье 5.3, тем самым препятствуя индустрии в подрыве их инициатив по снижению уровня курения и улучшению общественного здравоохранения.

 

Но «Биг Тобакко» — не единственная индустрия, пытающаяся подорвать общественное благо ради своих собственных интересов. Вот почему международные правовые рамки, такие как РКБТ ВОЗ, должны быть разработаны для других отраслей, которые используют тактику «Биг Тобакко», чтобы ослабить законодательство в области общественного здравоохранения и природоохранных норм, которые затрагивают их собственные линии.

 

Хорошая новость заключается в том, что растет осознание того, что такой тактикой пользуется не только «Биг Тобакко», но и другие подобные мощные отрасли. Например, на последнем заседании рамочной конвенции Организации Объединенных Наций по изменению климата, вмешательство в переговоры промышленности по добыче ископаемого топлива, стало центральной темой.

 

На сегодняшний день, призывы не допустить, чтобы мощные отрасли, такие как Big Oil, Big Pharma и Big Food, подрывали, размывали или затягивали разумные политики, которые продвигают общественные интересы, становятся все громче. Недавнее расследование SFO и разоблачения в средствах массовой информации должны укрепить этот сдвиг, послужив мощным стимулом для правительств внедрять более мощные меры по вопросам конфликта интересов — по табаку и другим проблемам — на международном и национальном уровнях.

 

Сегодня существуют мощные корпорации — от табачной и фармацевтической промышленности до тех, кто занимается приватизацией воды и изменением климата, — которые одержимы получением доходов за счет жизни людей и окружающей среды. Они мало заботятся о демократических процессах, и, как мы теперь знаем, они не остановятся ни перед чем, чтобы подорвать любой процесс, который мог бы помешать вести бизнес как обычно. Единственный способ помешать им сделать это — выставить их за дверь. У нас есть необходимые для этого инструменты. Мы просто должны их использовать.