Всех пугает конец света, только для разных народов он выглядит по-разному. Мы, например, опасаемся не дожить до конца реформ, русские боятся того, что настанет день, когда никто их не испугается, а американцев все еще страшат зомби, хотя уже давно пора бояться Китая.


Для того чтобы определить причины титульных фобий, необязательно долго морщить лоб в библиотеке — достаточно изучить сеттинг популярных сериалов. В США это апокалипсис после вируса или атомной войны, а в Норвегии — гибридная война со стороны соседа-агрессора. Поскольку в этом мы разбираемся лучше всех, приступим к изучению — тема близка, как никакая другая.


Итак, норвежский сериал «Оккупированные» стартовал в сентябре 2015-го, через полтора года после Крыма. То есть быстро управились, не упустили информационный повод. По сценарию Россия приступает к недружественному поглощению Норвегии под весьма надуманным предлогом — для запуска нефтяных и газовых промыслов, которые были свернуты в угоду экологически чистым возобновляемым источникам энергии.


Для начала уткнемся носом в карту — действительно, у Норвегии аж 43 километра сухопутной границы с Россией, севернее полярного круга, неподалеку от Мурманска. Кстати, всего через год после премьеры сериала норвежцы, не дожидаясь Яценюка, начали строить на границе стену. Вот они, сила искусства и умение делать выводы до того, как их сделали за тебя.


Но вернемся к сюжету: Америка умывает руки, ЕС выражает глубокую обеспокоенность, немцы с французами требуют газа и не против, если его обеспечат русские штыки. О НАТО и 5-й статье сценаристы тактично умалчивают, маленькая пятимиллионная Норвегия в ужасе, потомки суровых викингов даже не рассматривают возможность открытого сопротивления.


Причина агрессии кажется несколько притянутой за уши (россияне, думается, были бы только рады отсутствию конкурента на рынке), но дареному коню в титры не заглядывают — раз уж норвежцы показали миру сериал, в котором наши недруги прописываются захватчиками, то стоит сказать спасибо.


На переднем плане первого сезона три героя — журналист, премьер-министр и его охранник. По последней моде экранное время находится и на прочих персонажей, сюжетных линий много. Мы наблюдаем за несколькими реакциями на шоковую ситуацию — кто-то тянет время, кто-то просто пытается выжить, а кто-то лезет на рожон.


Нынешней осенью вышел второй сезон, в котором пружина конфликта сжимается еще сильнее: политики пытаются балансировать, военные рвутся в бой, студенчество ведет подпольную борьбу. По законам гибридных конфликтов оккупанты все время собираются уйти, но что-то мешает и посол Сидорова (ее играет Ингеборга Дапкунайте) все так же правит бал. Можем только представить, что будет, когда Норвегия опередит Россию в медальном зачете олимпиады в Сочи — хорошая, кстати, затравка для следующего сезона.


Главный плюс уже назван, также стоит отметить удобную логистику (один эпизод — один месяц конфликта) и некоторые оригинальные сценарные ходы — пару раз приятно удивили. Теперь о грустном: сериалу часто не хватает бюджета и внимания к деталям: надоедает в сотый раз смотреть на кабмин или слышать, что герой в плену в Польше, где его держат украинские сепаратисты (!), выступающие против России.