Авторитарные режимы обожают масштабные международные спортивные соревнования. Есть в процессе распределения по группам, в заранее подготовленном зрелище, в старомодной идее соперничества между странами за спортивные награды что-то такое, что очень нравится лидерам, которые стремятся продемонстрировать всему миру величие своей страны. Берлин-1936, Москва-1980, Сочи-2014 — ничто не может выразить мысль «мы здесь, смиритесь с этим» лучше, чем масштабные спортивные соревнования.


Чемпионат мира по футболу 2018 не несет в себе такого потенциала для всеобщего признания, как Олимпийские игры. Но для Владимира Путина этот чемпионат все же остается чрезвычайно удобной возможностью для того, чтобы продемонстрировать не только возрожденное величие России, но и ее принадлежность к цивилизованному миру. Но больше всего Путин стремится добиться уважения, места за столом великих наций и признания в том, что Россия снова превратилась из нищей, недееспособной, разрушенной империи в сверхдержаву.


Вы можете подумать, что, если цель Путина заключается в том, чтобы добиться уважения со стороны мирового сообщества, он ищет его не там, где нужно. Вторжение на территорию соседних государств, обман на спортивных соревнованиях и попытки дестабилизировать западные демократии вряд ли можно назвать классическими способами повысить репутацию. Однако уважение и респектабельность — это разные понятия. Согласно искаженной логике путинского мира, все великие державы постоянно нарушают правила — примерами тому могут послужить вторжение США в Ирак, а также та предполагаемая поддержка, которую США оказывали демократическим революциям на территории бывших советских республик. И, если США могут нарушать международные нормы и при этом оставаться респектабельными, у России тоже должна быть такая возможность. Вопрос лишь в том, как выйти сухими из воды.


В политическом смысле Чемпионат мира по футболу предоставляет Кремлю шанс на перезагрузку мнения мирового сообщества о России. Кремль искренне надеется, что в один прекрасный день мир забудет обо всех его преступлениях и начнет вести с ним дела в обычном режиме. Во время декабрьской встречи Сергея Лаврова с Борисом Джонсоном (Boris Johnson) в Москве, министр иностранных дел России настойчиво повторял, что пришло время «двигаться дальше», «сконцентрироваться на положительных моментах», «восстановить наши отношения», то есть использовать самые разные дипломатические эвфемизмы, означающие «пожалуйста, перестаньте нас преследовать».


Путину очень повезло с Чемпионатом мира по футболу. Тот факт, что Россия вообще стала страной-хозяйкой чемпионата, — это случайность, которая может иметь долгосрочные последствия. Россия получила право провести этот чемпионат в декабре 2010 года, когда страной управлял относительно либеральный президент Дмитрий Медведев и когда многие полагали, что эпохе Путина уже пришел конец. С 2000 по 2008 годы Путин сослал и посадил в тюрьмы влиятельных олигархов, прибрав к рукам их телеканалы, его войска превратили Южную Осетию и Абхазию в протектораты России, а в самой стране позже были приняты законы, запрещающие «пропаганду гомосексуализма». Тогда поведение России граничило с безнравственным, но, в глазах мира и ФИФА оно было не настолько безнравственным, чтобы лишить ее права стать хозяйкой престижного спортивного мероприятия. По сегодняшним меркам, в 2010 году мы были еще очень наивными — даже российские либералы говорили, что по сравнению со сталинской эпохой они живут под руководством «травоядного», а не «хищного» режима.


Однако за семь лет может произойти огромное множество перемен. С момента своего возвращения на пост президента в 2012 году Путин аннексировал Крым, поддержал сепаратистский бунт на востоке Украины, в котором уже погибло более 10 тысяч человек, разработал целую допинговую программу для российских олимпийцев, провел пропагандистскую и дезинформационную кампанию, призванную ослабить и расколоть западные демократии, поддержал сепаратистские движения по всей Европе, от Каталонии до Шотландии, и европейские ультраправые партии, а затем вмешался в сирийскую гражданскую войну, чтобы помочь президенту Башару аль-Асаду. Если бы выбор страны-хозяйки чемпионата проходил сегодня, вне всяких сомнений, у России не было бы ни единого шанса.


После аннексии Крыма и крушения пассажирского самолета Малазийских авиалиний, сбитого снарядом, выпущенным из зенитного ракетного комплекса «Бук» российского производства, стали звучать призывы пересмотреть решение о проведении чемпионата в России. Но ФИФА не сделала этого. Затем президент ФИФА Сепп Блаттер (Sepp Blatter) заявил, что политика бойкотирования спортивных соревнований и политика изоляции и конфронтации" не работает, и его, разумеется, поддержал российский министр спорта Виталий Мутко, который назвал Чемпионат мира по футболу «силой во благо».


Конечно, ФИФА во многих отношениях — родственная душа для Кремля. ФИФА — чрезвычайно коррумпированная структура, что было доказано в ходе расследования ФБР 2015 года, в результате которого семерым чиновникам ФИФА были предъявлены обвинения в получении взяток на общую сумму в 150 миллионов долларов. Когда прозвучали сообщения о преступлениях, ФИФА — как и Кремль — обвинила прессу, а вовсе не предполагаемых преступников. После того, как в 2010 году «Санди таймс» (Sunday Times) и «Панорама» (Panorama) провели расследование, попытавшись проверить информацию о предполагаемых взятках, которые члены правления ФИФА получили накануне выбора России хозяйкой чемпионата 2018 года, Блаттер предупредил о «пороках СМИ» в своей речи, обращенной к членам исполкома ФИФА. Блаттер ясно дал понять, что ФИФА не собирается устраивать бойкоты ради моральных принципов.


Путину повезло еще и в том, что футбол — это один из немногих видов спорта, в котором российские спортсмены еще не успели запятнать свою репутацию систематическим употреблением допинга и в котором они могут соревноваться в любой стране мира. Два независимых расследования Международного Олимпийского комитета доказали, что российские спецслужбы разработали сложный план для сокрытия массового употребления допинга российскими спортсменами во время Зимних Олимпийских игр в Сочи. Эксперты обнаружили, что образцы проб российских спортсменов заменялись на чистые через маленькое отверстие в стене лаборатории. МОК пришел к выводу, что более тысячи российских спортсменов принимали запрещенные препараты, и лишил олимпийских медалей 51 из них. МОК также запретил России принимать участие в Олимпийских играх в Пхенчхане, однако он оставил за российскими спортсменами право участвовать в них под нейтральным флагом. А Виталия Мутко, который теперь занимает пост заместителя премьер-министра и президента Российского футбольного союза, пожизненно отстранили от участия в Олимпийских играх в связи с той ролью, которую он сыграл в реализации допинговой программы.


По всей видимости, ФИФА руководствуется иными правилами. В ноябре 2016 года она уволила профессора Иржи Дворака (Jiri Dvorak), выдающегося врача-невролога, который на протяжении 22 лет курировал в ФИФА антидопинговые программы, после того как он занялся расследованием допинговых нарушений в российском футболе. Как написало издание «Гардиан» (Guardian), Дворак связался с профессором Ричардом Маклареном (Richard McLaren), автором доклада Всемирного антидопингового агентства, чтобы проверить информацию о том, что 11 российских футболистов с одобрения властей принимали допинг во время Олимпийских игр в Лондоне 2012 года. Представители ФИФА заявили, что «рассуждения газеты касательно отставки профессора Дворака совершенно безосновательны».


Но, с точки зрения россиян, допинговый скандал, вторжение России на Украину и хакерские атаки в период американской предвыборной кампании — это уже прошлое, о котором не стоит вспоминать. Как сказал Сергей Лавров, пришло время «оставить прошлое позади» и насладиться Чемпионатом мира по футболу. Несомненно, Путин приложит все усилия, чтобы этот чемпионат стал событием, заслуживающим всеобщего внимания.