Если тебя поймают за руку, говори, что это не твоя рука. Если у тебя найдут шприц, говори, что он чужой. Если у тебя возьмут кровь, говори, что она не имеет к тебе отношения. Если у тебя взяли пробу мочи, утверждай, что мочился кто-то посторонний.

Оправдываться можно как угодно, смягчающие обстоятельства можно найти во всем. В ход идет что угодно: кто-то что-то подлил, кто-то не придерживался процедур. Я был на дискотеке и целовался с наркоманкой. Я намазала опухшие губы помадой. А если что-то из этого правда? Что если наказание настигнет невиновного? Ведь случайности, даже самые странные, с людьми бывают.

Не каждый спортсмен так влиятелен и богат, как Лэнс Армстронг (Lance Armstrong), чтобы постараться опровергнуть все обвинения судебным путем: подавать иски, уничтожать в прессе, высмеивать. Если кто-то отваживался совместить в одном предложении слова «Армстронг» и «допинг», он сразу же слышал в свой адрес угрозы, даже если был давнишним другом, как Фрэнки Эндрю (Frankie Andreu) и его супруга Бэтси. Армстронг с самого начала заявлял, что он невиновен и никогда не употреблял допинг. В одном рекламном ролике он говорил, что его топливо — это тяжелый труд и задавал вопрос: «А на чем едешь ты?» Спустя несколько лет он признал, что сам ехал на всем, что можно было достать. У его спортивного коллеги Тайлера Хэмилтона (Tyler Hamilton) таких аргументов не было. Когда в 2005 году у него обнаружили следы манипуляций с кровью, он пытался убедить всех, что чужая кровь в его организме взялась от скончавшегося в утробе матери брата-близнеца.

Список объяснений, которые слышал мир спорта, болельщики, а в особенности допинг-контроллеры очень длинный, и в нем постоянно появляются новые пункты, хотя кажется, что ничего более глупого или странного придумать уже невозможно. Ставка слишком велика: несколько лет отстранения от спорта или даже пожизненная дисквалификация. Упущенные деньги, титулы, рекорды. Потерянные спонсорские контракты, уважение болельщиков и каверзные вопросы журналистов. Здесь есть, за что бороться и ради чего обманывать. По крайней мере так считают некоторые спортсмены, в первую очередь большинство тех, кого поймали на допинге.

Осторожно с макияжем

Признаются только те, позиция которых изначально была проигрышной, хотя и они порой пытаются перейти в контрнаступление, что выходит и смешно, и грустно. Кажется, что допинг лишает человека не только угрызений совести, но и инстинкта самосохранения. Спортсмену позволительно быть нечестным (в спорте к этому часто относятся с пониманием), но нельзя быть еще и смешным. Можно пытаться рассказывать разные истории, но в итоге анализы все равно дадут безапелляционный ответ.

Благодаря Терезе Йохауг (Therese Johaug) и ее истории в список прославившихся допинговых препаратов добавился крем (помада), которую применяют при ожоге губ. За несколько недель до того, как разразился скандал с помадой, стало известно, что в норвежской соборной врачи выписывали лекарства от астмы даже здоровым спортсменам. Йохауг объясняла тогда, что она не страдает астмой, но принимает эти средства, когда у нее возникают временные проблемы с дыхательными путями. 


Это прозвучало несколько дерзко: она заявила, что принимала и будет применять лекарства, поскольку, на ее взгляд, она не делает ничего дурного, хотя в лыжных кругах уже не первый год идут споры о том, могут ли такие  препараты помочь добиться лучших результатов. Сейчас на защиту иконы норвежского спорта (не только талантливой, но и исключительно красивой лыжницы) встала даже тетя спортсменки, которая рассказывает, что ожоги губ — это распространенный недуг в их семье, от которого часто страдают женщины. Лыжница (уже без дерзости и самоуверенности, а пуская слезу) объясняет, что консультировалась с врачом сборной, который разрешил использовать препарат. Поверить в это сложно, поскольку на упаковке присутствует довольно заметное предостережение, что крем содержит стероиды и не походит для спортсменов.

На это обратила внимание Юстина Ковальчик (Justyna Kowalczyk), которая уже давно ведет личную войну с норвежскими лыжницами из-за того, что они применяют лекарства от астмы. Как можно не заметить такую информацию на упаковке? С другой стороны, человеческое сознание, порой, выделывает странные фокусы. Версию Йохауг о том, что в ее действиях не было злого умысла, подкрепляет факт, что вину на себя взял врач, который не понимает сам, как мог совершить подобную ошибку. Содержание клостебола в крови Йохауг было небольшим, и это может говорить о том, что она на самом деле совершила оплошность или просто намазала губы в день взятия пробы. ВАДА, сталкивающееся с путаными объяснениями, и исходящее из того, что ложь в них звучит чаще, чем правда, придерживается простого принципа: никто не может взять вину спортсмена на себя.

Врач не должен давать разрешения на использование этого средства, однако, именно спортсмен несет ответственность за то, что находится в его организме, и именно на нем лежит обязанность доказывать свою невиновность в ходе разбирательства. Принцип презумпции невиновности здесь не работает. Йохауг могла действовать легкомысленно или неосмотрительно. «Клостебол относят к сильному допингу, поэтому я не думаю, что норвежку оправдают», — говорит Rzeczpospolita Михал Рынковский (Michał Rynkowski) — руководитель Бюро комиссии по предотвращению использования допинга в спорте.

Всегда остаются сомнения: следует ли учитывать смягчающие обстоятельства? Как поступить с норвежской лыжницей? Возложить вину на врача, который, как выяснила шведская газета Aftonblade, в прошлом восемь лет работал у производителя «Трофодермина»?

Руководство международных антидопинговых служб иногда принимает во внимание смягчающие обстоятельства и верит (по крайне мере отчасти) в объяснения спортсменов об их рассеянности и беспомощности. Игра стоит свеч, ведь если доказать отсутствие злого умысла и халатности, ВАДА может смягчить наказание. Судя по всему, за это борется Йохауг, говоря, что консультировалась по поводу крема со своим врачом. Как спортсмен мог не поверить специалисту, с которым он давно работает?

Простодушные и закаленные

Для 28-летней Йохауг 4 года дисквалификации (а такое наказание грозит за первый случай поимки на допинге) может означать даже завершение карьеры. Возможно, появятся смягчающие обстоятельства (говорят, что помогает сотрудничество со следствием), благодаря которым этот срок будет уменьшен. Для этого даже не обязательно доказывать, что лекарство применялось после совета врача. В 2005 году международная Федерация плаванья решила уменьшить наказание для итальянской пловчихи Джорджи Скуиццато (Giorgia Squizzat) с двух до одного года дисквалификации. Она тоже попалась на употреблении клостебола, только 17-летняя спортсменка использовала крем для ног, а не для губ. Она объясняла, что ей купила его в аптеке мама. Пловчиха пыталась убедить судей, что она имела право на ошибку из-за своего юного возраста и отсутствия опыта. Как и в случае с Йохауг на упаковке лекарства присутствовало предостережение производителя, что оно может содержать запрещенные вещества, поэтому спортсменам следует использовать его с особой осторожностью. Судьи отнеслись к итальянке снисходительно, хотя подчеркнули, что ей следовало проконсультироваться с врачом.

Другое дело, что спортсмены часто стараются убедить окружающих, что они пали жертвой чьих-то коварных действий, совершенно ничего не осознавали и, пребывая в полном неведении, позволяли делать себе инъекции и принимали лекарства, от которых человек может начать светиться ночью в темной комнате. Когда такие оправдания звучат из уст неопытного юниора, можно понимающе покивать головой и слегка оттаскать его за уши, чтобы в будущем никто не решил, будто объяснить применение допинга так легко.

Когда об ошибке и своем неведении говорит 17-летняя пловчиха, это звучит иначе, чем когда о заговоре гремит Джастин Гэтлин (Justin Gatlin). В 2006 году американский спринтер попался на применении допинга — тестостерона. У спринтеров это если не норма, то довольно частая проблема, ведь в этом виде спорта для золота или нового рекорда нужен прилив энергии, которая позволит стремительно разогнаться и достичь финиша.
На защиту своего спортсмена встал тренер Тревор Грэхэм (Trevor Graham), который заявил, что Гэтлин пал жертвой саботажа. Заговорщиком был якобы физиотерапевт, который, по заявлениям лагеря Гэтлин, втирал ему в ноги мазь с тестостероном. Врач все отрицал, а Грэхэму мало кто верил, поскольку он уже раньше привлек внимание в ходе расследования скандала с лабораторией BALCO (речь шла о поставленном на поток применении допинга американским легкоатлетами, попалась, например бегунья Марион Джонс (Marion Jones)). Гэтлин в итоге согласился на восьмилетнюю дисквалификацию, которую ему предложили следователи. На выбор у него оставался пожизненный запрет на участие в соревнованиях. Поверить в объяснения опытного спортсмена, будто он не знал, что ему дают какое-то вещество, и не замечал, как растут у него показатели, на самом деле, сложно.

«Не понимать, что в шприце, с которым к нему подходит врач, находится допинг, может только полный идиот. О допинге столько говорят и пишут, что нет, пожалуй, такого человека, который мог бы оправдываться своим неведением. Достаточно просто следить за своим телом. Даже если спортсмен не принимал допинг осознанно, но видит, что у него резко улучшились результаты, он поймет: что-то здесь не так», — объясняет двукратный олимпийский чемпион в толкании ядра Томаш Маевский (Tomasz Majewski).

Того же мнения придерживается Михал Рынковский, который подчеркивает, что обмануть спортсменов стало сегодня гораздо сложнее, чем раньше, когда серьезная борьба с допингом делала первые шаги. В теории это возможно, но на практике невероятно. «Мне сложно вообразить такую ситуацию, потому что спортсмены сейчас понимают, что им можно, а что нельзя. Если спортсмен получил запрещенное вещество, он почувствует разницу с применением обычных витаминов и минералов. Ведь иногда такие уколы делают целыми сериями», — говорит он.

Следует, однако, честно признать, что живется спортсменам нелегко. Им приходится на каждом шагу следить за тем, что они втирают в себя, что пьют и едят, чем лечатся. Отец Терезы Йохауг рассказывает, что следует внимательно выбирать даже шампунь, потому что список запрещенных веществ постоянно удлиняется. И в этом он отчасти прав.
«Мы не можем пойти в аптеку и взять с полки первое попавшееся лекарство от простуды. Остается, собственно, только аспирин или чеснок с лимонным соком. Можно попасться и на еде, особенно опасно мясо», — смеется Томаш Маевский.

Говяжий бифштекс, блюдо из голубя

Велогонщик Альберто Контадор (Alberto Contador) пытался оправдываться тем, что кленбутерол попал к нему в говядине, однако никто ему не поверил. В Европе это вещество не используют в животноводстве уже давно. Опасность может подстерегать только в Южной и Центральной Америке или в Китае, где оно остается в ходу.

На чемпионате мира по футболу среди юношеских команд 2011 года в Мексике следы  присутствия в крови кленбутерола обнаружились в пробах ста с лишним спортсменов. Сразу стало ясно, что об организованном употреблении допинга речи не идет, и, действительно, все дело оказалось в мясе, рассказывает Михал Рынковский.

Эту линию защиты избрал чешский теннисист Петр Корда (Petr Korda). Когда в его крови обнаружили нандролон, он уверял, что виновата телятина. Однако концентрация была настолько велика, будто он 20 лет подряд ел по 40 телят в день. Нужно соблюдать осторожность не только с мясом, но и с добавками. Без них сложно представить себе соревнования в современном спорте, однако они могут нанести вред. «Опасность представляют, например, добавки, произведенные в США, так как там практически никто ничего не контролирует. У некоторых препаратов есть специальные сертификаты, но никто не ручается на 100%, что очередная партия продукта не будет содержать примесей. В 2001 году исследование МОК показало, что они могут оказаться в 15% таких препаратов. Чаще всего проблемы появляются, когда спортсмены покупают их самостоятельно, в интернете», — объясняет Рынковский.

Что-то из аргументов в духе, как сложно в этом все разобраться, звучало в словах Марии Шараповой, которая выделилась на фоне других спортсменов тем, что сама призналась в нарушении антидопингового законодательства и сама сделала заявление по этому поводу. Другой вопрос, было ли ее раскаяние искренним. Сложно поверить, что кто-то решил внезапно превратить такое умело управляющееся «предприятие», каким стала Шарапова, в «общество с ограниченной ответственностью».

ВАДА рассылает информацию, с которой может ознакомиться каждый. Россиянке сделать этого не удалось. Когда оказалось, что она принимала мельдоний (улучшающий работу сердца) долгое время, а одновременно это делали другие российские спортсмены, ее версия стала выглядеть сомнительной.

Иногда происходят по-настоящему смешные ситуации, когда спортсмены пытаются все отрицать и предлагают такие теории, которые вызывают сострадательную улыбку. Американский Спринтер Деннис Митчелл (Dennis Mitchell), у которого обнаружили повышенный уровень тестостерона в организме, объяснял, что накануне он выпил пять кружек пива и как минимум четыре раза занимался любовью с женой, поскольку у той был день рождения и она «заслуживала чего-то особенного». Испанский легкоатлет Даниэль Пласа (Daniel Plaza) заявил, что нандролон попал в его организм после орального секса с беременной супругой. Велогонщик Адри ван де Пул (Adrie van der Poel), нафаршированный стрихнином, объяснял, что ел пирог с голубями, которых вырастил его дядя (тот давал птицам это вещество). Ришар Гаске (Richard Gasquet) сообщил, что целовался в ночном клубе с девушкой, которая незадолго до этого употребляла кокаин, поэтому в его организме остались следы этого наркотика. Ему позволили играть в теннис дальше, потому что девушка подтвердила этот рассказ.

Кубинец Хавьер Сотомайор (Javier Sotomayor) тоже попался на кокаине, однако решил обратиться в своей версии к современной истории и политике. По его мнению, во всем было виновато ЦРУ, которое решило расправиться с символом кубинского спорта. Словенка Хелена Яворник (Helena Javornik) говорила, что наличие в ее организме следов эритропоэтина объясняется тем, что в комнате, где брали пробу, находилась собака и обнаженные люди.

ЦРУ, непорядочные физиотерапевты, собаки, алкоголь, опухшие губы, несуществующие братья, телята: неужели, перебрали уже все? Осталось, пожалуй, чтобы в этой игре появились еще инопланетяне.