Виталий Мутко — одно из ближайших доверенных лиц Владимира Путина. Перед началом Кубка конфедераций вице-премьер говорит о хулиганах, обвинениях в использовании допинга и значении футбола в России.


Виталий Мутко — футбольный функционер в России: вице-премьер лично докладывает президенту Владимиру Путину. Мутко является главным организатором Чемпионата мира по футболу 2018 года. Он несет ответственность за проведение Кубка конфедераций, который открылся в воскресенье матчем сборной России против Новой Зеландии в Санкт-Петербурге. Это генеральная репетиция России перед Чемпионатом мира по футболу.


Для беседы 58-летний вице-премьер пригласил нас в здание оргкомитета в Москве, расположенное на набережной Москвы-реки. Табло возле входа отсчитывает дни, часы и минуты до начала игры. На противоположном берегу, на Воробьевых горах, сотни футбольных фанатов будут следить за игрой в фан-зоне в Москве. На многие вопросы Мутко реагирует со смехом. Он считает, что Россию очерняют.


Spiegel: Российский футбол имеет не лучшую репутацию. На Чемпионате Европы 2016 года российские хулиганы жестко атаковали британских болельщиков. Как вы собираетесь избавить иностранных болельщиков от страха приезжать в Россию?


Виталий Мутко:
Нельзя сваливать на футбол все, что происходит за пределами игрового поля. Россия является одной из самых безопасных стран мира. О попытках сделать из России опасную страну, очернить нас мы уже знаем, это мы видели и в Сочи перед Олимпийскими играми. И что вышло? Все остались довольны. Могу вас заверить, в этот раз будет так же. Я хотел бы подчеркнуть, что во время Чемпионата России с миллионами зрителей все оставалось спокойно.


— Значит, проблем с хулиганами вы больше не наблюдаете? Все-таки президент Путин недавно подписал закон для предотвращения хулиганских действий среди болельщиков.


— Хулиганы встречаются и в других странах. Я сам был свидетелем того, как вели себя британские болельщики, их было от 25 до 50 тысяч человек. Но об этом вы не пишете, а пишете только о наших болельщиках, и очень подробно. При этом там было всего 200 наших болельщиков!


— Которые устроили уличную драку.


— Конечно, нас возмущает, когда наши болельщики нарушают порядок за границей. После этих инцидентов мы приняли меры против хулиганов: денежные штрафы до 20 тысяч рублей (около 340 евро), до 15 дней ареста и запрет на посещение стадиона до семи лет.


— Другая проблема в российском футболе — расизм. В сторону темнокожего игрока гостевой команды на поле бросались бананы, издавались обезьяньи крики.


— ФИФА и УЕФА нас постоянно контролируют. Вы считаете, что они позволили бы нам проводить Чемпионат мира, если бы видели проблемы в данной области? В прошлом сезоне у нас не было ни одного подобного инцидента. Мы держим это под контролем.


— Открывающий матч Кубка конфедераций состоится на стадионе в Санкт-Петербурге, строительство которого вызвало скандалы. Расходы возросли колоссально, рабочие, в том числе из Северной Кореи, в ужасных условиях надрывались на стройплощадке. Насколько это вредит турниру?


— Да, стадион обошелся в 46 миллиардов рублей. Но его строительство началось еще до того, как в 2010 году было принято решение провести Чемпионат мира в России. Собственно, он проектировался как региональный стадион. Только в конце 2013 года у нас была готова окончательная концепция Чемпионата мира, с 2014 года правительство взяло под свой контроль все 12 стадионов Чемпионата мира, а также стадион в Санкт-Петербурге. Стадион строился с 2007 года, это долгое время. Когда мы сменили генерального подрядчика, мы обнаружили недостатки. Их надо было устранить, стадион должен был быть реконструирован к Чемпионату мира. На это потребовались деньги.


— А что вы скажете об условиях работы? ФИФА в письме осудила нечеловеческие условия, в которых пришлось работать северокорейским рабочим.


— ФИФА никого не критиковала. Изначально существовало условие, что ФИФА будет контролировать условия труда в России. Если она делала какие-то замечания, мы тут же принимали решительные меры. По поводу северокорейских рабочих: я не могу вам сказать, привлекались ли рабочие из Северной Кореи к строительству стадиона.


— Есть много свидетелей, которые это подтверждают.


— Мы не несем ответственность за персонал, который привлекает для работы субподрядчик. Но могу вам сказать, что у нас есть межправительственное соглашение с Северной Кореей, которое предусматривает возможность использования северокорейской рабочей силы и регулирует трудовые отношения. Условия труда у нас строго регулируются, возможно, даже строже, чем во многих других странах.


— Россия то и дело попадает в заголовки газет в связи со случаями выявления допинга. Почему мы должны верить, что российский футбол чист?


— Эта проблема на самом деле высосана из пальца. Не могу понять, почему вы так хотите оклеветать российский спорт. То и дело пытаются очернить Россию.


— Есть причины, например, систематическое применение допинга в российской легкой атлетике.


— Футбол — командная игра, только с помощью допинга игру не выиграть. ВАДА организовывает допинг-контроль игроков, кроме того, за это отвечают ФИФА и УЕФА. Вы должны спрашивать их. В нашей системе была ошибка, мы на это отреагировали, российское антидопинговое агентство РУСАДА было перестроено в соответствии с требованиями ВАДА и МОК. Мы инвестируем миллиарды в развитие спорта, нам не нужны фиктивные победы с помощью допинга, а уж тем более в футболе.


— В европейском клубном футболе Россия до сих пор остается в тени, в отличие от хоккея, где Россия с КХЛ составила глобальную конкуренцию североамериканской НХЛ. Какую роль играет футбол для российского общества?


— Это совершенно нельзя сравнивать. В футбол играют в 209 странах на всех континентах, в хоккей — только на двух континентах. Конечно, хоккей — наш национальный вид спорта, он важен для всей страны, наш президент тоже играет в хоккей. В футболе заложен очень большой потенциал, мы должны его использовать. Да, во время Чемпионата Европы в 2016 году во Франции мы выбыли уже в четвертьфинале. Но что касается наших клубов, то сейчас мы занимаем седьмое место в Европе. А через сезон три российских клуба будут играть в Лиге чемпионов. В среднем на игру на стадионы приходят 13 тысяч зрителей, футбольные телерейтинги — также выше хоккейных.


— Какие шансы у России на Кубке конфедераций? Команде удастся выйти в финал?


— Сложно сказать. У нас много новых игроков, от прежней команды остались только четверо. Возможно, мы слишком поздно начали обновление. Кубок конфедераций крайне важен для нашей команды, молодые игроки смогут попробовать себя на настоящем соревновании.


— А если отвлечься от футбола, насколько важен Кубок конфедераций для России?


— Мы еще никогда не организовывали турнир на таком уровне. Это наша генеральная репетиция.


— Какова цель Чемпионата мира? Прежде всего, развитие регионов?


— Конечно, речь идет о том, чтобы способствовать развитию страны, в этом Чемпионате мира задействованы 11 городов. Мы инвестируем свыше 50 миллиардов долларов в инфраструктуру: в современные аэропорты, станции метро, железнодорожное сообщение, больницы, машины скорой помощи, IT-технологии и безопасность. Прибавьте к этому 12 стадионов и 100 тренировочных площадок. Мы хотим заинтересовать футболом больше молодежи и хотим представить Россию миру. Те, кто приедет в Россию, увидят не только Москву и Санкт-Петербург, но и южные города на побережье Черного моря и города Поволжья. Все больше туристов приезжают в нашу страну, чтобы познакомиться с Россией.


— Сегодня это в основном азиаты.


— Почему же? Нет, западноевропейцы, и немцы в том числе.


— После санкций из-за войны на Украине их стало все-таки меньше.


— Я бы не сказал, что намного меньше. Это больше связано с глобальной ситуацией. Из-за ситуации с безопасностью снизилось и количество россиян, едущих за границу. Но о политике я бы здесь говорить не хотел. Кубок конфедераций и Чемпионат мира будут организованы безупречно, Россия докажет свое гостеприимство. Для тех, кто обзавелся паспортом болельщика (Fan-ID), организован безвизовый въезд. Мы предлагаем для болельщиков бесплатные поезда между городами-участниками чемпионата. Организованы фан-зоны.


— Недавно вас изгнали из комитета ФИФА, так называемого политического футбольного Олимпа. Это причиняет вам боль перед предстоящим Чемпионатом мира?


— Нет, совсем нет, все-таки я был там девять лет.


— Действительно? Официально звучало, что вы не можете больше выставлять свою кандидатуру, поскольку необходимо предотвратить «политическое влияние» на ФИФА. А вы — вице-премьер России.


— После реформы ФИФА теперь появился комитет по аудиту и соблюдению норм Международной федерации футбола, который придерживается мнения, что ФИФА должна быть политически нейтральной. Мой коллега Райнхард Гриндель (Reinhard Grindel), президент Футбольного союза Германии, отказался от своего мандата в бундестаге, чтобы иметь возможность быть переизбранным. Я для себя решил остаться вице-премьером.


— Значит, ваш политический пост для вас важнее?


— Я отвечаю за успешное проведение Чемпионата мира по футболу в России, несу эту ответственность с 2010 года. Разве мог бы я за год до этого все бросить? Я уверен, что представитель России снова появится в комитете ФИФА.


— Кто это будет?


— У нас есть кандидаты, которые соответствуют необходимым критериям.


— Кто они?


— (Смеется. Пауза.) После избрания вы сможете его поздравить.