Давайте признаем правду: Европа, США, весь западный мир живут в состоянии отрицания реальности. Иными словами, Европа — для европейцев, а Ближний Восток — пусть хоть взорвется.  Скоро исполнится пять лет с начала гражданской войны в Сирии, войны, которая уже давно является проблемой не только сирийских граждан или президента страны Башара Асада.

Речь идет о конфликте, в который ввязались Россия, Иран и «Хизбалла» (шиитский лагерь, который сражается со «свободной сирийской армией», «Фронтом ан-Нусра» и еще целым рядом группировок, принадлежащих суннитскому течению ислама, получающих поддержку со стороны таких государств, как Саудовская Аравия, Иордания и Турция).  Однако надо всеми нависает Исламское государство (организация запрещена в России – прим. ред.).

ИГИЛ начал свой путь в 2004 году, как часть организации «Аль-Каида» в Ираке. Шесть лет спустя человек по имени Абу Бакр аль-Багдади принял на себя руководство организацией. В 2011 году, в разгар гражданской войны в Сирии, аль-Багдади решил направить в эту страну своих боевиков (Фронт ан-Нусра). Через некоторое время аль-Багдади решил превратить свою группировку из еще одного местного отделения «Аль-Каиды» в Исламский халифат под собственным управлением. На первой стадии, по замыслу аль-Багдади, халифат распространялся на территорию Сирии и Ирака. В связи с этим возник идеологический разрыв между ИГ и «Аль-Каидой».

Армия аль-Багдади начала действовать на территории Сирии против различных суннитских группировок и, разумеется, против режима Башара Асада. Аль-Багдади основал столицу своего халифата в сирийском городе Ар-Ракка. Так его группировка усилила свои военные и политические позиции. В июне 2014 года аль-Багдади провозгласил создание Исламского государства Сирии и Ирака.

И с этого момента начинается кардинальный поворот событий, который европейцы и американцы до сих пор так и не уяснили: ИГ перестал быть группировкой и стал государством. Кроме того, что у ИГ есть столица и правитель, у него есть собственная идеология — распространение ислама посредством джихада, война с неверными и превращение их государств (дом войны) в территории, управляемые в соответствии с законами Корана (дом ислама). Кстати, в эту категорию входят все арабские и мусульманские режимы, являющиеся, с точки зрения «Исламского государства», «еретическими» — аллавитская Сирия, Саудовская Аравия, секулярный Египет, Иордания, Ирак, Турция. Список этих стран достаточно большой.

Однако кроме идеологии ИГ имеет также военную, экономическую, просветительскую и юридическую инфраструктуру. Исламское государство имеет армию, в рядах которой воюют 30—50 тысяч бойцов и контролирует 40 процентов сирийской территории. На территориях, захваченных ИГ, государство аль-Багдади решает многочисленные вопросы повседневного быта жителей этих районов — обеспечение водой, электричеством, санитарные вопросы, техническое поддержание инфраструктуры.

«Исламское государство» создало специальное министерство, которое занимается  сбором налогов, а также разветвленные бюрократические структуры, занимающиеся финансовыми вопросами. С помощью патрульных отрядов 24 часа в сутки на улицах населенных пунктов территории, контролируемой исламистами, ведется наблюдение за строгим соблюдением законов Шариата: скромный вид мужчин и женщин, своевременное прибытие граждан на молитву, запрет на наркотики и алкоголь и т.п.  И, наконец, как любое государство, в ноябре 2014 года Исламское государство начало печатать собственные денежные знаки — исламский динар.

«Исламское государство» создало собственную судебную систему, в которой решения принимают мусульманские судьи. Эти судьи выступают арбитрами и в рутинных вопросах повседневной жизни: семейные конфликты, отношения между мусульманами и немусульманами. Это еще один фактор независимого статуса ИГ.

В экономической сфере ИГ также имеет средства к существованию. Согласно разным источникам, «Исламское государство» получает финансирование из стран Персидского залива (Катар, Кувейт, Саудовская Аравия). Эти деньги под прикрытием благотворительных фондов переводятся частными лицами и правительственными организациями. Те, кто переводят эти деньги, прекрасно знает, куда они поступают. Кроме того, в распоряжении «Исламского государства» оказались нефтяные и газовые месторождения Сирии и Ирака.