В Брюсселе существуют некоторые неписаные правила, которые обычно не нарушаются. Пожалуй, самое важное из них призывает Еврокомиссию воздерживаться от вмешательства во внутриполитические споры в странах-членах. В воскресенье вечером председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) взялся за телефонную трубку, чтобы нарушить это правило.

Люксембуржец позвонил Эммануэлю Макрону (Emmanuel Macron) и поздравил его с победой в первом туре французских президентских выборов. Даже формально Юнкер не пожелал соблюсти беспристрастность перед дополнительными выборами через две недели. Макрон представлял ценности, за которые выступает Европа, объяснил этот поступок пресс-секретарь Юнкера. Речь идет, по его словам, о «выборе между зашитой того, за что выступает Европа, и другим вариантом, в результате которого Европа будет разрушена».


В ЕС мало что происходит без согласования между Берлином и Парижем

Недипломатичная откровенность Юнкера имеет одну практическую и одну более глубокую причину. Практически он может исходить из того, что не причинил никакого вреда. Тот, кто выступает за ЕС, не будет осуждать Юнкера за его четкую позицию. Тот же, кто враждебно настроен по отношению к ЕС, все равно, вероятно, выберет Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Более основательным является другое рассуждение: с точки зрения Юнкера, на выборах во Франции решается вопрос о том, есть ли еще в Брюсселе вообще работа, которую следовало бы выполнять.


В марте Юнкер представил Белую книгу о будущем ЕС, которая в случае победы на выборах врага ЕС Ле Пен стала бы бесполезной. Теперь же в Брюсселе можно уже думать о времени после сентября. Без согласования между Берлином и Парижем в Евросоюзе, как показывает опыт, мало что происходит. Однако если после выборов в бундестаг канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) будет переизбрана на новый срок или новым канцлером станет Мартин Шульц (Martin Schulz), тогда новый дуэт с Макроном с французской стороны действительно должен будет снова привести к каким-либо подвижкам в ЕС. Это, с точки зрения Брюсселя, и есть свет в конце туннеля.

Некоторые представления Макрона могли бы вызвать недоверие

Но это могло бы быть и неплохо, если бы эти идеи возможного президента Макрона для многих оказались бы слишком резкими. Особенно в берлинской фракции ХДС представления 39-летнего француза о будущем экономического и валютного союза могут вызвать недоверие, если вообще не ожесточенное сопротивление. Макрон хочет создать собственный бюджет для еврозоны — вместе с евро-министром финансов и парламентом для валютного пространства. Распределение финансовых средств француз хочет поставить в зависимость в первую очередь не от соблюдения фискальных правил, а от налогообложения и от социальной политики. Однако в его предвыборной программе не говорится о том, как это должно функционировать точно.

Для столь далеко идущих реформ в любом случае придется менять договоры ЕС, после которых потребовалось бы провести также и во Франции референдум со всей его непредсказуемостью. Уже только по одной этой причине эти предложения нереальны, считает Берлин. И хотя министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble), (ХДС) постоянно говорит о том, что выступает за усиление еврозоны, однако в отличие от Макрона он сначала хочет уменьшить финансовые риски в странах-членах ЕС, прежде чем говорить об объединении. По этой причине Шойбле по-прежнему оттягивает идею совместного страхования вкладов.

Вызывающие идеи Макрона

Европейский комиссар по экономике и финансовым делам Пьер Московиси (Pierre Moscovici) советует Макрону: «Сначала Франция должна позаботиться о достоверности». В переводе на язык валютного союза это означает, что новое правительство в Париже должно позаботиться о соблюдении критериев пакта о стабильности и экономическом росте стран ЕС. «Франция должна уважать правила», — говорит француз Московиси. Он сам был когда-то министром финансов в Париже и как специалист знаком с этой проблемой, когда охотно тратят больше того, что предоставляет бюджет. И все же для Московиси ясно: только после того, как Франция докажет, что она придерживается фискально-политических соглашений, она снова сможет играть ведущую роль в ЕС.

В Брюсселе убеждены: как уже это бывало в прошлом, предложения об углублении валютного союза должны поступать из Парижа. Меркель и прежде всего ее министра финансов в Еврокомиссии воспринимают в первую очередь как тормоз интеграции. Поэтому вопрос в том, как сможет Макрон убедить правительство ФРГ в том, чтобы в буквальном смысле слова больше давать для Европы?

Конечно, он может надеяться на то, что следующего канцлера в Берлине будут звать Шульц, тогда он мог бы буквально ворваться в открытые двери со множеством предложений. При этом сам кандидат от СДПГ знает, что у большинства немцев есть неприятное чувство, что они только переводят деньги в «Брюссель», в то время как другие по-прежнему делают долги.


Макрон был бы непростым партнером также и для Берлина

Ясно, что Макрон не был бы тем простым партнером, какого желал бы кое-кто в Берлине. У него вызывающие идеи. И многие из них еще расплывчатые, к тому же он предлагает фазу консультаций от шести до десяти месяцев во всех странах-членах ЕС. В результате этих консультаций должна появиться некая дорожная карта, которая бы вылилась в пятилетний план для Европы. В некоторых своих замыслах Макрон должен еще объяснить, чего именно он хочет. Он должен идти на компромисс, иначе он проиграет во французском парламенте, на выборах которого в июне его движение «Вперед» вряд ли получит большинство.

Так что остается много открытых вопросов. А с немецкой точки зрения еще и такой: как поступит Макрон с активным торговым балансом ФРГ, который он критиковал во время предвыборной борьбы? Объединится ли он с Еврокомиссией, которая уже несколько лет жалуется на немецкий избыток, при этом однако ничего не добилась, потому что у нее нет сильных союзников в странах-членах? Или же Макрон присоединится к Шойбле, который требует более сильную межгосударственную кооперацию и хочет урезать власть комиссии?

Брюссельское ведомство в любом случае надеется, что его предложения с президентом Макроном получат большую пробивную силу. В эту среду оно хочет в рамках своей работы над Белой книгой представить социальную повестку дня для ЕС. По этому поводу вряд ли стоит ожидать большого восторга из Берлина.