Расследование о «российском вмешательстве»

The Washington Post (27.10) отметила, что «Президент Трамп и республиканцы в Конгрессе требуют нового тщательного расследования действий Хиллари Клинтон в бытность ее госсекретарем, что потенциально угрожает расследованиям о российском вмешательстве в выборы 2016 года так же, как и мероприятиям, направленным на проверку близкого окружения Трампа. В течение недели лидеры республиканцев в Палате представителей и Сенате объявили о двух расследованиях, касающихся решений эпохи президентства Обамы, связанных с урановой сделкой, которая увеличила долю России на ядерном рынке США, а также того, как ФБР занималось проверкой использования Хиллари Клинтон личного компьютера для хранения электронной почты в время работы госсекретарем».

«Лидер большинства в Палате представителей Кевин Маккарти поставил под сомнение объективность команды Мюллера, отметив, что в состав его штата входит „много искушенных в политике юристов, которые давали деньги демократам. Из восьми человек в команде, которые известны общественности, четверо делали пожертвования демократам, в том числе президенту Бараку Обаме и Хиллари Клинтон“», — указала та же газета двумя днями позже (The Washington Post, 29.10).

«По сообщениям источников, знакомых с ситуацией, 27 октября большое жюри федерального суда в Вашингтоне одобрило первые обвинения в рамках расследования, которое возглавляет специальный прокурор Роберт Мюллер, — информировал телеканал CNN (28.10). — По словам источников, лица, против которых выдвинуты обвинения, могут быть взяты под стражу уже в понедельник, 30 октября. Характер обвинений пока неизвестен».

«Бывшему председателю предвыборной кампании Трампа Полу Манафорту и его давнему деловому партнеру Рику Гейтсу предъявлено обвинение по 12 пунктам, включая заговор против Соединенных Штатов, сговор с целью отмывания денег и лжесвидетельство. Обвинительное заключение стало первым уголовным обвинением, поступившим от специального прокурора Роберта Мюллера, который расследует возможную координацию кампании Трампа с Россией с целью оказать влияние на выборы 2016 года» (The Washington Post, 30.10).

«В понедельник Полу Манафорту было предъявлено обвинение в том, что он переводил миллионы долларов через зарубежные подставные компании и тратил эти деньги на покупку роскошных автомобилей, недвижимости, антиквариата и дорогих костюмов. Обвинения против Манафорта и его давнего соратника Рика Гейтса в значительной степени накаляют обстановку, связанную с расследованием, которое ведет специальный прокурор и которое омрачает первый год пребывания Трампа в должности президента — сообщила The New York Times (30.10). При этом, однако, отметила, — В обвинениях, предъявленных Манафорту и Гейтсу, ни Трамп, ни вмешательство в выборы не упоминаются. Зато в них подробно изложены обстоятельства лоббистской деятельности Манафорта на Украине и подробно описано то, что обвинение называет схемой ухода от налогов и сокрытия доходов от общественности».

Остается только догадываться, о какой такой «возможной координации кампании Трампа с Россией с целью оказать влияние на выборы 2016 года» ведет расследование специальный прокурор…

Роются в своем грязном белье, но обвиняют — Россию

«Избирательный штаб Хиллари Клинтон и Национальный Комитет демократической партии (НКДП) участвовали в финансировании исследовательской работы, результатом которой стало знаменитое досье с утверждениями о том, что президент Трамп поддерживал связи с Россией и мог координировать свою предвыборную кампанию с Кремлем, о чем сообщили осведомленные источники» (The Washington Post, 24.10).

«Представлявший штаб Клинтон и НКДП юрист Марк Элиас в апреле 2016 года связался с вашингтонской аналитической компанией Fusion GPS и поручил ей провести исследование. В связи с этим Fusion GPS наняла связанного с ФБР бывшего сотрудника британской МИ6 Кристофера Стила, и он составил это досье. Действуя через юридическую фирму Элиаса, штаб Хиллари Клинтон и Национальный комитет Демократической партии оплачивали эту работу до конца октября 2016 года, прекратив финансирование всего за несколько дней до проведения выборов» (CNBC, 25.10).

«Оказывается, Россия пыталась посеять недоверие к американской избирательной системе, причем при содействии и попустительстве Демократической партии, а возможно и ФБР. Это полностью опровергает ту повествовательную линию, которая господствует в средствах массовой информации, а посему требует тщательного расследования. Все это также вызывает вопросы о расследовании специального прокурора Роберта Мюллера. Новости о компании Fusion означают, что теперь надо расследовать роль ФБР в российском вмешательстве в выборы, хотя ФБР и Министерство юстиции настаивают на том, что расследование Мюллера мешает им сотрудничать со следователями из конгресса. … Мюллер окажет услугу своей стране, если подаст в отставку и предотвратит дальнейший политический кризис, связанный с конфликтом интересов» (The Wall Street Journal, 25.10).

«Сага о фирме Fusion GPS еще не закончена. Финансирование со стороны Клинтон и НКДП — только первый взгляд на теневые дела на выборах, спрятанные за стенами этой фирмы. Теперь мы знаем, где Fusion получила часть денег на это, но следующий вопрос заключается в том, как фирма их использовала. С кем она работала, помимо бывшего британского шпиона Кристофера Стила? Кому она платила? Кто еще за это платил?… Если Палата представителей победит, не удивляйтесь, если в этих банковских отчетах окажутся деньги, связанные с русскими. В прошлом Fusion работала с россиянами, в том числе с адвокатом Натальей Весельницкой, которая появилась в прошлом году в офисе Дональда Трампа-младшего…. Разоблачения со стороны ФБР тоже впереди» (The Wall Street Journal, 26.10).

Новые санкции против России

«Под давлением республиканцев и демократов администрация Трампа в четверг передала Конгрессу список российских организаций, которые она подвергнет новым санкциям, призванным дать отпор России за ее действия в Восточной Европе, Сирии и на президентских выборах США 2016 года…. Должностные лица администрации дали понять законодателям, что намерены ввести санкции в отношении физических лиц в США и других странах, которые имели „значительные“ деловые отношения с российскими юридическими лицами, направив раннее предупреждение о том, что такие сделки должны быть быстро завершены» (The New York Times, 26.10).

«В пятницу, 27 октября, Госдепартамент опубликовал список 39 российских компаний и правительственных организаций, связанных с разведывательным и оборонным секторами, и предупредил о том, что все компании в США и других странах, совершающие крупные сделки с этими организациями, могут стать объектами санкций начиная с января следующего года…. К нему также прилагались инструкции для тех, кого этот закон может коснуться. Этот список российских компаний и агентств может иметь серьезные последствия для американских и иностранных компаний, которые ведут с ними бизнес…. Те лица и компании, которые совершают „крупные“ сделки с компаниями и организациями из этого списка, могут столкнуться с санкциями, начиная с 29 января» (The Washington Post, 28.10).

Открыто говорить о том, что новые санкции США откровенно направлены на вытеснение России с международного рынка вооружений, никто из «экспертов» не стал, но статья о проблемах США на нефтяном рынке дает представление о том, что там понимают под «рыночными отношениями».

«Москва, действуя через нефтяную компанию „Роснефть“, пытается усилить влияние в тех странах, где США наталкиваются на препятствия, или где существует вакуум власти и влияния. Ее действия также диктуются необходимостью, поскольку американские и европейские санкции вынуждают „Роснефть“ искать новых партнеров и инвестиции в других местах, — отметил Клиффорд Краусс в The New York Times (29.10). — Эта компания, давно уже финансирующая государственные и социальные программы России, глубоко проникла в такие важные в политическом плане страны как Куба, Китай, Египет и Вьетнам, а также в неспокойные и хаотичные государства, где на карту поставлены американские интересы».

При этом автор выразил надежду, что «Если в Венесуэле произойдет дефолт, и правительства Мадуро падет, Россия и „Роснефть“ останутся с невозвратными кредитами, поскольку новое правительство может не захотеть расплачиваться по ним».