Польша и Венгрия заинтересованы в победе кандидата от Национального фронта, которая определенно погрузила бы Евросоюз в глубокий кризис, отвлекая внимание от их проблем.


Глубокая поляризация французского общества, которую символизируют кандидаты второго тура президентских выборов, проявляет себя еще нагляднее, если сделать шаг в сторону, в другие европейские страны.


В Польше она тем поразительнее, что находит отражение в самом польском обществе. Поляризация проявляет себя в современной Польше, как ни в какой другой стране: если вчера она была главным примером успешной интеграции бывших коммунистических республик в европейский процесс, сегодня она разобщена и постепенно отдаляется от ценностей Евросоюза.


Представители польского гражданского общества, которое стало целью нападок ультраконсервативного правительства партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского, с тревогой спрашивают проходящего рядом французского журналиста, действительно ли Эммануэль Макрон победит.


«Правительство втайне надеется на победу Марин Ле Пен, потому что это положит конец нарастающей напряженности с Брюсселем», — говорит один из них.


В то же время заигрывание кандидата от ультраправых с Владимиром Путиным вызывает беспокойство в стране в период развертывания натовских сил в ответ на действия России и страхов насчет агрессии бывшего «большого брата».


Те же настроение царят и в Венгрии, где президент Виктор Орбан вновь навлек на себя критику Европейского Союза очередной авторитарной мерой. На этот раз все связано с его попыткой закрыть Центрально-Европейский университет, который финансируется ненавистным ему американским миллиардером венгерского происхождения Джорджем Соросом (George Soros). Находившийся на прошлой неделе в Брюсселе Орбан получил суровую отповедь со стороны евродепутатов, однако она не произвела на него впечатления.


У Ярослава Качиньского, Виктора Орбана и Марин Ле Пен — разные политические пути. Мало что общего и в их нынешнем положении на политической арене. Как бы то ни было, всех их объединяют общие взгляды на «нелиберальную демократию», по выражению американского публициста Фарида Закарии (Fareed Zakarya), а также критика Европейского Союза и его наднациональных структур.


Несмотря на все свои отличия, Варшава и Будапешт крайне заинтересованы в победе Марин Ле Пен, которая, безусловно, погрузила бы ЕС в глубокий кризис, отвлекая внимания от их проблем. В то же время победа Эммануэля Макрона, который выступает за активизацию европейского процесса и многоуровневую Европу, может грозить им изоляцией.


Они видят в проекте Марин Ле Пен возвращение к национальному суверенитету и ограничение европейского строительства минимумом межправительственного взаимодействия. Этот проект развязал бы им руки для осуществления их «нелиберального» плана разрушения необходимых для демократии противовесов во власти. Он, кстати говоря, уже был запущен: подконтрольный конституционный суд в Польше, посягательства на независимость судов в обеих странах, усиление контроля над прессой, жесткий надзор за образованием, попытки переписать польскую историю… Все эти решения стали бы сегодня препятствием для присоединения Польши к ЕС и хартии по правам человека, которая включена в Лиссабонский договор 2007 года.


Макрон практически неизвестен в Польше


Как бы то ни было, в обратном направлении эта связь не идет. Марин Ле Пен практически не упоминает эти страны, которые идут политическим путем, напоминающим ее собственный. Тем более что эти правительства едва ли можно назвать образчиками успеха, и что они оказываются в центре французских проблем (например, это касается перенесенного в Польшу завода Whirlpool).


В любом случае, Варшава и Будапешт идут по пути, который может стать и путем Марин Ле Пен в случае ее победы: постепенный упадок правового государства и формирование новых структур контроля над ведомствами и умами. Проигранная либералами «битва за Гданьск» (речь идет о новом музее Второй мировой войны, директору которого пришлось уйти с должности) свидетельствует о центральной роли истории, как видно и во Франции по окружению Марин Ле Пен.


В Польше и Венгрии гражданское общество очень активно задействует часть населения на борьбу с политическими проектами правительств: против закрытия университета Сороса в Будапеште, против угроз для свободы прессы в Варшаве… У людей возникает чувство возвращения в далекое прошлое.


Эдгар Морен (Edgar Morin) так описывает в Le Monde это явление: «Повсюду, в том числе и в Европе, политический регресс порождает авторитарные постдемократии, которые слово «популизм» описывает не лучшим образом. Все мы оказались под угрозой в этот исторический период. (…) Нам известен путь, по которому ведет нас Нацфронт. Это путь авторитарной постдемократии Путина, Орбана и Эрдогана, которая распространяется по континенту».


Победа Эммануэля Макрона в первом туре выборов стала неожиданным сюрпризом для польского гражданского общества. Французская внутренняя политика не находится в центре интересов поляков, которые знают Марин Ле Пен, но мало что слышали о бывшем министре экономики. Сегодня у них возникают вопросы насчет его истинной силы, проекта, способности дать толчок подъему Европы на фоне политического регресса.


Слабая реакция ЕС


Европа же мало что может сделать с подъемом «постдемократических» режимов. Европейское строительство совершило настоящее чудо, вернув демократию в Грецию «черных полковников», Испанию Франко и Португалию Салазара, которые были диктатурами в течение нескольких десятилетий. В 1990-х годах все считали, что то же самое произойдет и с бывшими коммунистическими странами Центральной и Восточной Европы. На деле же все случилось с точностью до наоборот, о чем свидетельствует подъем популизма и авторитарных доктрин.


Начатые в отношении Польши и Венгрии процедуры представляют собой лишь крайне слабую реакцию на противоречащие ценностям ЕС перемены. Дело в том, что процесс европейского строительства отличается от прочих региональных образований и торговых объединений в первую очередь тем, что у него есть демократический фундамент.


Так что же делать с Польшей и Венгрией, которые постепенно отходят от этих ценностей? В случае победы Марин Ле Пен во Франции этот вопрос даже не будет стоять в силу обострения напряженности в ЕС. Поэтому перед тем, как пойти голосовать или принять решение о неявке, стоило бы взглянуть на страны, которые предшествовали Марин Ле Пен на «постдемократическом» пути…