Меры, которые Москва принимает в ответ на новые санкции США, не сравнимы с теми ограничениями, которые могут нанести потенциальный ущерб интересам российского энергетического сектора в Европе. Между тем они открывают новую главу в политическом споре между правительством Владимира Путина и Западом.


С экономической точки зрения, Россия мало что могла сделать.


Основная головная боль здесь достается Евросоюзу, который с беспокойством следит за угрозой санкций, нависшей над европейскими компаниями за то, что они ведут бизнес с российскими газовыми и нефтяными гигантами — бизнес, имеющий жизненно важное значение для энергетической безопасности континента.


Сокращение числа сотрудников Госдепартамента в России вписывается в другую полемику.


С момента окончания холодной войны Соединенные Штаты финансировали и оказывали поддержку НКО и прочим организациям в России и странах бывшей советской сферы влияния.


Хотя американцы это отрицают, они активно участвовали в «цветных революциях», которые в 2000-е годы свергли промосковские режимы в таких странах, как Грузия и Украина. Контрреволюция, которая произошла на Украине в 2014 году, привела к гражданской войне; сегодня это замороженный конфликт.


В России с каждым разом все более жесткие законы ограничивают работу иностранных НКО. Для тех, кто находятся в оппозиции к Путину, это было лишь очередным проявлением авторитаризма: эти организации никогда не оказывали существенного влияния на российскую политику, в СМИ они затрагивали неудобные Кремлю вопросы, такие как права человека или свобода слова.


Один российский аналитик, работающий в такой организации, которая пока еще действует в стране, недавно рассказал Folha, что к нему периодически наведываются сотрудники органов безопасности.


Сократив американский персонал менее чем наполовину по сравнению с текущим количеством сотрудников, и тем самым уравняв его с численностью дипмиссии Кремля в США, Путин дал возможный ответ на санкции.


Эти радикальные меры потребуют реорганизации, которая фактически ограничит оперативные возможности американских дипломатов в стране, ведь уволить одних только российских сотрудников посольств и консульств невозможно — если, конечно, дипломаты сами не начнут водить машины и работать секретарями.


Помимо политической игры, цель заключается и в том, чтобы сократить масштабы шпионской деятельности, ведь по сложившейся во всем мире традиции, агенты работают под прикрытием дипломатии.