Президент Литвы Даля Грибаускайте в эксклюзивном интервью Delfi констатирует, что Литва готова поддерживать равные отношения со всеми своими соседями, однако уже после первой встречи с президентом России Владимиром Путиным президент получила список требований, которые должна выполнить Литва.


«С самой первой встречи с господином Путиным я получила список требований, которые должна выполнять Литва: не строить атомную станцию, сотрудничать с ними и т.д. Это было не предложение дружить или сотрудничать — или ты становишься на колени и выполняешь, или ты являешься врагом. Я не могла принять такие отношения», — сказала президент. Грибаускайте с сожалением отмечает, что растущая экономика в Литве еще не повлияла на жизнь людей, а социальная изоляция стала самой большая проблемой государства. Президент признает, что налогообложение людей, работающих за зарплату, значительно выше, по сравнению с налогообложением капитала и имущества. По ее мнению, налог на роскошь или налог на дорогую недвижимость должен быть выше, чем он есть в настоящее время. В интервью Delfi Грибаускайте утверждает, что она не поддержит ни одного из кандидатов на предстоящих президентских выборах.


Delfi: Госпожа президент, если нынешняя коалиция развалится, каковы, по вашему мнению, перспективы правительства меньшинства?


Даля Грибаускайте: Искать стабильность уже, возможно, сложно. Мы видим, как работает нынешнее правящее большинство: работа осуществляется не политическим способом, не на ценностном и не на идеологическом уровне, а через отдельные соглашения. Таким образом, выйдут социал-демократы или нет, скорее всего, это будет такая плавающее объединение по принципу временных сделок, которую я бы даже называла дрейфующей коалицией. Это будет новое объединение в нашей политике и давайте посмотрим, как все это сложится, но стабильность не может быть гарантирована никем.


— Была бы коалиция консерваторов и «крестьян» более стабильной, чем нынешняя?


— Не стану гадать, но я думаю, что она на самом деле маловероятна, по крайней мере, если «крестьянская» фракция останется в ее нынешнем виде.


— Что вы думаете об увеличении оборонного бюджета до 2,36 — 2,5%, учитывая, что Министерство национальной обороны уже подробно изложило потребности, из которых эти цифры и появились?


— Конкретные цифры не так важны. Давайте поговорим о потребностях, угрозах и сдерживании. Необходимо быть готовым обороняться — просто рассчитывать на то, что наши партнеры будут защищать нас, недостаточно. Мы модернизируем наши войска с очень низкого уровня, потому что несколько лет назад воинские части были заполнены всего на 30%. Поэтому говорить о числах бессмысленно, нам нужно поговорить о том, какие функции мы должны взять на себя. Где нам нужно развивать наши мощности и где мы можем сопоставить их с мощностями наших партнеров. Поэтому я думаю, что 2%, которые у нас будут в следующем году, будут минимальными, и в будущем это будет зависеть от мощности и возможностей государства, также как от потребностей и угроз вокруг нас.


— Почему с ростом экономики люди все еще эмигрируют? Как их остановить?


— Экономика растет не так заметно, как хотелось бы, тем более, что этот рост — около 3% — по-прежнему не отражается на повышении уровня жизни. Социальные пособия, пенсии и зарплаты в нашем регионе все еще отстают. Это в значительной степени приводит к потере квалифицированной рабочей силы. Производительность труда не растет, любое повышение заработной платы из-за нехватки квалифицированной рабочей силы напрямую влияет на цены. Литва входит в инфляционную спираль. Чем больше денег мы тратим на рынок и на потребление, тем больше цены растут и тем сильнее закручивается спираль. Соотношение между ростом заработной платы и производительностью уже нарушена, и это, вероятно, самая важная проблема, которая мешает людям чувствовать себя лучше, богаче и обуславливает нашу относительную отсталость по сравнению с другими странами.


Однако, как и во всех странах, существует множество причин для эмиграции — как более высокий уровень жизни в других регионах, так и самоощущение в стране, а также многое другое, что, к сожалению, в Литве, по-видимому, еще на том уровне, на какой рассчитывали люди. Добавляет свое и определенный элемент моды — сейчас очень модно уезжать. Например, у моего поколения эмиграция не была в моде, мы думали, что второй родины не бывает и то, что у нас есть, нужно улучшать, а не искать лучшей жизни. Есть много субъективных и объективных причин, обо всех них нужно думать. Не просто так мы начали говорить о том, что выбрать Литву означает выбрать Литву, независимо от того, живем ли мы здесь или за границей, выбрать Литву важно, поскольку она не измеряется с точки зрения благосостояния, либо качеством квартир или домов, это та среда, та страна, в отношении которой ты чувствуешь свои обязательства или нет, эта страна — родина тебе или нет.


— Вероятно, вы согласитесь с тем, что в наши дни очень сложно мотивировать людей сугубо обязательствами?


— Для моего поколения этого было достаточно.


— Но для вашего поколения границы были закрыты — вы, скорее всего, и не смогли бы уехать, даже если бы захотели.


— Но и позже этого было достаточно, в течение этих 27 лет было достаточно мотивации.


— А если этого недостаточно, за какие меры нынешняя коалиция, правительство должны взяться? Сами люди считают это самой большой проблемой.


— Прежде всего — реальное улучшение жизни. Не увеличение зарплат или пенсий, но реальное ощущение, что инфляция не «съедает» все это. Очевидно, что правоохранительные органы, коррупция, все это также влияет на мотивацию остаться. Многие вещи зависят от самоощущения — от гражданского движения, от осознания того, что вы сами можете создать свою страну и в конечном итоге изменять ее, влиять на решения правительства и улучшать качество демократии. Сейчас мы наблюдаем небольшое увеличение числа репатриантов. Это хорошая тенденция, надо просто помочь людям вернуться и устроиться. И ценить каждого человека.


— Каждый пятый житель Литвы находится за гранью нищеты, этот показатель еще выше в деревнях. Как уменьшить региональное и социальное отчуждение?


— Социальная изоляция является самой большой проблемой в Литве, потому что, хотя мы медленно развиваемся в регионе, а наши зарплаты и пенсии ниже, это показывает, что мы также отстаем в регионах, и этот разрыв значительно увеличивается, появляется прослойка, которая богатеет быстрее, и те, кто либо находится в стагнации, либо отстает. Несомненно, существует целая налоговая палитра, другие виды поощрения, различные показатели социальной помощи, но отнюдь не пассивное увеличение социальных пособий, поскольку мы видим, что если они переступают грань, то не стимулируют и не поощряют дальнейшее участие в рынке труда. Социальные выплаты, особенно когда они выплачиваются за опеку детей — эти вещи можно очень серьезно пересмотреть и в это инвестировать, кроме того, есть удачные примеры наших соседей. И, конечно же, надо попытаться сделать систему налогообложения несколько более ориентированной на борьбу с нищетой.


— Давайте перейдем к внешней политике Литвы. У этого правительства появились четкие амбиции по улучшению отношений с Польшей. Отношения действительно так плохи?


— Вероятно, здесь формируется такое мнение, что отношения кажутся очень плохими. Я не могу дать такую оценку. Экономические отношения такие же, как с любым соседом — как торговые, так и энергетические проекты развиваются, и они никогда не прекращались. И у нас, конечно же, нет лучшего соседа в области безопасности, а также оценки угроз и, в частности, действий России. На самом высоком политическом уровне число визитов меньше, меньше пустых встреч, но в деловом смысле отношения продуктивные.


— Что касается России: вы когда-то назвали ее террористическим государством — не забираете ли вы свои слова обратно, поскольку Литва все еще поддерживает дипломатические отношения с Россией? Довелось ли вам услышать частную или публичную реакцию на эту тему или вообще в вопросе отношений с Россией?


— С самого первого срока полномочий я всегда говорила, что мы готовы сотрудничать и дружить со всеми соседями, но на равных основаниях. Только в том случае, если это будут взаимно уважительные отношения. С самой первой встречи с господином Путиным я получила список требований, которые должна выполнять Литва: не строить атомную станцию, обязательно сотрудничать с ними и т. д. Это было не предложение дружить или сотрудничать — или ты становишься на колени и выполняешь, или ты являешься врагом. Я не могла принять такие отношения. Пока Россия смотрит на своих соседей или малые страны подобным образом, никогда хорошие и справедливые дружеские отношения не смогут установиться с этой страной. Пока Россия, и особенно нынешняя Россия, не поймет, что все страны в первую очередь независимы, с их государственностью, какими бы большими или маленькими они ни были, что со всеми странами нужно сотрудничать с уважением, отношения будут сложными. Особенно, если она все еще в состоянии бороться, отторгать территории, действовать агрессивно, вмешиваться в политическую или избирательную ситуацию в других странах, эта страна, несомненно, будет всегда рассматриваться как агрессор. — Озвучивала ли повторно Россия список своих ультиматумов и пожеланий?— Так никто больше особо и не слушает эти ультиматумы.


— Как ограничить негативное влияние России на Литву, на наш регион, на Европейский Союз?


— Мы, страны Балтии, уже усилили сопротивляемость этому влиянию, особенно Литва и Польша. И это очень заметно. Мы построили свой терминал для сжиженного газа, стали энергетически и экономически независимыми, и мы стремимся продолжать синхронизацию с континентальной Европой. Таким образом, экономически — не только политически, что мы сделали 27 лет назад — мы стали более сильными и более независимыми, и поэтому мы можем говорить и сотрудничать с Россией, не опасаясь, не дрожа, не дожидаясь каких-либо санкций, закрытий или блокад. Это дает нам много сил и уверенности, мир видит это, и мир больше общается с нами, больше нам помогает и доверяет. Доверяет и слышит, что мы говорим, в том числе и наше мнение о наших соседях. Мы не отрицаем необходимости диалога с нашими соседями, мы открыты, но только на основе взаимного уважения и равноправных отношений. И ни в коем случае не должно быть какого-либо диктата и навязанных условий.


— А как вы думаете, в других крупных европейских странах, скажем, в Италии, Франции, существует больше понимания относительно России?


— Еще недостаточно. Хотя, конечно, чем дальше от границы (с Россией), тем меньше понимания, потому что всегда легче общаться со страной, с которой нет границ, потому что не было никаких исторических перипетий. Но, конечно, после крымской оккупации в странах ЕС изменилось понимание действий России, все также видят продолжающуюся войну на востоке Украины, действия в Сирии и сценарий учений «Запад», который мы пытаемся обнародовать. Несомненно, понимание, особенно в странах НАТО, полностью изменилось, и примером этому является развертывание здесь батальонов НАТО. В Литве в них задействованы 9 стран, в регионе (4 странах) — 23. 23 страны из 28 находятся прямо здесь, чтобы помочь нам справиться с потенциальными угрозами и препятствовать желанию наших соседей действовать агрессивно.

 

— Давайте поговорим о предстоящих президентских выборах, которые уже вызывают много страстей. У вас есть кандидат, которого вы хотели бы поддержать?


— Список определенно будет внушительным, я думаю, кандидатов будет больше, чем накануне моего второго срока полномочий. Однако, пока я выполняю полномочия президента, мне придется сохранять нейтралитет и придерживаться принципа невмешательства. Я не буду публично поддерживать какую-либо кандидатуру.


— А не публично?


— Это уже будет очень личным делом, я должна попытаться сохранить политический нейтралитет и не повлиять на решение граждан. Вам нужно будет сделать это — помочь людям выбрать кандидата.


— Чем вы намерены заняться по истечении своего срока полномочий?


— Рано, еще два года. Я хочу завершить свой второй срок на полной скорости, а об этом подумаем позже.