Если бы все немцы — жители Германской Демократической Республики, которая является одним из ярчайших примеров «реального социализма», — смирились с разделением страны, ее воссоединение не состоялось бы. Вот почему не следует забывать, что Крым остается украинской территорией, оккупированной Россией.


Такая позиция канцлера Германии Ангелы Меркель является своеобразным уроком истории для ее политических оппонентов, которые, борясь за голоса избирателей или преследуя какие-то другие интересы, доходят до того, что забывают даже самое недавнее прошлое.


Лидер либеральной Свободной демократической партии Германии Кристиан Линднер и кандидат на пост канцлера от партии «Альтернатива для Германии» Александр Гауланд предложили Европе закрыть глаза на изменившийся статус Крыма, и вместо того, чтобы продолжать оказывать давление на Россию, обратиться к «перестройке отношений» с Владимиром Путиным. Эта позиция находит поддержку и у ряда европейских политиков, в том числе португальских: таким образом они, вероятно, рассчитывают «протолкнуть на российский рынок побольше вина и оливкового масла», а может, и лошадей лузитанской породы.


Ангела Меркель в предельно ясной форме ответила этим политикам в интервью Frankfurter Allgemeinen Sonntagszeitung: «Когда я слышу, например, что нам следует просто принять российскую аннексию Крыма, то я думаю: а что было бы с нами, если бы и в ГДР существовало подобное отношение: мол, Германия расколота и здесь ничего не изменишь?» Канцлер не преминула подчеркнуть мужество тех, кто всегда оставался верен мечте о воссоединении Германии.


(В скобках напомню читателям, что в 1975 году Запад признал зону советского влияния в обмен на взятые Москвой обязательства в сфере демократических свобод и прав человека, которые она так и не выполнила).


Важно отметить, что нынешний канцлер Германии прожила большую часть своей жизни в Германской Демократической Республике и боролась за воссоединение своей страны. Политики, сегодня выступающие с критикой в ее адрес, жили и выстраивали свою карьеру в Федеративной Республике Германия.


С точки зрения «жесткой» и «прагматичной» политики, Линднер и Гауланд, возможно, и правы, поскольку принципы, которые они отстаивают в отношении России, несомненно, пришлись бы Кремлю по душе и тот щедро вознаградил бы их чередой выгодных коммерческих и экономических сделок.


У немцев, и не только у них, перед глазами яркий пример бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера, который, покинув свой пост, перешел на работу в российскую государственную компанию «Газпром». Недавно Владимир Путин пригласил его в совет директоров крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть». Стоит ли говорить, что Шредер относится к числу тех немецких политиков, которые советуют предать аннексию Крыма Россией забвению.


Однако Ангелу Меркель увлечь прагматизмом не так-то просто, она понимает: пусть в краткосрочной перспективе такой подход и может принести плоды, но в будущем он чреват новыми и гораздо более серьезными проблемами. Ведь после аннексии Крыма Россия успела занять значительную часть Восточной Украины.


Канцлер Германии хорошо знает российского президента и знакома с его агрессивными и демагогическими методами ведения внешней политики, очередной демонстрацией которых стала «миротворческая инициатива» Путина на Украине.


Российские дипломаты предложили Совету Безопасности ООН направить «голубые каски» на линию, разделяющую территории, оккупированные пророссийскими сепаратистами (читай: Россией) и украинскими войсками, чтобы поддержать работу наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), но при этом они отказываются допустить миротворцев ООН к российско-украинской границе.


Цель Москвы очевидна: оставить открытым коридор для поставок оружия сепаратистам и заморозить конфликт, как это было в Приднестровье (Молдавия).


Киевские власти отвергли предложение российской стороны, и я полагаю, что Германия и Франция, посредники в поисках решения конфликта, поступят так же.


Принципиальность Ангелы Меркель — редкость в международных отношениях. Возможно, этот подход не принесет мгновенных результатов, но их время еще придет. В конце концов, президент Путин не вечен, и, когда он покинет свой пост или будет отстранен от власти, российская политика, безусловно, изменит свой курс. Рано или поздно Россия выйдет из тупика, в который ее загнали коррумпированные, заносчивые и вместе с тем близорукие политики.


А значит, восстановление международного права в Крыму и на востоке Украины может стать реальностью — подобно тому, как когда-то реальностью стало воссоединение Германии.