Россия передаст Сербии в рамках программы военно-технической помощи шесть истребителей Миг-29, 30 танков Т-72 и 30 бронированных разведывательно-дозорных машин. Это элемент двойной игры, которую ведет сербское руководство, лавируя между Москвой и Брюсселем.


Техника, которую получат сербы, уже находилась в эксплуатации. Белграду придется заплатить только за сборку разобранных самолетов. Плюсами всей операции официально называются использование известной технологии, защита воздушного пространства, которая необходима в переговорах о вступлении в НАТО, и, разумеется, цена.


Укреплением воздушной обороны занят не только Белград. Та же задача стоит перед Болгарией и Хорватией. Но если болгары не могут справиться с исполнением своих обязательств перед НАТО и продолжают откладывать покупку самолетов, то хорваты стараются не отставать от своего восточного соседа.


Сербский разворот к ЕС?


Военное сотрудничество Белграда и Москвы перечеркивает перспективы на интеграцию Сербии с НАТО. Правовых норм о том, у каких стран государства-члены Альянса могут покупать вооружения, нет, однако, существуют определенные стандарты.


Когда пост премьер-министра заняла 41-летняя Ана Брнабич, открыто заявившая о своей гомосексуальности (что довольно необычно для страны, в которой 60% населения считают гомосексуализм болезнью), появились предположения, что одной из основных задач ее правительства станет сближение с Евросоюзом.


Брнабич говорила, что примером для подражания она считает Германию. Мало того, она заявляла, что если ей придется выбирать между Евросоюзом и Россией, она выберет первый. Для сербской внешней политики это был резкий разворот. Сам статус кандидата на членство в ЕС не дает особенных преимуществ, зато в последние годы Сербия могла (хотя бы на примере Хорватии) наблюдать, насколько может выиграть страна от присоединения к Евросоюзу. Шанс получить европейские блага изменил традиционные векторы сербской внешней политики. Одновременно вернулась классическая российская «страшилка», с которой не может справиться раздираемая противоречиями Европа: энергетическая безопасность.


Российская мечта об империи


Когда в марте 1999 года войска НАТО начали бомбардировки Сербии, Россия почувствовала себя оскорбленной. Ее руководство долго не могло занять четкую позицию по этому вопросу, а в итоге Москва лишилась большой сферы влияния. Однако от слабости ельцинского государства сейчас не осталось и следа.


В своей внешней политике Российская Федерация отказалась от существовавшей в эпоху холодной войны дихотомии Восток-Запад и сконцентрировалась на оси Юг-Север, стремясь играть роль представительницы эксплуатируемой части земного шара. Она также вернулась к идее византизма — особой миссии России в отношении православных народов.


То, что Москва может реально предложить Сербии, — это стабильные поставки газа. Он пойдет по дну Черного моря, а затем через территорию Болгарии, Сербии и Венгрии на север Европы. Глава сербского МИД (и бывший премьер) Ивица Дачич осознает, какую выгоду его стране может принести российско-сербское военно-энергетическое сотрудничество. Несколько дней назад он заявил, что Запад охватила «антироссийская истерия».


Ключевая для польских государственных интересов перспектива включения стран народной демократии в орбиту влияния Евросоюза вновь начала от нас отдаляться.