В начале будущего года, самое позднее весной, Венгрию опять посетит Владимир Путин, чтобы получить звание почетного гражданина (Civis Honoris Causa), присвоенное ему Дебреценским университетом. Решение о присвоении звания было принято в конце прошлого августа и обосновано тем, что благодаря российскому президенту Кремль планирует отвести университету важную роль при инвестициях в «Пакш-2». Запланированный на будущий год визит станет уже восьмой за последние три года встречей Путина с Виктором Орбаном. Так часто российский лидер не встречается ни с одним другим главой государства или премьером.


Страны-члены Европейского Союза объявили Путину бойкот на неофициальные визиты за то, что восточноукраинские повстанцы, поддерживаемые Кремлем, в июле 2014 года сбили малазийский пассажирский самолет. Однако Венгрия постоянно нарушает этот бойкот. Путин — всегда желанный гость в Будапеште, и в последний раз он побывал в венгерской столице в конце лета, поскольку Орбан пригласил его в качестве почетного президента Международной федерации дзюдо на открытие чемпионата мира по этому виду спорта.


Неприемлемые аргументы


При взгляде со стороны Венгрия похожа на паром: кажется, будто она бросает якорь в порту то Запада, то — Востока. Но на самом деле Виктор Орбан заботится о том, чтобы членство Венгрии в НАТО и Европейском Союзе не вызывало споров. Сегодня на границе дозволенного находится вопрос о санкциях ЕС против России из-за аннексии Крыма.


Отменять или продлевать санкции решает Европейский Совет, объединяющий глав государств и председателей правительств, то есть высший политический орган ЕС. До сих пор Европейский Совет постановлял санкции сохранить. У каждого государства есть право вето в совете, то есть Орбан мог в любой момент им воспользоваться. Однако он ни разу этого не сделал.


Правда, вдогонку он всегда говорил, что экономические санкции против России бессмысленны, поскольку Москва из-за них не изменит свою политику, а вот российские санкции, введенные в ответ на ограничения Брюсселя, наносят большой ущерб экономическим отношениям с Кремлем. Венгрия по-прежнему имеет обязательства перед Европейским Союзом и НАТО, но ее доверительные отношения с Москвой очень опасны.


Аргументы Венгрии о том, что речь идет о чисто экономических отношениях, а политика не играет здесь никакой роли, неприемлемы. Вопрос о том, насколько важен политический аспект в отношениях Венгрии и России, будет решаться не только в Будапеште. Еще со времен Петра I Россия проводит политику в отношении Европы с имперских позиций.


Пояс дружественных государств


Согласно внешнеполитической доктрине первой половины 18 века, Россия находится в безопасности, если ее окружает пояс дружественных государств. В переводе на современный язык геостратегии это означает, что, если Москва распространит свое влияние в странах, которые являются ее ближними или дальними соседями, она сможет чувствовать себя в безопасности. НАТО и Европейский Союз непрерывно расширяются после краха коммунизма на восток за счет Восточной Европы, а Путин хочет частично восстановить или даже расширить сферу влияния бывшего Советского Союза. Учитывая это, можно констатировать, что Центральная и Восточная Европа превратилась в «крепкое ядро» Евросоюза и в буферную зону России.


Путин многое делал и делает для того, чтобы отбросить назад Запад, который, по мнению президента РФ, опасно подбирается к границам России. Путин пользуется всеми доступными средствами. В конце прошлого года он организовал провальный переворот в Черногории, чтобы предотвратить вступление этой балканской страны в НАТО. Также российский лидер потерпел фиаско в Македонии, где предпринял безуспешную попытку повлиять на парламентские выборы, поэтому вместо русофильского правительства к власти там пришел ориентированный на Запад кабинет.


Путин, напротив, может считать своим успехом то, что Болгарию возглавил политик-русофил Румен Радев. В Молдавии произошло то же: там в прошлом году президентом выбрали Игоря Додона. Молдавия граничит с Украиной и представляет для Путина интерес, а новый глава этого государства делает именно то, что ожидает от него Кремль. После того как в мае из Молдавии были высланы российские дипломаты, президент Додон резко раскритиковал этот шаг, а в начале сентября наложил вето на решение правительства об отправке военного контингента на учения НАТО на Украине, где будет отрабатываться отражение российского нападения.


Подлинные цели Москвы


Путин поблагодарил нового молдавского президента подарком, когда тот впервые приехал с визитом в Москву. Небольшим презентом стала карта Великой Молдавии 18 века. Во время вручения карты Додон заявил: «Если бы Российская империя не остановилась у реки Прут, у нас сейчас была бы целая Молдавия». (По Пруту проходит граница между Молдавией и Румынией, но в прошлом в Молдавию входил и румынский регион, находящийся к западу от пограничной реки.)


Это заявление вызвало панику в Бухаресте, прежде всего потому, что год назад глава РФ, отвечая на вопрос американского журналиста сказал, что если кто-то хочет поднять тему возвращения Курильских островов Японии (СССР оккупировал их в конце Второй мировой войны), то стоит рассмотреть и вопрос о границе между Венгрией и Румынией.


Недавно прошли российско-белорусские учения близ границы Польши и трех прибалтийских государств под названием «Запад-2017». С 2013 года это была самая масштабная демонстрация российских вооруженных сил на континенте. По словам генерала американских сил, дислоцированных в Центральной Европе, Бена Ходжеса, союзникам по НАТО было бы спокойнее, если бы они понимали подлинные цели Москвы. Но они никому неизвестны. Ясно только то, что точно так же силы своей армии Россия демонстрировала перед отторжением Южной Осетии от Грузии в 2008 году и перед аннексией Крыма в 2014.


Предпосылки к исправлению положения


Венгерско-российские отношения нужно оценивать в этом контексте неопределенности. Будапештскому правительству совсем не нужно, чтобы венгерская экономика, едва вставшая на ноги, столкнулась с восточноевропейским конфликтом с неопределенным итогом. Правительство Орбана грезит о сильной Венгрии, но для этого нельзя нарушать торгово-экономические отношения с Европейским Союзом.


К примеру, 30% венгерского экспорта отправляется в Германию, и такая же доля у немецких компаний в общем импорте в Венгрию. Я уже не говорю о немецких автопроизводителях в Венгрии, благодаря которым ежегодно ВВП нашей страны растет приблизительно на 1,5%. А Кремль, учитывая все вышесказанное, наоборот, делает ставку на постепенную дестабилизацию региона. И это вызывает геостратегические противоречия в отношениях между Будапештом и Москвой. Частые визиты Путина в Венгрию вряд ли могут замаскировать этот факт.


До сих пор Венгрия так и не получила ожидаемых результатов от экономических отношений с Россией. Если обратиться к крупнейшему запланированному проекту (строительство блоков АЭС «Пакш»), то и здесь царит неопределенность. По некоторым расчетам, например, российский кредит обойдется слишком дорого из-за высоких процентов. Неизвестно и то, как достичь прописанного в договоре 40-процентного участия венгерских подрядчиков, поскольку нет такого количества фирм, желающих участвовать в проекте.


Именно поэтому венгерско-российским отношениям не хватает общих интересов, и стоит ожидать, что рано или поздно между Будапештом и Москвой состоятся жесткие переговоры. Уходит в прошлое миграционный кризис, и Венгрия получает возможность наладить свои отношения с Брюсселем. Разумеется, это возможно при условии, что государства, которые имеют решающее значение в Европейском Союзе, проявят желание и не пойдут на расслоение ЕС. Иначе венгерский паром может застрять посреди реки: западный порт его уже не примет, а в восточном он и сам не захочет бросать свой якорь.