Оглядываясь назад, можно сказать, что объединение Восточной и Западной Европы после холодной войны было само собой разумеющимся. Однако неправильно было бы утверждать, что этот вопрос сразу же был решенным. Предпосылкой этого объединения было то, что Россия временно согласилась с распадом империи. Но предпосылкой было также и то, что Америка после 1989 года не сразу ушла из Европы, получив преимущества мирного развития. Сначала она подготовила политические и стратегические рамки для воссоединения Германии, а затем и для объединения Европы.


Уже в мае 1989 года Джордж Г.У. Буш в Майнце представил американское видение «объединенной и свободной Европы». А в девяностые годы и начале двухтысячных это видение было наполнено конкретным содержанием. Для Центральной и Восточной Европы направление было понятным — как можно быстрее двигаться в западном направлении, где под эгидой американцев в течение десятилетий создавался стабильный порядок, где господствовали свобода, возможность развития и такой уровень благосостояния, о котором на Востоке могли только мечтать. В девяностые годы Восток Европы упорно работал над достижением критериев для вступления в НАТО и ЕС. На Западе, правда, не все были в восторге от того, что приходится принимать бедных родственников. Но невозможно было игнорировать призыв объединить Европу и залечить раны холодной войны.


Сегодня между Востоком и Западом возникает новый раскол. Правда уже давно существовали противоположные мнения о том, как вести себя с Россией, которая опять начала становиться агрессивной. Однако в последние годы эта напряженность между Востоком и Западом Европы уменьшилась, во-первых, из-за нападения России на Украину, четко подтвердившего мнение тех на Востоке, которые уже давно говорили об агрессии России. Во-вторых, из-за реакции на то, что США снова взяли на себя политическое руководство европейским континентом и тем самым освободили европейцев от необходимости договариваться друг с другом об объединении.


Новая напряженность между Восточной и Западной Европой не имеет ничего общего с геополитикой. Она связана с вопросами общественного порядка и с менталитетом. Во многих восточно-европейских странах к власти пришли силы, которые ранее находились на периферии политической жизни. Герои трансформационных лет были элитой, ориентированной на Запад. Они знали, как убедить ведущих американских и европейских политиков принять собственную страну в систему западных институтов. Новые силы в таких странах, как Польша или Венгрия, напротив, подчеркивали свою особенность, часто выступали за отказ от западных, «постмодернистских» общественных моделей и форм жизни. Конфликт проявился особенно ярко в вопросах о миграции и предоставлении убежища. В то время как Западная Европа в течение десятилетий привыкала к открытому обществу, консервативные силы на Востоке упорно настаивали на абсолютной социальной однородности.


Многие на Западе реагируют на это патерналистским отношением: снисходительными взглядами в комбинации с угрозой экономического давления. Но это — вода на мельницу тех на Востоке, которые провозглашают отказ от ценностей Запада. Европа «объединена и свободна », однако это состояние может совершенно спокойно вернуться к старым границам. Об этом должны иногда вспоминать обе стороны.