Международные успехи Владимира Путина исходят из трех взаимосвязанных источников: поддержки со стороны российского общества, экспорта энергоресурсов и пассивности Запада. Одно выступает гарантией другого: Запад пассивен, так как нуждается в российской нефти и газе, деньги от продажи сырья позволяют купить удовлетворенность общества, а это, в свою очередь, необходимо для ведения рискованной внешней политики. Круг замыкается. Однако достаточно перекрыть один из этих источников, и успехи Путина увянут.

В сентябре Bank of America Merrill Lynch опубликовал отчет, из которого следует, что американцы (самостоятельно или в союзе с Саудовской Аравией) способны в сжатые сроки привести к снижению цены на нефть до примерно 85 долларов за баррель. Достичь этого можно двумя путями. Американцы могут распродать часть своих нефтяных резервов (США самодостаточны в энергетическом плане и уже в них не нуждаются), а саудовцы могут снизить цены, увеличив объем добычи (таким образом доходы их государства не уменьшатся).

Россию ждут трудные годы


Такой сценарий был бы для России катастрофическим. Сейчас для сохранения баланса российского бюджета нефть должна стоить около 100 долларов за баррель (или, по крайней мере, дороже 90). Так выглядели недавние расчеты. Однако из-за войны с Украиной, аннексии Крыма и международных санкций расходы российского бюджета значительно увеличатся. Только в текущем году цена аннексии Крыма превысит пять миллиардов долларов, в следующие годы также понадобятся огромные суммы.

Крымская экономика и раньше была дефицитной. После перекрытия традиционных транспортных маршрутов стоимость содержания полуострова возрастет еще больше. Уже известно, что деньги в Крым пойдут из других российских регионов.

Россия способна совершать большие траты, что показала Олимпиада в Сочи, но при условии высоких цен на сырье. Однако когда появляются финансовые проблемы, имперские амбиции Москвы снижаются. В частности, поэтому Кремль согласился на перемирие на востоке Украины, хотя еще недавно украинцы боялись, что Путин намерен силой  прорубить сухопутный «коридор» из Ростова в Крым. Но Москва не способна брать на свое содержание все новые земли и людей (весь Донбасс – это семь миллионов жителей). Военный перевес – это еще не все.

Кремлевская копилка не бездонна, в чем все отчетливее убеждаются россияне. Чтобы оплатить аннексию Крыма, Путину пришлось обратиться к финансовым резервам и пенсионным накоплениям граждан. И вновь условием наличия этих резервов служат доходы от экспорта сырья. Когда цены не нефть уменьшатся, резервы начнут таять, а от нынешнего бюджетного профицита останутся одни воспоминания.

Между тем, Россию и россиян в любом случае ждут трудные годы. Ожидается падение ВВП. Международные санкции и эмбарго, наложенное Кремлем на западные продукты, наносят удар по россиянам. Российский экономист и многолетний министр финансов Алексей Кудрин недавно подсчитал, что убытки, которые понесла Россия в результате санкций, превышают потенциальные убытки, которые она бы понесла в результате ассоциации Украины с ЕС. То есть если посмотреть на ситуацию с рационально-экономической точки зрения, овчинка не стоила выделки. Кудрин полагает, что единственный способ улучшить ситуацию государства – остановить рост расходов на социальную сферу. Однако дело в том, что если Кремль хочет сохранить общественное спокойствие, отказаться от этих расходов он не может.

У россиян появляется все больше поводов для недовольства. Санкции и эмбарго опустошили полки магазинов, появилась инфляция: значительно дорожают не только западные деликатесы, без которых простые россияне обходились и так, а самые популярные продукты питания. Покупательная способность рубля падает, а это означает, что россияне становятся беднее. В середине сентября курс рубля по отношению к евро и доллару был настолько низким, что приближался к уровню, после которого необходимо было бы вмешательство Банка России. И вновь: для такого вмешательства необходимы средства.

Путин блефует


Тянущийся конфликт с Западом грозит России рецессией. И дело обстоит вовсе не так, что обладающая энергоресурсами Москва способна справиться с ситуацией без западных денег. Да, Западу нужны российские ресурсы, но России западные деньги нужны еще больше. Москва интенсивно ищет новые рынки сбыта – в первую очередь, в Азии. Она хочет продавать свое сырье Китаю и Индии, однако эти контракты для «Газпрома» не слишком выгодны. Заключенный весной этого года газовый договор с Пекином был заключен после мучительных переговоров, условия в которых диктовала Поднебесная. Глава «Газпрома» Алексей Миллер не случайно не хотел сообщать цену, по которой китайцы будут покупать газ: эксперты оценивают, что она ниже той, по которой его покупают европейцы.
 
В любом случае для запуска экспорта газа в Китай необходимы огромные инвестиции на газопровод «Сила Сибири» и газовый терминал. Это ставит под сомнение рентабельность контракта с Пекином. А денег на эти инвестиции у «Газпрома» нет, его долги доходят до 50 миллиардов долларов. Санкции заблокировали возможность получения новых кредитов на Западе. О проблемах свидетельствуют сложности «Газпрома» с завершением продолжающегося не первый год строительства Новоуренгойского газохимического комплекса. В сентябре оказалось, что концерн не может получить 500 миллионов долларов кредита на эту цель.

Россияне всегда одерживали победы на международной арене благодаря своей решительности и дерзости. Они не раз прибегали к блефу и одерживали успех, так как предпочитающий состояние идиллии Запад не решался сказать: «Карты на стол».
 
Сейчас Путин играет тоже выше российского потенциала. Однако он, пожалуй, знает границу, перейти которую уже не сможет. Именно поэтому Кремль практически не отреагировал на последние санкции США, хотя сначала российские политики пугали даже закрытием воздушного пространства для западных авиакомпаний. Прекращение боев на Украине было необходимо Киеву (заключенное в Минске соглашение для украинцев невыгодно, поскольку оно закрепляет российские завоевания в Донбассе), но и России пришлось умерить аппетиты и надежды сепаратистов. Чем больше погибает российских солдат, тем сильнее растет общественное недовольство.

Правда, недавние демонстрации в Москве большого значения не имели: они были немногочисленными, а участие в них принимали в основном представители интеллигенции. Простые россияне продолжают мечтать об империи и любят Путина, потому что он обещал ее возродить. Однако и у этих мечтаний есть предел: когда холодильник пуст, а сын возвращается из армии в гробу, даже стойкий российский народ (который все же узнал, что такое благосостояние) долго этого вынести не сможет.

Путин играет мускулами. Расходы на армию растут и занимают все более важное место в бюджете. Кажется, что Кремль намеревается вступить в новую гонку вооружений. С точки зрения стран Балтии или Польши эта информация вызывает беспокойство. Но если Запад займет солидарную позицию, причин для страха не будет. Даже при нынешней экономии страны ЕС и США вместе взятые тратят на вооружение во много раз больше, чем Россия.

Солидарность и решимость


Если бы Запад захотел, он мог бы очень быстро «дожать» Путина. Снижение цен на нефть и более жесткие санкции вызовут в России кризис, из которого нынешним властям не удастся выйти невредимыми. Более решительная поддержка для Украины позволила бы ей бросить в Донбасс больше сил, что стоило бы российским вооруженным силам еще больше жертв (и денег). Между тем, НАТО создала трастовый фонд, в который поступило 15 миллионов евро – треть стоимости приличного многоцелевого самолета…

Раз все так просто, почему тогда все так сложно? Давление на Путина имело бы для Запада свою цену. Американские экономисты говорят, что снижение цены на нефть ударит по компаниям, которые в США добывают это сырье: добыча станет тогда нерентабельной. Это затронет также Иран, что может подтолкнуть его в сторону Москвы (но с другой стороны, уменьшится число желающих заниматься нелегальным импортом нефти джихадистам из «Исламского государства»). Возможно, поэтому Барак Обама на последнем заседании Генассамблеи ООН говорил об отмене санкций в случае, если «Россия вступит на путь мира». Этот мир может удовлетворить крупные державы, однако он дорого обойдется окружению России.
 
Свою цену придется заплатить также Евросоюзу. Уже сейчас слышны жалобы на санкции со стороны чехов или венгров и их премьера – столь любимого польскими правыми Виктора Орбана (Viktor Orbán). Недовольство санациями не скрывали польские экспортеры, не говоря уже о представителях немецкой, итальянской и французской промышленности.
Тем не менее, с российским эмбарго можно жить. Это доказали производители польского мяса, которые несколько лет назад сумели найти новые рынки сбыта. Недавно крошечная Молдавия, на поставки фруктов из которой, в частности, в июле ввела эмбарго Москва, продемонстрировала, как можно выйти из положения. Экспорт молдавских яблок не уменьшился благодаря… более чем 20-кратному увеличению объема поставок фруктов в Белоруссию, которая спокойно занимается их реэкспортом в Россию.

Путин не прокормит россиян энергоресурсами: ему нужно их продавать, покупая где-то продукты питания и прочие товары, поскольку РФ не в состоянии обеспечить свои потребительские нужды самостоятельно. Делать покупки где-то помимо Европы невыгодно. Таким образом, решительная и солидарная позиция США и Европы может в долгосрочной перспективе способствовать смягчению российского подхода к торговым вопросам.

Государственные мужи должны ставить высшие интересы на первое место перед сиюминутными выгодами. Такие интересы сейчас – это безопасность Европы и перспектива ее расширения (различными методами) на восток. Препятствием этому выступает Путин (а, разумеется, не все россияне). Чтобы его остановить, Западу требуется солидарность и решимость. Убеждение в этом западных лидеров станет вскоре одной из задач Дональда Туска (Donald Tusk).

Анджей Бжезецкий – главный редактор журнала Nowa Europa Wschodnia, публицист еженедельника Tygodnik Powszechny.