Они были как братья, и не только на льду: Слава Фетисов и Алексей Касатонов, оба — защитники в одной из лучших пятерок, какую когда-либо видела история хоккея.


Друзья не разлей вода, которые всегда выигрывали вместе: матчи в национальной советской лиге, бесчисленное количество чемпионатов мира, два золота на Олимпийских играх для Советского Союза.


Но вот настал 1989 год, когда в восточном лагере все переменилось. Политике суждено было разрушить их дружбу, когда Фетисов восстал против тренера Виктора Тихонова, а Касатонов принял сторону Тихонова.


Фетисов и Касатонов несколько месяцев спустя оба попали в НХЛ, играя за команду New Jersey Devils. Но друзья стали врагами. Они вновь играли в одной и той же пятерке, но больше друг с другом не разговаривали.


Чтобы залечить рану, им потребовалось десятилетие.


Но в России Владимира Путина они вновь сошлись и занимаются хоккеем вместе пять раз в неделю.


Газета SportExpressen встретилась со Славой Фетисовым и Алексеем Касатоновым в Москве. Они рассказывают о золотых годах в советской сборной, о трудных временах в США и о том, каково было учить президента Путина играть в хоккей.


Прошло два десятилетия, и советский и российский хоккей наконец-то получил собственный музей, который фиксирует и славит историю хоккея в этой самой большой стране мира. Музей располагается в спортивном комплексе «Парк Легенд» у одной из кольцевых дорог Москвы. На эту тему есть что рассказать.


В российском Зале славы отечественного хоккея чествуются такие игроки, как Борис Михайлов, Владислав Третьяк, Валерий Харламов и Анатолий Тарасов. Большинство из них играли в советские времена, в те десятилетия, когда советский хоккей доминировал на международных чемпионатах.

Президент РФ Владимир Путин и генеральный директор Спортивно-развлекательного квартала "Парк легенд" Алексей Касатонов в гала-матче VI Всероссийского фестиваля Ночной хоккейной лиги

А здесь в Зале славы, конечно, есть и члены пятерки, которых называли либо «Красная машина», либо «Зеленая группа» (по цвету спортивной формы). У любимого дитяти много имен. У того, кого боятся, тоже.


А боялись их еще как: Игоря Ларионова, Сергея Макарова, Владимира Крутова, Алексея Касатонова и Вячеслава (Славу) Фетисова.


Эта команда победила Швецию со счетом 13:1 на чемпионате мира 1981 года, разгромила Канаду в финале Кубка Канады в 1981 году со счетом 8:1.


Им суждено было стать последней успешной хоккейной командой, которую произвел на свет Советский Союз. Пятеро молодых мужчин выросли вместе, они жили и дышали хоккеем круглый год в хоккейном лагере в Московской области, где непререкаемым начальником был Виктор Тихонов.


Формально они были офицерами советской армии, но их единственная и самая важная задача состояла в том, чтобы играть в хоккей и дарить родине победы. И они это делали. Раз за разом.


Они показывали то, что многие считают самым красивым хоккеем за всю историю спорта. Они выиграли пять золотых медалей на чемпионатах мира и два золота на Олимпийских играх в 1980-е годы. Мы, вероятно, никогда больше ничего подобного не увидим. Алексей Касатонов объясняет, почему:


«Это была уникальная ситуация. Им удалось собрать вместе нашу пятерку, когда мы были молодыми, и у нас было десятилетие, почти десять лет, чтобы сыграться. Сегодня это очень трудно повторить, собрать пять звезд такого высокого уровня и удержать их вместе на такой долгий период».


11 из 12-ти  месяцев они жили в хоккейном лагере


Мы встретились с ним в музее хоккея. Ему сейчас 58 лет, вот уже три года он — исполнительный директор «Парка Легенд», на нем пиджак, джинсы, клетчатая рубашка, но никакого галстука.


59-летний Слава Фетисов был одет более элегантно, когда мы днем раньше встретились с ним в знаменитом кафе «Пушкин» в центре Москвы. Он — ветеран политики, депутат российской Думы и бывший министр спорта, и он носит костюм и галстук.


Именно эти двое и были парой защитников знаменитой пятерки. Слава Фетисов к тому же был капитаном команды. Два игрока встретились, еще будучи юниорами, сначала в качестве противников, а затем став товарищами по команде в ЦСКА.


«Мы ровесники и всегда следовали друг за другом», — рассказывает Слава Фетисов. Мы знаем друг друга вот уже 40 лет.


Они жили бок о бок большую часть года. Они были вынуждены жить в хоккейном лагере в Подмосковье 11 из 12 месяцев года. Все время — под управлением тренера Виктора Тихонова.


Это может звучать бесчеловечно, но, по словам Касатонова, имелись и преимущества. Во всяком случае, в начале, когда они были молоды.


«Когда тебе 18, три тренировки в день не доставляют никаких проблем. Нас хорошо кормили, и мы жили на природе в тренировочном лагере. Он находился в пригороде. Лагерь был очень хорош. Не забывайте, что это были советские времена, когда было так много бытовых проблем. А мы многого избежали».


Но с годами жизнь разладилась. Игроки находили подруг, женились и обзаводились детьми. При этом им все равно приходилось жить изолированно в хоккейном лагере.


«На 30 человек был всего один телефон. Все стояли и ждали своей очереди. Это был единственный способ связаться с семьей», — вспоминает Касатонов.


Я намекаю Фетисову, что никакие шведские или канадские хоккеисты и близко не знали такой жизни. Что такая интенсивная хоккейная жизнь, возможно, отчасти объясняет многочисленные успехи команды. Он фыркает.


«Вы думаете, что мы играли лучше, потому что жили в лагере? Я вам гарантирую, мы бы еще лучше играли, если бы этого избежали. Не знаю, как мы умудрились остаться нормальными после 13 лет в этом чертовом — простите мой язык — месте.


Но игра помогла нам сохранить рассудок. Я думаю, мы могли бы проявлять себя на льду еще более творчески, если бы жизнь у нас была нормальнее».


Виктор Тихонов скончался в 2014


По-прежнему существует явственная трещина между Касатоновым и Фетисовым в том, что касается отношения и памяти о Викторе Тихонове, который в 1978 году стал советским тренером (на самом деле в 1977 — прим. перев.) и был их лидером в течение всех 1980-х.


Он был жестким, дисциплинированным человеком, славился своим мрачным видом и вспышками гнева на тренерской скамье. Он как будто никогда не бывал доволен, вне зависимости от успехов.


Когда в 2014 году он скончался, трое из его пятерки пришли на церемонию чествования в хоккейном центре ЦСКА. Владимир Крутов умер двумя годами раньше, Игорь Ларионов находился в США, но Фетисов, Касатонов и Сергей Макаров пришли.


Однако единственным, кто затем присутствовал и на самом погребении, был Касатонов.


«А как можно относиться к человеку, который был так близко все эти долгие, долгие годы, который помогал нам одерживать большие победы. Он был учителем, а в последние годы стал и большим моим другом», — рассказывает Касатонов.


«И не забывайте, что Тихонов был частью системы, он сам был ее заложником. Он понимал, что проиграть не может. Если бы он проиграл, его б вышвырнули».


Когда же я прошу Славу Фетисова рассказать, что он чувствует к Виктору Тихонову, ответ звучит совсем по-иному.


«Послушайте, я его постоянно критиковал, когда он был жив. Но у нас здесь в России есть поговорка, что о мертвых говорят либо хорошо, либо ничего».


После этого он умолкает.


Виктор Тихонов и сам признавал, что на нем лежит большая часть вины за самое нашумевшее поражение советской сборной — проигрыш США в финале Олимпийских игр в 1980 году в Лейк-Плэсид. В США эту победу называют «Чудо на льду» и считают одним из величайших подвигов в истории спорта: американская команда, состоявшая в основном из молодых любителей, выступала против советской машины.


Тихонов заменил звездного вратаря Владислава Третьяка после того, как тот пропустил две шайбы в первом периоде. Запасной вратарь Владимир Мышкин был совсем не так опытен.


«Тихонов так нам ничего и не объяснил. Никто не знает, почему он поступил так, как поступил. Несправедливо возлагать всю вину на одного человека, но он был тренером.


В то же время Фетисов констатирует, что люди с Запада — и, конечно, в первую очередь американцы — вечно хотят поговорить о «Чуде на льду».


«Это так характерно, — говорит он. — Все, кто приезжает с Запада, спрашивают меня об этом. Я обычно говорю домашним, что у меня — самая известная серебряная медаль в истории».


«Но для меня молодого это был хороший урок. Никогда не стоит недооценивать противника».


В советском обществе происходили драматические изменения в те годы, когда Фетисов, Касатонов, Крутов, Макаров и Ларионов доминировали на хоккейных аренах. Когда они начали играть, главой государства был Леонид Брежнев, его последователи Юрий Андропов и Виктор Черненко долго не просидели, и в 1985 году к власти пришел Михаил Горбачев, который начал свои реформы, закончившиеся в итоге роспуском Советского Союза.


Однако мало кто мог предсказать, как быстро все будет происходить. Но вдруг стало можно говорить и делать вещи, которые раньше были табу.


Слава Фетисов: «Он всадил мне нож в спину»


Слава Фетисов решил бросить вызов системе. Еще в 1983 году Лу Ламорелло (Lou Lamoriello), капитан команды New Jersey Devils, посеял в Фетисове и Катасонове веру в то, что однажды наступит день, когда советских игроков выпустят и разрешат играть в США.


Однако это оставалось невозможным еще много лет, хотя советские игроки во время своих поездок и по миру и узнавали все больше и больше о том, насколько отличается жизнь на Западе. Алексей Касатонов вспоминает:


«Мы удивлялись, когда видели, как игроки приезжают на матч на собственных автомобилях. А после игры они могли вместе с женами или девушками пойти в ресторан. Это была нормальная, полноценная жизнь. Мы могли сравнить нашу ситуацию и их, увидеть разницу».


У Славы Фетисова хватило решительности попытаться что-то с этим сделать в 1989 году. Он хотел на волю, и он не принимал условия Тихонова и других советских начальников. В своей борьбе он дошел даже до тогдашнего министра обороны.

Защитник советской сборной команды по хоккею с шайбой Вячеслав Фетисов (слева).

«Они хотели позволить игрокам оставлять себе 1 000 долларов из зарплат НХЛ. Они обращались с тобой как с рабом. И дело было не только в деньгах, они управляли всем. Вот против чего я решил бороться».


Цена оказалась высока. Фетисову больше не разрешили быть капитаном команды и на некоторое время даже исключили из нее. Однажды в Киеве его задержала и допрашивала милиция. Это было трудное время.


Он рассказывает, как важна для него была поддержка семьи. Кроме того, его поддержал Лу Ламорелло, и несмотря на то, что тогда Фетисов не говорил по-английски, а Ламорелло не владел русским, американец звонил ему практически каждый день.


«Ему было достаточно знать, что я все еще жив. Он знал, какую цену иногда приходится платить, бросив вызов системе».


Но был один человек, который не поддержал его в его борьбе против Тихонова, — старый друг Алексей Касатонов.


«Он осуждал меня на коммунистических собраниях, обвинял в том, что я пытался получить разрешение играть в США, — говорит Фетисов. — Он был моим лучшим другом, и он всадил мне нож в спину».


Касатонов сегодня говорит, что он в то время и представить себе не мог, что Советский Союз развалится. Он считал бессмысленным пытаться бросить вызов системе, считал, что это могло привести лишь к тому, что человека раздавят. И, по его словам, он понимал аргументы Тихонова.


«Тихонов хотел продлить это время как можно больше. Он много думал о следующем поколении, которое должно было прийти на смену и которое он воспитывал бы. Такие игроки, как Павел Буре, Александр Могильный, Сергей Федоров, — следующее поколение, которое поддержало бы его.


И должен отметить, что я не совсем понимал, что изменения касались не только нашей команды и меня самого, а всей страны и политической системы. Я не мог понять, что это все будет настолько серьезно. Ларионов и Фетисов много общались с другими людьми, которые понимали, какие грядут изменения. Они понимали больше, чем я».


Фетисов: «Я был одинок и расстроен»


Процесс, который должен был дать игрокам возможность выезжать, ускорился, когда Александр Могильный во время чемпионата мира в Швеции в мае 1989 года пропал и объявился в США с помощью Баффало Сейбрза (Buffalo Sabres). В августе Слава Фетисов, наконец, добился того, чего хотел: получил визу на выезд в США и возможность играть в НХЛ и за New Jersey Devils.


Но первое время в США было непростым. Совсем не простым.


«Я ни физически, ни психологически не был готов к новым испытаниям. Годом раньше „Дьяволы" набрали меньше всех очков, и я не получил особой поддержки от клуба. Против Советского Союза существовала куча предрассудков, ребята говорили, что этот русский парень им ни к чему. Долгое время я был одинок и расстроен».


Но худшее было впереди. Борьба против Тихонова привела к тому, что он потерял своего друга Алексея Касатонова. Лу Ламорелло из New Jersey Devils еще в 1983 году пытался привлечь и других русских, и теперь, когда советские игроки внезапно получили разрешение покидать страну, он взял к себе и старого товарища Фетисова — защитника Алексея Касатонова.


«Я был чертовски взбешен, — рассказывает Фетисов. — Я боролся против системы, и он меня не поддерживал. И вот три месяца спустя он объвляется!»


Его ответ американским журналистам на ломаном английском, который он только начал осваивать, стал классикой. На вопрос о том, как он относится к тому, что прибыл Касатонов, Фетисов ответил:


«I don't happy!»


Не был счастлив и Касатонов. Когда я спрашивал его, какой период в его хоккейной карьере был самым худшим, я ожидал, что он, возможно, ответит про проигрыш США на Олимпийских играх в 1980 году. Вместо этого я услышал такой ответ:


«Когда я переехал в Северную Америку и к New Jersey Devils. Первое время там. Не из-за самого хоккея, а из-за обстоятельств и ситуации, в которой я был. Абсолютно все изменилось, стиль жизни, привычки — все.
Плюс ко всему в тот период у нас были трудные отношения со Славой. Это действительно был мрачный период. В особенности учитывая, что мы должны были снова играть вместе. Это было невероятно трудно, чисто психологически».


Касатонов: «Хоккей лечит раны»


Лу Ламорелло делал выбор очень осознанно. Он хотел усилить оборону команды и сделал это с помощью двух легендарных защитников основного состава Советского Союза. Так что они вновь играли вместе, бок о бок, но не общались. Они друг с другом даже не разговаривали. Как они это преодолели?


«Хоккей лечит раны. Ты играешь и забываешь обо всем остальном, думаешь лишь о результате, о том, что нужно сделать, чтобы выиграть. Все остальные проблемы отходят на второй план. В НХЛ у нас было не так уж много времени думать о чем-то еще. Это был вопрос выживания».


Конечно, совсем избегать друг друга им не удавалось. Когда они играли против команд НХЛ, в которых были другие бывшие советские игроки, они участвовали во встречах. Но пройдет еще много лет, прежде чем они снова смогут назвать друг друга друзьями.


С New Jersey Devils они провели всего три сезона. И Касатонов и Фетисов перешли в другие клубы и на льду встречались уже как противники.


Фетисов на льду вытянул самую длинную соломинку. Благодаря Detroit Red Wings Скотти Боумена (Scotty Bowman), он объединился в том числе с Игорем Ларионовым в новой русской пятерке. Это был очередной гениальный ход великого Боумена. Detroit Red Wings с Фетисовым выигрывал Кубок Стэнли два года подряд — в 1997 и 1998 году.


«Я так долго этого ждал. Мне было 39 лет, — вспоминает Фетисов. — На улицы Детройта вышли полтора миллиона человек. Это было очень важно для меня».


В остальном, как для него, так и для Касатонова, лучшими воспоминаниями остаются первое золото на Олимпийских играх в Сараево и первое золото для СССР на Чемпионате мира. Победа над Канадой на Кубке Канады в 1981 году, конечно, тоже стала чудесным реваншем после олимпийского серебра годом раньше.


Славе Фетисову будет суждено выиграть Кубок Стэнли для New Jersey Devils еще раз, но теперь уже в роли тренера. Он сразу же упоминает, что был еще и успешным тренером, когда я перечисляю его прочие заслуги.


Фетисов получил запрос от Путина


Фетисов попробовал многое и помимо хоккея. Когда он вернулся домой в Россию через 13 лет, его приняли с гораздо большими почестями, чем Касатонова несколькими годами позже. В 2002 году Фетисова спросили, не хочет ли он стать министром спорта страны. Этим интересовался президент Владимир Путин.


«Он был министром уже тогда, когда сел на самолет из Нью-Йорка, — говорит Касатонов. — Иногда человек получает такие предложения, от которых невозможно отказаться».


Слава Фетисов перечисляет все, что сделал на посту министра спорта. Начиная от строительства новых хоккейных арен по всей стране и до одной из главных ролей, которую сыграл, когда Россия получила право провести Олимпийские игры в Сочи в 2014 году. Хоккей, советские успехи которого несколько лет были почти забыты, с Фетисовым в качестве министра спорта пережил подъем.

Дети играют в хоккей на специальной площадке перед КСК "Фетисов-Арена"

Он также помог своим бывшим товарищам по команде, Сергею Макарову и Владимиру Крутову, получить работу в министерстве спорта.


«Сергей тогда жил в Калифорнии, и я ему сказал, чтобы он возвращался и занялся важными делами в России. Владимир, к сожалению, потерял работу, и это, конечно, способствовало тому, что он стал выпивать. Когда у таких людей, как Владимир, нет сложных задач, они сбиваются с пути. Мы пытались заставить его бросить пить, но он вдруг умер. Это была тяжелая потеря для всех нас».


Вся команда воссоединилась во время показательного матча на Красной площади в 2006 году. И именно тогда Фетисов и Касатонов предприняли первые шаги, чтобы заделать трещину в отношениях.


После матча они сидели бок о бок в раздевалке. Фетисов достал бутылку виски. Первый лед был сломан. Фетисов рассказывает:


«Мы сидели вместе в маленькой раздевалке и пили. В тот момент я его простил. Он, видимо, и сам порядком запутался в своей жизни».


Год спустя Касатонов тоже вернулся домой в Россию. Это произошло в 2007 году, после 17 лет, проведенных в США. Он скучал по дому, но у него не было никаких значительных предложений, которые бы его привлекали. Он стал тренером подольской команды второго дивизиона.


«Это были не 1990-е годы, не так мрачно, но все равно это было довольно трудное время. В Подольске мне предложили хорошие условия. Все было очень хорошо, кроме одного. Я не получал зарплату и так и не получил ее до сих пор».


Он брался за разную работу и проекты. В какой-то момент он писал статьи для «Спорт-экспресс», крупной российской спортивной газеты. В 2009 году он вновь встретился со Славой Фетисовым на свадьбе Павла Буре. По словам Фетисова, именно тогда они, наконец, начали вновь общаться.


«Мы оказались за одним столом, — вспоминает Фетисов. — Наши жены начали разговаривать о каких-то семейных проблемах. Моя жена помогла его жене, а затем они втянули в эту ерунду и меня. И чего только не сделаешь».


Фетисов говорит, что взял у Касатонова номер телефона и пообещал помочь.


«Я начал его знакомить с моими друзьями, с сенаторами и министрами. Он начал жить совершенно другой жизнью. Людям он нравится. И людям нравятся такие истории, когда два человека, которые были друзьями, а затем публично поссорились, воссоединяются вновь».


И да, они воссоединились. Они вновь играют в хоккей по пять дней в неделю. И продолжают выигрывать чемпионаты. На матчах Лиги легенд мирового хоккея собираются ветераны прошлых великих дней, чтобы встретить своих же прежних соперников. Прошли уже два турнира: один в России в прошлом году и один в Германии в этом году. Русские оба раза взяли золото.

Алексей Касатонов на церемонии включения легендарных спортсменов в зал Славы ИИХФ

В первую очередь они встречаются потому, что по-прежнему любят хоккей.


«У нас есть собственный клуб, — рассказывает Касатонов, — в нем тренируются некоторые очень уважаемые люди. Мы встречаемся для игры в восемь часов вечера. Это хороший способ расслабиться и зарядиться для следующего рабочего дня».


SportExpressen: Кто еще состоит в клубе?


Алексей Касатонов (с улыбкой): Мне, наверное, нужно получить разрешение, чтобы отвечать на этот вопрос. Но там играют Фетисов и Валерий Каменский. И теннисист Марат Сафин.


Среди лиц, которых он не называет, есть несколько высокопоставленных политических лидеров страны. Среди русских политиков хоккей очень популярен — отчасти благодаря Славе Фетисову.


Самый значительный из этих политиков — президент Владимир Путин. Дело в том, что именно Фетисов и Касатонов научили его ездить на коньках. Когда Путин надел коньки и впервые вышел на лед, ему было 58 лет.


«Представьте себе, что он толкал перед собой стул, чтобы найти баланс, совсем как ребенок, — вспоминает Фетисов. — Он не видел в этом ничего постыдного. Но уже после трех попыток он стал ездить сам. Он очень хорошо физически развит, в хорошей форме».


Для Путина хоккей тоже стал способом отдохнуть. Касатонов рассказывает:


«Иногда он после работы приходил потренироваться около полуночи. Можете себе представить его рабочий день? Но он все равно проводил 30-40 минут на льду. Мы рады, что ему это понравилось. Он радовался, когда у него что-то получилось. Мы видели, что для него это удовольствие».

Президент РФ Владимир Путин после матча между сборной командой чемпионов Ночной хоккейной лиги (НХЛ) и сборной Правления и почетных гостей Ночной хоккейной лиги (НХЛ)

Каждый год Путин сам играет в показательном финале в Сочи в рамках лиги, которую русские окрестили НХЛ — Ночная Хоккейная Лига, своего рода любительская лига для тех, кто играет по вечерам. В первом финале Путин забил шайбу ударом бэкхенд.


«Журналисты иногда шутят о его голе, — рассуждает Фетисов, — но он забил в верхний угол одним ударом, и не уверен, что даже я сам смог бы сделать это с первой попытки. Он — талантливый человек».


«Вижу невероятную пропаганду против России»


Фетисов был близок к Путину с того самого момента, как вернулся в Россию в 2002 году и занял пост министра. В следующем году пройдут президентские выборы, и Фетисов рассчитывает участвовать в агитационной кампании за него. Сам он — с прошлого года депутат Государственной Думы, он представляет один из округов Москвы.


Так как же он смотрит на ухудшение отношений между Россией и США? Ведь Фетисов хорошо знает оба этих общества, и у него по-прежнему много друзей по ту сторону Атлантики.


«Это никому не на пользу. И это касается не только России или США, но и всего мира. Моя дочь родилась в Нью-Йорке и работает в киноиндустрии. Она говорит, что мир сейчас очень хрупкий. Она это чувствует.


Молодежь чувствует, что что-то не так, но пожилые люди, которые все решают, похоже, все время хотят наращивать напряженность. Я близко подружился с американцами, канадцами, шведами. Мы воевали друг против друга на льду, но затем мы шли и выпивали вместе, разговаривали о девушках, семье, кино. Но политики тащат нас в неправильную сторону. Это очень опасно».


Фетисов напоминает, как популярен Путин был одно время в США, когда он поддержал страну после теракта 11 сентября 2001 года. Ему трудно понять антироссийские настроения, царящие в США сейчас. Касатонов говорит то же самое.


«Я иногда очень разочарован бываю, когда я в США. Этим летом я был там два раза, и когда я включаю телевизор, то вижу совершенно невероятную пропаганду против России. Абсолютно непостижимо. Когда я там жил, такого не было».


Фетисов констатирует, что новости из США свидетельствуют о хаосе. Баскетболисты не хотят приходить в Белый дом, президент поссорился с Национальной футбольной лигой. Страна идет не в том направлении. На вопрос о том, в правильном ли направлении идет Россия, он отвечает:


«Выйдите на улицу и посмотрите! Сравните с тем, что было в 1990-х. Да и сейчас у нас нет выбора, нас загнали в угол. Мы должны что-то делать. Но нет никакого сомнения в том, что по сравнению с тем, что было 15 лет назад, мы идем в правильном направлении. Я могу ходить по улице сам, а не в окружении 20 телохранителей и не в бронированной машине».


После вылазки в мир политики мы возвращаемся к хоккею. Я спрашиваю, кто был лучшим шведским игроком из тех, кого они встречали. Фетисов отвечает, что Никлас Линдстрём (Niclas Lidström), Касатонов предпочитает Матса Нэслунда (Mats Näslund).


А кто — лучший игрок из всех? По мнению Фетисова, есть два кандидата: Марио Лемье (Mario Lemieux) или Уэйн Грецки (Wayne Gretzky).


Касатонов говорит, что невозможно выбрать только одного, но все-таки он это делает.


«Слава Фетисов. Мы поздновато попали в НХЛ. Нам было очень тяжело приспособиться к другому миру, к другому хоккейному миру. Это потребовало времени. Я думаю, он добился бы большего в НХЛ, если бы жил в другую эпоху».


Хотя вообще-то он и так многого добился. Едва ли возможно достичь еще большего. Это касается и Касатонова. Они вновь играют вместе. Они по-прежнему выигрывают соревнования.