29 апреля 2004 года. В свой первый срок отважный российский президент одолел одного грозного противника: бизнес элиту страны, богатых и могущественных олигархов. И вот теперь он вступил в единоборство с врагом, побороть которого будет еще тяжелее: с волокитчиками, приспособленцами и прочими мошенниками, которые номинально работают на него. Такова, по крайней мере, версия этой истории, которую распространяет Владимир Путин.

Это правда, что олигархи имели большое влияние на предшественника Путина, Бориса Ельцина. Давно длящееся расследование деятельности нефтяной компании ЮКОС многим видится как наказание для ее ныне сидящего за решеткой босса, Михаила Ходорковского, за то, что тот слишком уж обнаглел в годы правления Ельцина. На этой неделе появились признаки близящегося соглашения о мире, когда ЮКОС (которой может грозить банкротство после того, как правительство потребовало от нее погасить недоимки по налогам в сумме 3,5 млрд. долл. США; а суд затем "заморозил" большую часть ее авуаров) пригласила бывшего главу Центрального банка России Виктора Геращенко на пост председателя правления. Чем бы ни кончилось дело ЮКОС'а, энергетическому сектору в целом грозят более высокие налоги: Государственная Дума РФ под нажимом г-на Путина только что проголосовала за новые ставки налогов на сверхприбыль нефтяных компаний, что может в 2005 году дать государственному бюджету дополнительно 3 млрд. долл.

Ну и хватит о борьбе с бизнесом. Однако тот факт, что г-н Путин сегодня объявляет своим врагом бюрократию, мог бы показаться странным; ведь, в конце концов, она выросла при его правлении, в особенности в администрации самого президента. Однако в последнее время он не единожды ополчался против обструкционизма чиновничества. Незадолго до своего переизбрания в марте он уволил премьер-министра Михаила Касьянова, который был не только самым важным союзником олигархов, но и препятствием для давно запланированной административной реформы. С уходом г-на Касьянова и назначением на пост главы президентской администрации главного архитектора плана административной реформы Дмитрия Козака появилась возможность приступить к реформе в том виде, в котором она была первоначально задумана.

Различные министерства уже представили свои планы сокращения численности сотрудников, которое должно начаться после повторной инаугурации г-на Путина 7 мая. Сам г-н Козак на этой неделе объявил, что уволит более четверти из 1000 сотрудников Белого дома, штаб-квартиры правительства. В целом управленческий аппарат должен сократиться на 20%. Сэкономленные деньги пойдут на многократное (в 2-12 раз) увеличение окладов чиновников старших звеньев (включая и г-на Путина), чтобы уменьшить соблазн брать взятки. Реорганизация правительства осуществляется в соответствии с наметками, которые впервые начали обдумываться в 1997 году, еще при г-не Ельцине: сокращение числа министерств и разделение властных полномочий между министерствами (которые формируют политику), "агентствами" (которые руководят претворением этой политики в жизнь) и "службами" (которые осуществляют функции принуждения и регулирования).

Но можно только догадываться, насколько реалии соответствуют этим планам. Независимая аналитическая организация "ИНДЕМ", которая занимается изучением коррупции, говорит, что министерства будут руководить агентствами и службами, вместо того чтобы иметь с ними равный статус, как предусматривалось планом 1997 года; это подорвет идею подотчетности. Возьмем всего лишь один пример: статистическую службу, подконтрольную Министерству экономического развития и торговли РФ. Действительно ли она сумеет справиться с соблазном "подправить" экономические данные? И будут ли чиновники на самом деле уволены или просто получат новые назначения в ходе карточного фокуса с перетасовкой персонала? Более того, перераспределение ролей неизбежно означает борьбу за самые лучшие места. Чиновники Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ уже сейчас дерутся из-за того, какой из департаментов возьмет себе функцию выдачи лицензий на вещание, которая является громадным рычагом власти. Битвы подобного рода - предсказуемое следствие демонтажа старой структуры еще до того, как принято решение, что должно вырасти на ее месте - могут длиться месяцами, и никто не знает, какие слабые места и особые интересы будут у новой системы.

Самая трудная работа - перестройка так называемых "силовых" структур: милиции, прокуратуры и армии. Пока нет конкретных предложений, кроме заявленного г-ном Козаком намерения сократить властные полномочия прокуроров. Что касается армии, во время первого президентского срока г-на Путина генералы блокировали попытки военных реформ, и тупиковая ситуация сохраняется поныне.

Но на этой неделе появился единственный намек на то, что г-н Путин не желает полностью переходить на сторону будущих костоломов. Он предложил несколько смягчить обсуждаемый в настоящее время в парламенте драконовский законопроект, который в случае утверждения резко сократил бы свободу собраний. Хотя президент сегодня более могущественен, чем когда-либо прежде, создается впечатление, что он все еще прислушивается к достаточно громким протестам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.