Когда страна, где не утихает война с сепаратистами, население сокращается, инфраструктура приходит в негодность, а ядерное оружие "ржавеет", называет в качестве одной из главных задач "реформу банковского сектора" - а именно такое заявление сделал на этой неделе премьер-министр России Михаил Фрадков - значит, положение в банковской сфере действительно серьезное.

Г-н Фрадков пытался успокоить перепуганный рынок. В прошлом месяце надзорные органы впервые в истории закрыли один из банков по подозрению в отмывании денег. В российской банковской системе, где запутанная структура владения и темное прошлое являются нормой, сам факт, что надзорные учреждения начали реально выполнять свои функции, вызвал настоящий шок. Вкладчики "Кредит Траста", чьим настоящим владельцем, как подозревают, является собственник скандально известного "Содбизнесбанка", начали в массовом порядке снимать деньги со счетов, в результате чего он обанкротился. Около 30 банков "первого уровня" на короткое время прекратили выдачу кредитов финансовым учреждениям "второго уровня". Еще в двух банках, по словам Ричарда Хейнсуорта (Richard Hainsworth) из "Рус-Рейтинга", появились "первые признаки "бегства"" испуганных вкладчиков. На этой неделе его агентство, чтобы не усугублять и без того тревожные настроения, на время приостановило публикацию всех своих 43 банковских рейтингов.

Хейнсуорт и другие аналитики согласны с заверениями Центробанка, что кризис ликвидности носил лишь временный характер. Однако вся эта неразбериха ярко продемонстрировала, что призрак финансового краха 1998 г. по-прежнему не оставляет в покое российские банки.

Сегодня положение в экономике гораздо стабильнее, чем тогда, и к тому же дефолт "очистил" финансовый сектор от самых "авантюрных" банков. Объемы кредитования с тех пор восстановились: по данным "Standard & Poor's", с декабря 2001 по декабрь 2003 г. они удвоились. Кредитование физических лиц росло еще быстрее. Однако 1278 банков страны по-прежнему слишком сильно ориентированы на кредитование горстки крупных заемщиков, и слишком мало - на широкие круги населения. И люди все еще не решаются доверять свои деньги банкам: индивидуальные вклады составляют в России лишь 12% ВВП, в отличие от 55% в странах ЕС.

Центральный банк вводит новые правила. Он, в частности, установил систему ежедневной, а не ежеквартальной отчетности о размере акционерного капитала (при прежней системе многие банки сокращали его объем в период между предоставлением отчетов), ужесточает правила в отношении концентрации займов и проводит аудиторскую проверку нескольких сотен банков. В этом месяце заканчивается срок, отведенный для присоединения банков к системе страхования вкладов, которая начнет действовать через год. Для присоединения к схеме банки должны предоставлять больше информации о своих владельцах (по крайней мере, в распоряжение контрольных органов) и снизить долю оффшорных акционеров (зачастую самых сомнительных) до 10%. Те банки, что не хотят или не могут этого сделать, потеряют лицензии на предоставление услуг физическим лицам.

Но насколько эффективными окажутся все эти меры? "Российские банки проявляют большую изобретательность, нарушая дух закона при формальном соблюдении его буквы", - отмечает Ирина Пенкина из "Standard & Poor's". Россияне мастерски умеют создавать сложные корпоративные структуры и запутанные системы доверительного управления. Большинство промышленных корпораций имеют собственные банки, которые занимаются теперь и обслуживанием других клиентов. Любые реальные или воображаемые проблемы, возникающие у фирмы, способны - особенно теперь, после "военной кампании" правительства против "ЮКОСа", бывшей крупнейшей нефтяной корпорации страны - могут отразиться на ее банке, а из-за неясности вопроса, кто и чем реально владеет, волны паники способны перекинутся на всю систему в целом.

Со временем реформы, возможно, приведут к созданию более здоровой системы, в рамках которой произойдет концентрация бесчисленного множества мелких частных банков в более крупные корпорации, способные составить конкуренцию государственному Сбербанку - сегодня этот гигант, словно гора, возвышается над всеми остальными, сосредоточивая в своих руках две трети депозитов физических лиц и 40% от общего числа вкладов. Однако понадобится еще пара "нервозных" лет, прежде чем закрытие незадачливого банка надзорными органами станет рассматриваться как добрый знак, а не причина для паники.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.