Рецензия на книгу Кэтрин Скотт-Кларк и Адриана Ливая 'Янтарная комната' (Catherine Scott-Clark and Adrian Levy, 'The Amber Room')

Янтарная комната пользуется легендарной известностью еще с тех пор, как Екатерина Великая установила ее в своем летнем дворце в Царском Селе под Санкт- Петербургом. Резные янтарные панно, подаренные Петру Великому королем Пруссии в 1716 году, некогда были гордостью царской России. Позднее комната, превозносимая как 'восьмое чудо света', стала национальным символом, и русские дорожили ею не меньше, чем греки - 'Эльгинским мрамором' [фрагменты фризов Парфенона, вывезенные из Греции в Великобританию в 19 веке - прим. перев.].

Застывшая золотистая смола, собираемая по берегам Балтики, ценилась выше, чем золото, и великолепие Янтарной комнаты вызывало восхищение гостей со всего света. Теофиль Готье, увидевший Комнату в 1860х гг., был 'поражен и ослеплен богатством и теплотой ее оттенков', и назвал ее сокровищем вроде тех, что можно встретить лишь на страницах ''Тысячи и одной ночи' и других волшебных сказок'. Однако позднее она вошла в национальную мифологию России как символ катастрофического ущерба, нанесенного Советскому Союзу нацистами.

В 1941 году Янтарная комната была разобрана немцами и перевезена в Калининград (тогда называвшийся Кенигсбергом). До 1944 г., когда части Красной армии вплотную подошли к городу, она выставлялась в городском замке в качестве немецкого сокровища, возвращенного на родину. После этого ее не видел никто, и судьба этой жемчужины барокко до сих пор остается неизвестной.

С момента окончания войны ее поисками занимаются десятки высокопоставленных чиновников, историков-искусствоведов, любителей-охотников за сокровищами и журналистов по обе стороны 'железного занавеса', а количество гипотез о ее судьбе не поддается исчислению. Слабая надежда, что панели могли сохраниться - в тайном бункере в Калининграде, в одной из шахт Нижней Саксонии, или даже в Америке - поддерживала 'индустрию поиска' на плаву. Для многих, кто был вовлечен в эту охоту, Янтарная комната превратилась в своего рода наркотик; другие уподобляли свои поиски болезненной навязчивой идее.

Кэтрин Скотт-Кларк и Эдриан Ливай - опытные специалисты в области журналистских расследований - попытались составить полную картину того, что случилось с Янтарной комнатой. Результатом стал своеобразный 'детектив', порой неуклюже написанный, наполненный информацией и дезинформацией, и сдобренный историями о шпионаже и интригах, подозрительных смертях, политике, идеологии и умышленном сокрытии истины. Авторы покопались в секретных архивах и извлекли на свет божий целую компанию довольно странных очевидцев, в том числе - бывших сотрудников Штази и слегка помешанных чудаков. В ходе неустанных поисков в Санкт-Петербурге, Москве, Берлине, Вадуце и Калининграде, они столкнулись со множеством бюрократических препон.

Найденные ими потрясающие новые материалы в основном подтверждают общеизвестные гипотезы, особенно ту, что Янтарная комната, возможно, была уничтожена в годы войны. Именно об этом доложил советский чиновник, отправленный в Калининград через несколько дней после капитуляции немцев, чтобы выяснить судьбу панно. В июне 1945 года он писал: 'следует прекратить поиски Янтарной комнаты'. Однако, как показано в книге, результаты проведенного им расследования замалчивались.

Авторы описывают, как Советский Союз поддерживал миф о том, что Янтарная комната могла уцелеть, чтобы скрыть факт, что именно Красная Армия, а не 'фашистские грабители' уничтожили это сокровище после разгрома Германии. Самые разоблачительные фрагменты книги связаны с тем, как Советы намеренно вводили в заблуждение восточногерманских товарищей, тративших валюту на бесплодные поиски, когда Москва уже отдала приказ своим людям прекратить 'охоту', отлично зная, что она закончится ничем.

Советы не желали лишаться козыря в торге относительно возвращения немецких произведений искусства, украденных солдатами Красной Армии в 1945, и изо всех сил старались замутить воду.

Неудивительно, что эти разоблачения вызвали бурную реакцию в России: ведь не далее как в прошлом году копия Янтарной комнаты, созданная при финансовой поддержке германской энергетической кампании Рургаз АГ, была официально открыта для зрителей президентом Путиным, представившим ее как 'символ культурных потерь России'. Возможно, теперь это заявление и выглядит несколько пустопорожним, но книга, тем не менее, нисколько не оправдывает дерзкое заявление авторов о том, что она ведет к пересмотру 'самого восприятия Советского Союза и его роли в 'холодной войне''. Советские увертки давно ни для кого не новость.

Восприятие сюжета затрудняется из-за постоянных скачков из прошлого в настоящее и обратно, а также предрасположенности авторов к возвышенной риторике. Возможно, правду мы никогда не узнаем, но реалисты вряд ли станут оспаривать вывод авторов о том, что комната не сохранилась. Тем не менее, эта книга, определенно, не закроет саму тему. Как заметил один немецкий ученый, занимающийся возвратом произведений искусства, украденных во время войны: 'Некоторые люди верят в принцесс и фей. Другие - в Янтарную комнату'. И если эта что-то и доказывает - так лишь то, что старые мифы живут долго.

Джина Томас является лондонским корреспондентом раздела искусства газеты 'Франкфуртер Альгемайне'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.