Новый закон, заменяющий чрезвычайно неэффективную советскую систему льгот денежными пособиями, вызвал протесты в России. Хотя в принципе реформа кажется разумной, многие боятся, что их положение ухудшится.

В последние дни на улицах Москвы можно было видеть протестующих пенсионеров, ветеранов войны и, как ни странно, забинтованных с ног до головы представителей оппозиции - российский парламент рассматривал радикальный законопроект об отмене одного из последних пережитков советской эпохи. Закон заменит денежными выплатами сложную и чрезвычайно неэффективную систему льгот - от бесплатных лекарств и бесплатного проезда в городском транспорте до скидок на коммунальные платежи, которые предоставляются нуждающимся и не очень россиянам.

В четверг, 5 августа, Дума, в которой большинство принадлежит сторонникам президента Владимира Путина, приняла законопроект в третьем чтении 309 голосами против 118. Ожидается, что в воскресенье закон одобрит Совет Федерации, после чего его подпишет Путин, уничтожив советскую систему льгот движением руки.

В принципе, реформа имеет смысл. Нынешняя система социального обеспечения предоставляет многие льготы тем, кто не так уж и нуждается в них, тогда как некоторые беднейшие граждане получают мало или вовсе ничего. Сменяющиеся правительства создали столько различных категорий льготников, от чернобыльцев до жертв сталинских репрессий, что теперь даже власти точно не знают, сколько людей имеют право на льготы. В качестве первого шага на пути к более справедливой и эффективной системе соцобеспечения новый закон заменяет все существующие льготы ежемесячным денежным пособием.

Теоретически это должно было стать хорошей новостью для льготников, ведь они смогут потратить пособия на свои реальные нужды, а не на то, что им предлагает государство. Некоторые льготники, особенно самые бедные, зачастую не пользуются своими льготами - например, некоторые из тех, кто имеет право на бесплатный проезд в общественном транспорте, живут в районах, где такого транспорта нет. Для них замена льгот на пособия должна быть выгодна.

В целом на пособия правительство выделит больше денег, чем тратило на льготу. Однако протестующие беспокоятся, что реформа лишь ухудшит их финансовое положение - если не сейчас, то через несколько лет, когда высокий уровень инфляции в России (10%) уменьшит реальную сумму пособий. Кроме того, можно ли надеяться, что печально известные неэффективностью и коррумпированностью бюрократы будут выплачивать деньги вовремя?

С подобной проблемой, когда большую часть льгот получает средний класс, а не самые бедные, существовала у многих стран со средними доходами, как в Восточной Европе, так и в Латинской Америке. Но Россия отстает от них с реформами. Согласно проекту доклада Всемирного Банка, недавно представленного российскому правительству, беднейшие 20% населения получают лишь около одной пятой части льгот от трех основных социальных программ страны, тогда как в эффективной системе они должны получать их большую часть, если не все. Даже Сербия, Румыния и Казахстан в социальном обеспечении преуспели лучше, указывается в документе.

Разумеется, поскольку не очень нуждающиеся россияне также будут получать денежные пособия, потребуется новая реформа (например, введение улучшенных способов проверки доходов), чтобы направить государственную помощь тем, кому она действительно необходима. Однако Путин осознает, что коммунистическая культура льгот въелась настолько глубоко, что любые ее изменения будут непопулярны.

Возможно, именно поэтому через пять месяцев после переизбрания он приостановил летние каникулы парламента, чтобы провести закон за несколько дней. Немногие оставшиеся в Думе оппозиционеры жаловались, что им дали всего сутки на изучение серьезно доработанной редакции закона, прежде чем он был представлен на ключевое второе чтение. Даже представители прокремлевской 'Единой России', которая господствует в парламенте, похоже, не очень понимали, что за закон они принимают.

Таким образом, никто не знает, кто выиграет, а кто проиграет от новой системы. Один из основных недостатков закона в том, что он не учитывает стоимость жизни - ветеран войны, живущий в центре Москвы, получит такую же горстку рублей, что и жители более дешевых регионов.

К тому же новый закон делит бремя выплат между региональным и федеральным уровнями. Теоретически это тоже разумно, поскольку региональные правительства должны бы лучше оценивать местные нужды, чем бюрократы в Москве. Но существует огромное неравенство между богатейшими и беднейшими регионами России, а потому противники закона считают, что бедным регионам будет сложнее выплачивать пособия, и самые нуждающиеся россияне будут ждать денег месяцами.

Возможно, это политически выгодно Путину: губернаторы, которые не смогут осуществлять выплаты вовремя, станут непопулярными, и Кремлю будет легче сместить их. Это соответствует демонстрируемой Путиным тенденцией к федерализму - бремя оказания услуг все больше перекладывается на регионы, тогда как все больше власти и контроля сосредотачивается на федеральном уровне.

Акции протеста, прошедшие на этой неделе у здания Госдумы, стали еще одним индикатором состояния российского общества. Несмотря на то, что из-за высокой стоимости жизни в Москве ее население должно больше потерять от реформы, на демонстрации собиралось не более нескольких сот человек. Россияне перестали верить в действенность гражданских протестов после того, как референдум против импорта отработанного ядерного топлива, набравший 2,5 млн. подписей, был отменен избирательной комиссией из-за какой-то формальности.

Однако еще есть вероятность того, что Путин, как и раньше, исполнит роль доброго царя и, вместо того, чтобы подписать законопроект, уже одобренный верхней палатой парламента, отправит его на доработку. (В прошлый раз он поступил так с законом, серьезно ограничившим количество мест, где разрешены демонстрации.) Но даже если он настоит на этом, недостаток тщательной парламентской работы и общественного обсуждения такой серьезной реформы означает, что результатом может стать не хорошо подготовленный и справедливый закон, а еще один беспорядочный акт с неизвестными негативными последствиями.