Ольга хочет, чтобы у ее первенца, только что появившегося на свет в сибирском городе Иркутске, было два брата или сестры. Родятся они или нет - это зависит от финансовых возможностей Ольги и ее мужа. Она согласна с тем, что новый план президента Путина по увеличению детских пособий и выплате крупных сумм за рождение детей может помочь.

Цель Путина состоит в увеличении рождаемости в России, которая резко упала после распада Советского Союза, а затем несколько стабилизировалась - но уже гораздо ниже уровня самовосстановления населения. Конечная задача заключается в том, сдержать безудержное падение численности населения страны и повернуть эту тенденцию вспять. Несмотря на значительный приток этнических русских из разных мест, численность населения с момента развала Советского Союза снизилась на 6 миллионов, и сегодня составляет 143 миллиона человек. Падение численности продолжается со среднегодовыми темпами около 700000 человек в год. К 2050 году россиян может остаться менее 100 миллионов.

Несмотря на заинтересованность Ольги, план Путина вряд ли сможет остановить это снижение. Отчасти это вызвано тем, что данная тенденция возникла давно, и она все время усиливается. Ее нельзя объяснить исключительно финансовыми проблемами: у некоторых самых бедных категорий населения России (в большинстве это мусульмане) самая высокая рождаемость. Богатство в определенной степени даже способствует усилению тенденции снижения рождаемости. В России распространяется западный стиль жизни, западные виды на будущее. По европейским меркам, уровень рождаемости в стране низок, но не так, как в некоторых других странах Запада. Анатолий Вишневский из Российской Академии Наук отмечает, что денежное стимулирование рождаемости в других государствах вызывало кратковременный всплеск количества новорожденных, но не имело долговременного эффекта.

Но более серьезная причина для пессимизма заключается в другой, действительно потрясающей демографической проблеме России. Речь идет о поразительно высоком уровне смертности населения, который резко вырос с одновременным падением рождаемости, и сегодня более чем в два раза превышает уровень смертности в Европе. Большая часть этого роста приходится на категорию мужчин, не достигших пенсионного возраста. Средняя продолжительность жизни мужского населения составляет сегодня менее 59 лет. Это такое падение, которое можно наблюдать лишь в странах Центральной и Южной Африки. За сорок лет данный показатель снизился примерно на пять лет, и он на 13 лет ниже, чем средняя продолжительность жизни российских женщин. Это почти самая большая разница в мире. Средняя продолжительность жизни мужчин в Иркутске составляет всего 53 года (и это не самый низкий показатель в стране).

Россия является практически мировым лидером по всяческим бедствиям и напастям, которых там огромное разнообразие. Николас Эберстадт (Nicholas Eberstadt) из Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) делает предположение, что уровень сердечно-сосудистых заболеваний в России может быть самым высоким в мире за всю историю. Предрасположенность россиян к насильственной смерти беспрецедентна для промышленно развитых стран, находящихся в состоянии мира. Число самоубийств в России более чем в пять раз превосходит британский показатель. Имея меньше автомашин на дорогах, россияне в четыре раза чаще погибают в дорожно-транспортных происшествиях, чем англичане. Число убийств в 20 раз превышает западноевропейские показатели. И так далее.

Главный виновник здесь очевиден: это алкоголь. Русские испытывают особенно сильное пристрастие к крепким напиткам, зачастую не пригодным для человеческого потребления. Они в больших количествах пьют самогон. Сердечно-сосудистые заболевания и насилие (а это самые важные факторы увеличения смертности) чаще всего вызваны употреблением спиртных напитков. В прошлом году от алкогольного отравления погибли 36000 россиян. В Америке от этого погибает несколько сотен человек. Попытка Михаила Горбачева в конце 80-х снизить уровень потребления алкоголя на какое-то время улучшила показатели продолжительности жизни. Игорь Болугин организовал в Иркутске клуб для детей алкоголиков. Иногда он вывозит их на озеро Байкал. По словам Болугина, многие из этих детей сами начинают пить примерно с 13 лет. А в деревнях пьянство начинается в еще более раннем возрасте.

Но алкоголь - это лишь видимая часть сложного синдрома самоуничтожения. К другим факторам относятся курение (количество курящих в России одно из самых высоких в мире), загрязнение окружающей среды, в том числе, радиоактивными материалами, а также ужасная и крайне коррумпированная система здравоохранения. Алкоголизм сам по себе лишь внешний признак. Многие в качестве причины называют нервное напряжение и неравенство, вызванное распадом Советского Союза. Однако бесшабашное пренебрежение российских мужчин к собственной жизни возникло еще задолго до этого. И оно сохраняется даже после того, как экономика страны пошла на поправку. Заместитель губернатора Иркутской области Сергей Воронов винит в этом местный генофонд, который в значительной степени создавался заключенными советской эпохи.

Каковы бы ни были причины, и насколько страшной ни выглядела бы картина здоровья россиян, ситуация может еще больше ухудшиться из-за СПИДа. Поскольку эта болезнь проникла в Россию довольно поздно, россияне могли бы к ней неплохо подготовиться. Но вместо этого, из-за ханжества и пуританства, из-за нетерпимости и тупости в советской манере, ответные действия были преступно пассивными. В этом году ассигнования федерального бюджета на борьбу со СПИДом составили 3,3 миллиарда рублей (124 миллиона долларов), плюс дополнительное финансирование из-за рубежа. Это существенное увеличение, но по международным меркам такая цифра просто ничтожна.

В Иркутске, где самый высокий в России уровень заболевания ВИЧ-инфекцией, такая ситуация уже начинает сказываться. По территории больницы, где расположена клиника для больных СПИДом, бегают стаи бродячих собак. Заведующая клиникой Юлия Рахина утверждает, что главной проблемой является не нехватка денег, а отношение людей. Она рассказывает, что молодежь не пользуется презервативами, и даже ВИЧ-инфицированные игнорируют это правило. "Трудно объяснить хорошо чувствующему себя человеку, что он скоро умрет", - говорит она. По ее словам, они хотят жить лучше, как и все россияне, но при этом не желают ничего для этого делать. В Иркутске, городе с населением в 600 тысяч, всего 200 человек употребляет антиретровирусные лекарства.

По словам Вадима Покровского, возглавляющего федеральный центр борьбы со СПИДом, к концу 2006 года такие лекарства будет получать в стране примерно 20 тысяч человек. Это значительный рост по сравнению с начальным этапом, когда данный показатель равнялся 4 тысячам, но все равно этого мало. Общее количество ВИЧ-инфицированных в России составляет оценочно около 1 миллиона человек. (Составлению такой оценки может помочь показатель заболеваемости другими болезнями, передающимися половым путем. А показатель заболеваемости сифилисом в России в десятки раз выше, чем в Западной Европе.) Количество смертей от СПИДа определить крайне сложно, отчасти из-за того, что в России просто астрономический показатель заболеваемости туберкулезом. По словам Покровского, уровень инфекции в перспективе будет определяться тем, выйдет или нет эта эпидемия за пределы группы наркоманов, распространится она или нет на остальное население. Как говорит Рахина, уровень заболеваемости в Иркутске показывает наличие большой проблемы с наркотиками, однако сейчас 70 процентов новых больных-женщин заражаются половым путем.

Ближайшим итогом всего этого стало огромное количество трагических и преждевременных смертей. Однако проблемы здравоохранения и демографии отражаются и на будущем России. Армия отчаянно пытается набрать то количество здоровых новобранцев, наличия которых требуют российские генералы. Население стареет и становится все более больным. За показателями смертности скрывается и другая, не менее страшная проблема - нетрудоспособность. Все меньше становится рабочих рук. Но как показали взрывы на московском рынке в прошлом месяце и едва не переросшие в погромы выступления против кавказцев в одном из северных городов России, русские плохо относятся к новым иммигрантам, в которых все больше нуждается их экономика.

Некоторые люди, включая самого президента Путина, зашли так далеко, что начали предсказывать гибель всей нации. В Иркутске все очень боятся "желтой угрозы". По мере того, как люди покидают города, которые не следовало и создавать, население Сибири и российского Дальнего Востока снижается еще быстрее, чем в остальных регионах страны. Оставшиеся со страхом говорят об ордах китайцев, кишащих по ту сторону границы и готовых к захвату российских земель. "Они работают за копейки и живут по десять человек в комнате", - жалуется экстремист из Иркутска Александр Турик, который также утверждает, что китайским мужчинам платят за то, что они женятся на русских. Беспокойство выражают даже некоторые китайцы: Чанга, давно уже работающий на иркутском рынке, известном под названием "Шанхай", ворчит, что недавно приехавшие разрушают его бизнес.

Такое беспокойство существует у русских с давних времен, хотя оно, возможно, и лишено здравого смысла. Многие китайцы, подобные Чанге, это челночные торговцы, а не колонизаторы. И тем не менее, даже если страхи по поводу расчленения страны являются фантазией, ее демографический курс способен превратить Россию в совершенно иное государство, которое может стать менее управляемым. А это, плюс распространение по территории России целого букета эпидемических заболеваний, должно стать поводом для беспокойства и в других странах. Увы, убедить Россию и россиян изменить свои традиции и привычки всегда было трудно.

____________________________________________________________

Демографическая пустыня России ("Le Monde", Франция)

Послание Путина - предсмертное завещание ("Japan Times", Япония)

Путин и дети ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.