Подобно другим регионам Российской Федерации, Чечня начала ощущать на себе последствия мирового экономического спада. Сообщается, что за последние месяце в республике закрылся ряд предприятий. Кроме того, ходят упорные слухи, что объем финансирования, выделяемого из федерального бюджета Чечне, еще не оправившейся в социальном и экономическом плане от почти двадцати лет войн, будет пересмотрен в сторону понижения.

Конечно, с аналогичными экономическими затруднениями сталкиваются и другие регионы России, однако в Чечне, где до сих пор полностью не покончено с антироссийским мятежом, ставки в игре гораздо выше.

Согласно общепринятому мнению, в основе чеченской экономики лежит нефтедобыча. Однако необходимость восстановления разоренной войной республики обусловила диверсификацию ее народного хозяйства. Нефтяной сектор, оставаясь одной из опор экономики, уже не является единственной отраслью промышленности в Чечне. Сегодня он уступил пальму первенства строительной индустрии.

Экономическая политика прокремлевского режима

В последние годы промосковский лидер Чечни Рамзан Кадыров проводит масштабную кампанию, финансируемую из российского бюджета, по полному восстановлению разрушенной войной республики. Миллиарды рублей тратятся на возрождение коммунальных служб и ремонт жилья, что создает рабочие места для местного населения. Щедрое финансирование из федеральной казны позволило Кадырову построить в центре Грозного громадную новую мечеть - как утверждают, самую большую в Европе.

Еще один основной источник занятости в современной Чечне - структуры, связанные с безопасностью. Вооруженные конфликты - будь то войны с Россией (первая произошла в 1994-1996 гг., а вторая началась в 1999 г. и продолжается по сей день) или борьба между соперничающими чеченскими группировками - определяют политический ландшафт в республике со времен распада СССР в 1991 г. В результате в Чечне выросло целое поколение молодых мужчин, не имеющих никакой квалификации - если не считать навыков обращения с автоматическим оружием.

Последние пять лет промосковские власти в Чечне осуществляют программу, связанную с предоставлением амнистии боевикам: в результате тысячи бывших партизан-мятежников пополнили ряды воинских формирований Рамзана Кадырова. Кадыров, сам в свое время сражавшийся на стороне мятежников, обещает этим перебежчикам гарантированную и хорошо оплачиваемую занятость на службе промосковскому режиму.

До сих пор президенту Кадырову удавалось выполнять эти обещания - благодаря щедрому финансированию из Москвы. Однако ситуация может измениться. Подобно своим коллегам из других стран, руководство России сегодня внимательно изучает бюджетные ассигнования, ища статьи, по котором можно было бы сократить расходы. Ряд российских политиков и экспертов предлагает снизить объем федеральных трансфертов регионам - что не может не вызывать тревоги у их лидеров, в том числе Кадырова.

Согласно последним сообщением, финансирование из федерального бюджета по ряду проектов в Чечне заморожено. Кадыров получил от премьер -министра Владимира Путина заверения, что работы по восстановлению Чечни будут продолжаться, однако с оговоркой: сроки их осуществления могут быть продлены.

В конце марта 2009 г. у Кадырова состоялась непростая встреча с чиновниками из Министерства финансов; возникшие на ней разногласия могут быть первыми признаками сокращения федерального финансирования, а следовательно и ухудшения отношений между властями Чечни и ведомствами из экономического блока федерального правительства.

Ситуация с чеченским движением сопротивления

Но что происходит по другую сторону политических баррикад в Чечне? С 2007 г. в чеченском 'повстанческом' движении произошли существенные перемены. Когда к его руководству пришел Доку Умаров, чеченские 'повстанцы' отказались от своей давней цели - независимости Чечни - в пользу создания 'мусульманского эмирата' на всей территории Северного Кавказа, который должен управляться по законам шариата.

Неясно, до какой степени мировой экономический кризис затронул - если затронул вообще - силы, выступающие за создание этого Кавказского эмирата.

Руководство этого движения постоянно настаивает: его деятельность финансируется исключительно за счет пожертвований простых граждан Северного Кавказа. Кремль, однако, оспаривает эти заявления, утверждая, что 'боевики' получают финансовую помощь от ряда государств Ближнего Востока и Запада, не называя при этом никого конкретно.

Впрочем, любая финансовая помощь, которую чеченские мятежники могли получать из различных источников в арабском мире до событий 11 сентября, наверняка сократилась после вторжения США и их союзников в Афганистан в 2001 г. и Ирак в 2003 г. Более того, эти важные геостратегические события привели к сокращению притока зарубежных добровольцев в Чечню.

Таким образом, финансирование превратилось для кавказских боевиков в серьезную проблему. Недавно Умаров посетовал: хотя немало людей по-прежнему готово сражаться за его дело, средств на их подготовку и снаряжение не хватает.

Возможно ситуация для Умарова и его сторонников несколько облегчилась из-за увеличения масштабов контрабанды оружия и боеприпасов в регионе после российско-грузинской войны - что, вероятно, оборачивается снижением цен на эти изделия. 'Повстанцы' всегда утверждали, - и достаточно убедительно - что им незачем налаживать поставки современного вооружения и снаряжения из-за пределов Кавказа: и то, и другое можно легко добыть в самом регионе.

Впрочем, анализируя политическую ситуацию в Чечне в плане соотношения сил между мятежниками, Кадыровым и Москвой, можно легко забыть о большинстве ее населения - простых чеченцах.

Кризис и чеченский народ

Чечня и ее народ никогда в истории не переживали экономического бума. Возможно именно из-за этого чеченцы отличаются необычайной жизнестойкостью. Даже во времена относительной экономической стабильности, например в 1970-х гг., еще при советском строе, уровень безработицы среди чеченцев был чрезвычайно высок. В результате чеченцы вынуждены были искать другие источники средств к существованию - например, подряжаясь сезонными рабочими в других регионах Советского Союза, или находя для себя нишу в 'теневой' экономике Чечни.

Сегодня, несмотря на строительный бум, уровень безработицы в Чечне составляет как минимум 50% трудоспособного населения. С учетом этой статистики, и тех лишений, что чеченцы переживали в прошлом, можно утверждать, что перспектива потерять работу пугает их меньше, чем других жителей России и других стран.

Есть все основания утверждать, что чеченцы лучше, чем другие народы, умеют сводить концы с концами в условиях экономической депрессии.

Немалая часть популярности, завоеванной в последние годы Рамзаном Кадыровым, связана с тем, что жители крупных городов Чечни, оглядываясь вокруг, видели повсюду строительные краны, и вполне резонно пришли к выводу: дела в республике идут на лад. Однако при сокращении финансирования из федерального бюджета Кадырову будет труднее реализовывать строительные проекты теми же темпами, что и прежде.

Кроме того, у него могут возникнуть проблемы с выплатой зарплат сотрудникам своих структур безопасности, насчитывающих несколько тысяч человек, многие из которых присоединились к нему исключительно из-за перспективы хорошего жалованья. Возможность того, что эти перебежчики вновь присоединятся к своим прежним товарищам, наверняка ужасает как самого Кадырова, так и власти в Москве.

Последствия мирового экономического кризиса мало что изменят для простых чеченцев, закаленных трудностями, и для повстанческого движения, привыкшего за последние годы существовать в условиях ограниченного финансирования. Для Рамзана Кадырова, однако, подобная стоическая позиция не подходит: молодому президенту, который уже не может столь легко пользоваться кошельком Москвы, придется проявить недюжинную изобретательность, чтобы сохранить контроль над республикой.

Кевин Дэниел Лихи - независимый аналитик, специализирующийся на проблематике Северокавказского региона. Его статьи регулярно публикуют Central Asia-Caucasus Analyst и World Politics Review. Он закончил аспирантуру Университетского колледжа г. Корк (Ирландия)

__________________________________________________________

Я - следующий в чеченском списке смертников ("The Times", Великобритания)

Кавказские треугольники ("Al Ahram", Арабская пресса)

Кавказский джихад: на горизонте вновь маячит тактика террора? ("The Long War Journal", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.