Тысячами и десятками тысяч в день принимает Алма-Ата новых жителей, приезжающих, чтобы найти место под солнцем в этом, как им кажется, городе новых возможностей.

Автовокзалы ежедневно поставляют беспечных, не обременённых мыслями о тяготах жизни молодых людей в возрасте от 17-ти до 25-ти лет. Едут со своим привычным не городским загаром девушки в обтягивающих одежках с одинаковыми китайскими футболками с надписью DG в разных фасонах, и ребята - каждый шутник, красавец и острослов. Лица их беспечны, молодость и задор бьют ключом.

Они молоды и не знают, что их ждёт в большом городе. Но каждый уверен, что всё будет хорошо: кому-то поможет родственник дальний, кто-то просто решил: "главное я приехал, остальное будет в порядке".

Диалекты Шымкента, Тараза, Кызыл-орды и других городов нашей необъятной родины смешиваются и отчетливо выделяются на фоне общегородской суеты. Городские или те, кто считает себя вправе так называть, несколько пренебрежительно смотрят в сторону приезжих. А ведь они - большая часть населения, которая питает город.

На сегодняшний день молодые приезжие рвутся в город с целью поступить в университет и просто найти работу. Вот тут-то и начинается настоящие деление общества на классы. Сельская поросль начинает искать работу – но рынок труда жесток, и просто так за красивые глаза никто никому платить не будет. А что умеет наш сельский парень? Дрова рубить, скот пасти, напиваться с друзьями по случаю праздников?

Какие профессиональные качества он может предложить работодателю? Получается, что никаких: в городе стада не пасут, а что такое дрова некоторые даже не знают. Умеет ли наш сельский парень, девушка говорить на русском языке? Могут ли они похвастать хорошим знанием казахского языка? Могут ли себя назвать грамотными людьми, и на какую работу они могут претендовать, будучи незнакомы даже с таким понятием как собеседование?

Смотря на вещи трезво, можно сказать что в славный город Алма-Ату ежедневно тысячами приезжает неконкурентоспособная молодежь из аулов и сёл. Уровень образования и культуры в регионах настолько низок, что мне самой приходилось видеть как наш брат, родной казахский парень, учась на четвёртом курсе частного университета, не мог прочесть текст из книги на его же родном казахском языке. Он читал по слогам, всё время сбиваясь и краснея от насмешек таких же как он приезжих ребят, которые, окажись на его месте, так же бы сидели и краснели.

И наш жестокий рынок откидывает эту славную, задорную молодёжь на окраину рынка труда, на самые ее низы. Не имея ничего, что можно предложить в качестве квалифицированного специалиста, молодые люди получают остатки от пирога под названием Алма-Ата. Ребята идут работать грузчиками, охранниками и строителями, девушки - продавщицами, официантками и техничками. Работа эта, как известно, ненормированная, за которую платят копейки, и результаты которой никто по-настоящему не оценит. Что говорить, если приходя устраиваться на работу, наш приезжий парень элементарно не может написать название своей должности в заявлении, искажая грузчика на "грустчика", "курчика" и "грушика". Вот так поток молодых и беспечных создает высокую конкурентность в сфере труда, не требующей специальных навыков и знаний.

Заработная плата работника без навыков может быть в пять, а то и в десять раз ниже заработной платы специалиста, обладающего набором определённых профессиональных качеств.

Молодость – именно она даёт силы приезжим нашим братишкам и сестрёнкам жить в домах по шестеро человек в одной комнате, работать на зарплату в 25-35 тысяч тенге, проводя целый день на ногах, и при этом оплачивать квартиру, дорогу и питание. На выходе такой работник получает долги вместо зарплаты, если его, бесправного, ещё и не оштрафуют на работе на весь оклад. Так день за днем, за месяцем месяц, за годом год наблюдается одна и та же картина. Отсутствие хорошего образования и профессиональных навыков, вкупе с высоким уровнем конкурентности в сфере работ, не требующих навыков, загоняет приезжих в тупик: ни подняться, ни попросить улучшенных условий.

За их спинами стоят еще несколько желающих занять их рабочие места. И держатся они за эту маленькую должность, как за единственный шанс выжить в этом мире, так как возвращаться в свой аул смысла нет. Там нет работы, и там их нынешняя зарплата считается хорошей. И остаются приезжие в городе, женятся и выходят замуж за таких же приезжих, создавая устойчивый слой общества находящегося на одной из самых низких его ступеней.

Формируется целый слой общества, вчерашние "приезжие" - сегодняшние "еле сводящие концы с концами". Не имея возможности содержать семью в городе, они оказываются вытесненными за его пределы. Кто-то незаконно захватывает земли и строит дома из самана, кто-то всеми правдами и неправдами цепляется за какой-нибудь участок земли в 50-70 километрах от Алма-Аты. А зацепившись, держится за свой шанс, и, отдавая своё здоровье и молодость, чтобы прокормить семью, становится маленькой ступенькой для своих детей, чтобы те имели более хорошие стартовые позиции в этом кипящем котле, чем те, что были когда-то у их родителей.

Время идёт, жизнь приезжего, не имеющего перспектив, вечно не вылезающего из долгов, его морально подламывает, многие начинают злоупотреблять спиртным и просто прожигать свою жизнь, плетясь в хвосте очереди за счастьем. А тем временем каждый день накатывается заново волна молодых и беспечных.
 Кто получает кусочек от пирога под названием Алма-Ата, если не углубляться в обсуждение возможностей сыновей всесильных чиновников и бизнесменов?

Те же местные ребята, которые худо-бедно получают конкурентное образование, дети обеспеченных людей, которые могут позволить себе расслабиться, ожидая, что им уже место заранее заготовлено, дети среднего класса, которых целенаправленно готовят родители, вкладываясь в частных репетиторов и частные школы, а в некоторой части - дети интеллигенции, которые при должной хватке смогут, оказавшись в нужное время и в нужном месте, использовать свою грамотность и полученное высшее образование.

Но эта, стоящая ближе к благам большого города, прослойка общества составляет лишь одну восьмую, а то и меньше коренного населения страны. Из приезжих добивается чего-то, возможно, лишь одна десятая часть тех, кто приехал, а определённая часть не выдерживает и уезжает обратно. Так почему же, не наладив нормального уровня образования в аулах, откуда идёт подпитка города кадрами и где живёт значительная часть коренного населения страны, мы удивляемся, что наш народ отсталый и повязан в кланово-родственных отношениях?

Для приезжего, которому из-за низкого уровня образованности и отсутствия каких-либо навыков, позволяющих ему претендовать на получение работы с нормальным окладом, являющемуся изначально не по своей вине неконкурентоспособным, "поиск земляков, родственников и агашек" становится единственным способом зацепиться за свой кусок пирога и удержать его в руках.

Вот отсюда и растут уши клановости, трайбализма и землячества. До тех пор, пока наш приезжий не будет конкурентоспособен, это останется его единственным инструментом. Рынок труда условно делится на синих и белых воротничков. Приезжие и те, кто смог остаться и зацепиться в Алма-Ате, в двух, а то и в трёх поколениях рискуют оставаться среди синих воротничков, выполняющих самую грязную и плохо оплачиваемую работу.

И до тех пор, пока беспрерывный ежедневный поток "новых жильцов" южной столицы будет пополнять ряды синих воротничков, до тех же пор уровень белых воротничков стабильно останется ниже среднего.

Ведь только конкуренция извне сможет сдвинуть с места и заставить трудиться намного продуктивнее тех самых белых воротничков, которые на сегодняшний день, отточив пару профессиональных навыков, снимают сливки без особого напряжения. А вместе с тем и весь умственный потенциал страны и народа падает, делая уже всю нашу страну неконкурентоспособной среди соседей, и ставя рангом ниже тех, кто этот потенциал бережёт и лелеет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.