Папа Иоанн-Павел II рассматривает применение с православием как свою последнюю миссию на этой земле. Возможно, немощный папа уже не посетит Москву, но вместо него туда отправилась икона

В последнее время было многое указывает на то, что конец земного пути папы Иоанна-Павла II, возможно, уже близок. Последний из таких намеков сделал он сам в ходе визита в Лурд: этот город на юго-западе Франции - одно из тех мест, что католики связывают с чудесной целительской силой Богоматери, к которой понтифик всегда относился с особым почитанием.

15 августа, посетив грот в Лурде, восьмидесятичетырехлетний папа, которому явно нелегко и говорить и дышать, заявил, обращаясь к двухсоттысячной толпе: 'Здесь мое паломничество заканчивается'. По словам бельгийского кардинала Годфрида Даннеелса (Godfried Danneels), это было 'чуть ли не прощание с Лурдом, да и жизнью'.

Еще одна вещь указывает на то, что понтифик готовится к кончине: он все решительнее добивается примирения Римско-католической и Православной церквей - официальный раскол между ними продолжается уже почти тысячу лет. Для него, уроженца Восточной Европы, это особо чувствительный вопрос. Кроме того, он понимает, что его преемник - им может стать итальянец, латиноамериканец и даже африканец - вряд ли будет придавать ему такое же значение.

В Риме складывается впечатление, что папа, пока позволяют силы, делает все возможное для восстановления отношений с Востоком. Одним из гостей, встретивших этим летом особенно теплый прием в Риме, был [Вселенский - прим. перев] патриарх Варфоломей, прелат из Стамбула, традиционно занимающий в православной иерархии место 'первого среди равных' - он часто рисковал вызвать гнев своих сподвижников, поддерживая дружеские отношения с Ватиканом. С живостью, поразившей патриарха и его спутников, папа согласился в ноябре посетить Стамбул с ответным визитом. Эта поездка к 'архиепископу Константинополя и Нового Рима' (так звучит духовный титул патриарха) - одно из немногих путешествий, сохранившихся в рабочем графике папы.

А как же Москва, после крушения христианской Византии в 1453 г. объявившая себя 'Третьим Римом'? Вряд ли папе удастся осуществить свое намерение посетить ее с визитом. Но на этой неделе из Рима в российскую столицу отправилась другая 'путешественница', согласно мировоззрению папы - куда более важная, чем он сам.

Икона Казанской Божьей матери, существующая с 16 века, в глазах русского народа обладает особой силой - она совершила ряд судьбоносных чудес, в том числе несколько раз изгоняла из России иноземных захватчиков. Произведение религиозной живописи - которое представляет собой по меньшей мере одну из древнейших и самых ценных копий первоначальной иконы Казанской Божьей матери - будет доставлено в Москву делегацией Ватикана к 28 августа - знаменательной дате, когда россияне отмечают 'успение' Богородицы и окончание лета.

К немалой тревоге московских церковных иерархов, Ватикан первоначально выдвинул идею 'обменять' возвращение иконы на визит папы, на который Православная церковь не дает согласия до тех пор, пока не будет разрешен конфликт, связанный с незаконным 'переманиванием' православных верующих католиками в России и других странах. В прошлом году Ватикан обдумывал и другой дипломатический ход - вернуть икону в российскую автономную республику Татарстан (Казань является ее столицей) в обход политических и церковных властей в Москве.

Теперь же кардинал Вальтер Каспер (Walter Kasper), немец по происхождению, курирующий в Ватикане отношения с другими христианскими конфессиями, просто передаст икону Казанской Божьей матери - судя, по всему, без каких либо условий - патриарху Московскому Алексию II. Словно стараясь заверить всех, что он не смягчил свою позицию, российский патриарх подчеркивает, что, поскольку данная икона является лишь копией, для ее возвращения не требуется личный визит папы. Однако лед в отношениях между Москвой и Ватиканом начинает таять. После долгих проволочек российское государство только что согласилось на юридическое признание католической епархии в Саратове, на юге России.

Что бы ни происходило в сфере церковной политики, это лето принесло российским православным верующим, для которых образ Божьей матери является одним из самых ценных и осязаемых символов святости на земле, немало приятных сюрпризов. В июле в обстановке всеобщего ликования в монастырь под Санкт-Петербургом была возвращена еще одна из наиболее почитаемых в России икон - образ Тихвинской Божьей матери. Ее передал американский священнослужитель русского происхождения, полвека хранивший икону в своем скромном чикагском доме.

Прочувствованно прощаясь с иконой Казанской Божьей матери, последние 11 лет украшавшей одну из стен в его кабинете, папа словно бы посылал неуловимый сигнал: если взаимный торг и дипломатия на высшем уровне не смогут объединить христиан Запада и Востока, то, возможно, это сделают молитвы Богородицы за человечество. С этим даже его самые суровые критики среди православных не могут не согласиться.