Книга Оуэна Мэттьюса (Owen Matthews) 'Stalin's Children: Three Generations of Love and War' ('Дети Сталина: Три поколения любви и войны')

Террор, застой, изгнание, надежды и разочарования - такова основа российской истории прошлого столетия. Она стала также фоном для увлекательного повествования Оуэна Мэттьюса об истории битвы его семьи с советской бюрократией на пике ее бессердечия и с западным чиновничеством на вершине его самодовольства.

Его отец Мервин был одним из первых британских студентов, кому в 50-е годы разрешили учиться в России. Это изменило всю его жизнь. Во-первых, он влюбился в Людмилу - хрупкую и умную дочь высокопоставленного коммуниста, расстрелянного в 30-е годы. Во-вторых, он начал заигрывать с КГБ. Эти люди стали настаивать, чтобы он работал на них. Когда он отказался, его навсегда выгнали из Советского Союза. На все многочисленные обращения Людмилы за получением выездной визы ей отвечали отказом.

Это могло стать концом истории, ничем не отличающейся от миллионов других трагедий той эпохи, когда Кремль пытался создать рай на Земле. Но не стало. Проявив огромную решительность и настойчивость, Мервин на протяжении пяти лет вел неустанную борьбу, добиваясь того, чтобы Людмилу выпустили в Великобританию. Он обращался ко всем общественным деятелям из числа тех, кто мог помочь. Он докучал своими просьбами прессе и выводил из себя бюрократов из Форин-офиса, которые считали все это дело досадной ерундой. Он ездил по Европе, пытаясь заручиться поддержкой посещавших ее важных советских персон. Он даже умудрился пару раз проникнуть в Советский Союз из Финляндии в рамках безвизовых поездок, чтобы увидеться с Людмилой.

Он каждый день писал ей - понемногу, но с большой нежностью. Он тщательно хранил копии своих писем и ее ответы, проникнутые нежной любовью и беспокойством (там и слова любви и волнение по поводу того, как он питается и одевается). В этих строках читатель почти физически ощущает чувства грусти и тоски и силу воли. Они также показывают, насколько близки в своем одиночестве оказались эти люди из-за своих несчастливых семейных обстоятельств: отец Мервина отошел от него, потому что не одобрял его чувств, а отец Людмилы погиб в лагерях ГУЛАГа.

Борьба за Людмилу стоила Мервину научной карьеры. Он не опубликовал свою работу по советской социологии, опасаясь обидеть Кремль. После того, как он слишком бесцеремонно пристал со своей просьбой к одному визитеру, приехавшему в его оксфордский колледж, его выжили с работы, и Мервину пришлось устраиваться в другой университет, который он презирал. А в Москве кто-то из лагеря врагов устроил Людмиле настоящую травлю из-за ее любви.

Это поразительно, но усилия и жертвы оказались не напрасными. В 1969 году дело Мэттьюса и двух других пар подняли из-за какого-то шпионского скандала Востока и Запада. Состоялся обмен, и Людмила приехала в Великобританию. Их брак оказался не таким уж счастливым, но он был спасен упорной преданностью обеих сторон. Людмила плохо приспосабливалась к жизни в Англии. А упорство ее застенчивого и неприхотливого мужа в период невзгод оказалось сильнее его таланта семьянина.

Но в результате брака на свет появился автор, легендарный московский буян и скандалист эпохи 90-х, ставший сегодня респектабельным иностранным корреспондентом. Живое и самокритичное описание сцен из его собственной жизни создает соответствующую канву к истории его родителей. Редкие книги так много могут рассказать о России тогдашней и сегодняшней, а также о том, какое воздействие эта страна оказывает на людей, прикоснувшись к ним.

___________________________________________________________

Оуэн Мэттьюс: Из 'московского дневника': оборотная сторона экономического бума ("Newsweek", США)

Оуэн Мэттьюс: Россия - колосс на глиняных ногах ("Newsweek", США)

Оуэн Мэттьюс: Подвиньтесь, русские пришли ("Newsweek", США)

Оуэн Мэттьюс: Хаос в Кремле ("Newsweek", США)

Оуэн Мэттьюс: Какие большие изменения всего за год! ("Newsweek", США)