30 июня 2009 года Оборонный комитет британской Палаты общин выпустил отчет под названием 'Россия: новая конфронтация'. Отличный заголовок, чтобы завести друзей и повлиять на людей, неправда ли? Рассматривая отношения между ЕС и Россией, отчет указывает на то, что Россия предпочитает вести дела с государствами-членами ЕС на двусторонней, а не многосторонней основе. Отчет приводит цитату из российской внешнеполитической доктрины 2008 года, где говорится, что 'Россия будет требовать должного уважения к своим интересам, включая сферу двусторонних отношений с отдельными странами-членами ЕС.' И где тут проблема? В отчете далее говорится о том, что двусторонний подход позволяет России добиваться для себя наилучших условий по сделкам и стравливать страны против друг друга, и что Россия использует этот подход в отношениях в ЕС. Можно ли обвинять Россию в подобном поведении? Все европейские нации вели себя точно так же при любой возможности. Следует признать, что страны-члены ЕС по-разному относятся к отношениям между Евросоюзом и Россией. Реальность такова, что некоторые страны ЕС (особенно крупные) предпочитают решать некоторые из основных вопросов, особенно в сфере энергетики, на двусторонней основе. Некоторые страны предпочитают напрямую работать с Москвой по экономическим и энергетическим вопросам, оставляя самые сложные проблемы, вроде демократии и защиты прав человека, торговых ограничений и взаимного доступа к инвестициям в некоторых особо чувствительных отраслях, для обсуждения в рамках ЕС.

В любом случае, Россия - не единственная страна, использующая расколы внутри Европейского союза в свою пользу. Соединенные Штаты регулярно пользуются своими особыми отношениями с Великобританией, Нидерландами и Польшей. США продолжают использовать двусторонние отношения даже с непредпочтительными партнерами, если это отвечает их интересам. Например, договоренность по открытому небу с Австрией, Бельгией, Данией, Финляндией, Германией, Люксембургом и Швецией позволила американским авиалиниям улучшить свое положение на европейском рынке. Неготовность европейских стран позволить ЕС вести за них переговоры предоставила США возможность и, имея превосходство, США искусно использовали двусторонние переговоры для достижения стратегической победы. В вопросах, которые являются жизненно важными для США, ЕС не является единым актором. Таким образом, США продолжают в первую очередь полагаться на двусторонние отношения с отдельными нациями. Или взгляните на Японию. В 1980-х Япония пыталась получить более серьезную роль и голос в международных делах. Однако роль и полномочия Еврокомиссии оказались для японцев источником замешательства и даже разочарования, так как Еврокомиссия утверждала, что говорит за всю Европу, не считая тех вопросов, по которым страны-участницы не пришли к соглашению, из-за чего ее возможности по заключению соглашений были серьезно ограничены. Помните, в то время президент Еврокомиссии Жак Делор (Jacques Delors) особенно откровенно говорил о необходимости предотвратить японское господство в определенных отраслях промышленности?

Или, взглянем на Китай и на разочарование по поводу ЕС в роли игрока на внешнеполитической арене, которое проявляется, когда ЕС не может выступать централизованно. Для ЕС оказалось особенно сложным выработать единую общую политику в отношении Китая. У каждого государства имеется своя собственная история отношений (от чрезвычайно богатой до практически несуществующей) с Азией и, в особенности, с Китаем, и у некоторых стран есть соперничающие экономические интересы. Ценности и их понимание и интерпретация могут быть фактором расхождения: например, разные европейские страны по-разному относятся к проблеме защиты прав человека. Ирландия, Швеция, Финляндия, Дания и Нидерланды помещают этот вопрос на самый верх повестки дня, так как общественное мнение и парламенты этих стран обращают на эту проблему большое внимание. На другом конце спектра южные, католические страны гораздо меньше обеспокоены этим вопросом. Германия, Великобритания и Франция оказываются где-то посередине. Различные экономические интересы также являются источником расхождений по поводу Китая. У 27 стран-участниц - разные интересы. Кроме того, страны-участницы по-разному интерпретируют и оценивают последствия стратегического подъема Китая.

Так что, Россия - не единственная страна, которая пользуется расколами внутри Европейского союза. На самом деле, скорее всего, каждая страна тратит много времени на то, чтобы разработать свою тактику против ЕС. Как ЕС может решить мировые проблемы, если он не может решить свою собственную проблему разобщенности? Своими непоследовательными действиями ЕС ставит себя в позицию, из которой не может реализовать свой потенциал в отношениях с Россией, и вины России в этом нет. Не существует никакой российской стратегии 'разделяй и властвуй'.

В отношениях с ЕС Россия не играет в игру 'разделяй и властвуй', в которой ее обвиняют. На самом деле, Россия хочет, чтобы ЕС проводил согласованную общую политику по всем вопросам, как было указано во внешнеполитической доктрине России, одобренной президентом Дмитрием Медведевым. Доктрина гласит, что 'Российская Федерация заинтересована в усилении Европейского союза, в улучшении его способности представлять согласованную позицию в области торговли и экономики, гуманитарных вопросов, внешней политики и безопасности'. Прагматичная защита национальных интересов России определена в четких, неидеологических терминах и разумным языком. Очевидно, что единства нет именно со стороны ЕС.

Европейский союз, который сегодня находится в крайне критической точке своей истории, должен четко сформулировать дополнительные варианты в отношении России, а не рассматривать ее как угрозу, использующую так называемую геополитическую тактику. Взаимодействуя, обе стороны могут оказать друг на друга чрезвычайно положительное влияние, но Евросоюзу нужно сначала привести в порядок свой собственный дом. Давайте не забывать, что Россия нужна Европе, в то время как ЕС - это партнер, в котором Россия нуждается, чтобы развить свою экономическую базу, которая на сегодняшний момент практически полностью зависит от продажи сырой нефти, природного газа и некоторых других полезных ископаемых и металлопродукции.

Кристиан Д. де Фулуа является политологом и президентом Ассоциации аккредитованных лоббистов при Европейском Парламенте.

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Европа хочет избавиться от привычки к российскому газу ("Time", США)

Евросоюз обеспокоен положением правозащитников в России ("European Affairs Channel", Бельгия)

Насколько значима Европа на мировой арене? ("The New York Times", США)