После того, как год назад разразился конфликт между Россией и Грузией, каждая сторона обвиняет противоположную в жестокости и бесчинствах. Но русские пошли в этом еще дальше. Они начали говорить о мародерствующих грузинских солдатах, которые систематически сотнями, если не тысячами, убивали мирных жителей в сепаратистском анклаве Южная Осетия. По их словам, Грузия виновна не только в военных преступлениях.

Это был геноцид.

"Очевидцы рассказывают, что грузинские военные подразделения танками давили женщин и детей, загоняли людей в дома и заживо сжигали, - заявил премьер-министр и бывший президент Владимир Путин, - что это такое, если это не геноцид?"

Данное слово стало для русских боевым кличем. Но это также продемонстрировало то, насколько неумело Кремль провел кампанию по формированию международного общественного мнения. А это весьма важная арена, где Россия и Грузия пытаются обвинить друг друга в начале боевых действий.

Все выглядит так, будто российское руководство вытащило с полки потрепанную пропагандистскую инструкцию советских времен, которая призывает выдвигать самые странные и чудовищные обвинения, не признавая того, что на современном глобальном медийном пространстве правдоподобность их заявлений быстро померкнет, если факты будут говорить об ином.

В прежние времена правдоподобность могла не иметь большого значения. Кремль мог манипулировать словами для приведения противника в замешательство и для продвижения идеалов коммунизма. Но Запад был к этому готов. А сейчас Путин представляет себя и свою страну демократическими и прогрессивными, однако в иных рамках применяется все тот же самый язык.

И так получилось, что когда после пятидневной войны журналисты приехали в Южную Осетию, российские и местные руководители не могли объяснить, куда подевались трупы. Кто-то из них даже предположил, что родственники в спешке похоронили близких у себя во дворах.

Позже стало ясно, что число погибших гораздо меньше. Кремль сегодня признает, что из 70-тысячного населения Южной Осетии во время войны погибло 162 человека. Правительство Грузии заявляет, что с грузинской стороны потери гражданских лиц больше, и они составляют 228 человек.

На прошлой неделе, когда Россия воспользовалась годовщиной войны для проведения пиар-кампании в собственных целях, доказывая, что боевые действия начала Грузия, обвинения в геноциде по сути дела отсутствовали. Вместо этого поведение грузинской стороны назвали преступным.

(Как это обычно бывает в наши дни, и учитывая тот факт, что обе страны наняли западные пиар-агентства, грузины опубликовали собственное досье, утверждая, что в войне виновата Россия.)

Отвечая в четверг на вопрос о геноциде, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин признал, что в тревожные августовские дни прошлого года российская сторона могла переступить грань.

Тем не менее, Карасин подчеркнул, что такие заявления следует воспринимать в контексте истории данного региона. По его словам, Южная Осетия давно считает, что грузины хотят уничтожить ее культуру.

"Я думаю, у этих людей в эмоциональном плане, не в правовом, а в эмоциональном плане есть свое право называть политику Тбилиси по отношению к меньшинствам и к южным осетинам своего рода геноцидом", - сказал Карасин.

Карасин не стал это упоминать, но здесь присутствовал еще один фактор. В августе прошлого года Кремль воспользовался возникшей возможностью и поменялся ролями с Западом в вопросе об этнических столкновениях и самопровозглашенных регионах.

Россия давно уже негодует по поводу того, что Запад поддерживает Косово - анклав в Сербии, который в прошлом году был признан независимым государством. Особый гнев здесь вызвали натовские бомбардировки Сербии в 1999 году, которые имели целью не дать сербам подавить албанцев в Косово.

Что касается конфликта в Южной Осетии, то Кремль усмотрел здесь лицемерие Запада. Он задает вопрос: почему Запад может применять силу для поддержки Косово перед лицом предполагаемой угрозы сербского насилия против мирных жителей, а Россия не может сделать то же самое в Южной Осетии.

Иными словами, русские решили заявить, что если Запад может называть действия сербов геноцидом, то этот термин вполне подходит и к действиям грузин.

Отвечая на вопрос о геноциде спустя пять недель после войны, российский президент Дмитрий Медведев с презрением заявил:

"Смешно сейчас слышать, когда говорят: но вы все-таки посчитайте, сколько убили. Вот если там столько-то, то, наверное, геноцид, а если на 100 человек меньше, то это не геноцид. Но так, конечно, могут рассуждать люди, которые в течение 90 дней работали тоже самолетами на югославской территории".

Хотя русские в последнее время стараются не упоминать это слово, их югоосетинские союзники этого не делают. На прошлой неделе они представили серию экспонатов, посвященных войне. Размещены эти экспонаты в Музее геноцида.

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

Россия и Грузия борются за место в истории ("The Wall Street Journal", США)

Беспрецедентное давление ("День", Украина)

'У нас нет права на жизнь?' ("Junge Welt", Германия)