Орджоникидзевская, Россия. - Именно здесь люди в масках появляются из темноты, чтобы похитить молодых людей.

У некоторых жертв - сломанные конечности, кровоподтеки, выдернутые ногти и ожоги. Иногда пленников арестовывают официально, и они оказываются к тюрьме. После некоторые просто бесследно исчезают.

Скрытая война России против повстанческих движений на Кавказе достигла чудовищных масштабов здесь, в маленькой республике с преобладающим мусульманским населением - Ингушетии.

День за днем повстанцы нападают на представителей сил охраны правопорядка и чиновников правительства, устраивая взрывы и засады. День за днем в попытках установить порядок в регионе силы безопасности ведут то, что правозащитники называют 'кампанией убийств, похищений и пыток'.

Сейчас Ингушетия задыхается под грузом очередной волны террора, которая пришла из чеченских гор, соседней республики с также преобладающим мусульманским населением.

Жестоко подавив инакомыслие в своей собственной беспокойной республике, президент Чечни Рамзан Кадыров, молодой поддерживаемый Кремлем бывший мятежник, известный своей безжалостной манерой правления, посылает в Ингушетию многочисленные отряды бойцов для борьбы с повстанцами.

Власть Кадырова расползается за границами Чечни, и Ингушетия стала практически бесконтрольной. Убийства могут быть приписаны российскому правительству, местным властям, сепаратистам или чеченцам. Жизни людей теряются в тесном клубке бюрократии и пожиманий плечами.

'Теперь все живут в страхе, потому что чеченцы могут делать все, что им вздумается', - говорит Варвара Пахоменко, эксперт по Кавказу в правозащитной организации 'Демос'. 'Даже в 2007 , когда начались массовые исчезновения, люди не испытывали страха, они смотрели тебе прямо в глаза. Но теперь они осознали, что Кадыров тут - легально, официально, и они очень, очень испуганы'.

Сделка с дьяволом

Считается, что менее десяти лет назад тогдашний президент России Владимир путин, застрявший к порочном круге войны и возмездия в мятежной республике Чечня , заключил 'сделку с дьяволом' - с Кадыровыми, кланом бывших мятежников, которые решили переметнуться на другую сторону: они смогут осуществлять там свое феодальное правление до тех пор, пока в республике будет спокойно.

После убийства отца в 2007 Рамзан Кадыров стал президентом Чечни. С тех пор 32-летний Кадыров тратил деньги Москвы на восстановление разрушенного бомбежками Грозного, столицы республики. Он работает над созданием изощренного культа личности и, по мнению правозащитников, терроризирует население похищениями, пытками, казнями без суда и следствия, секретными тюрьмами.

22 июня президент Ингушетии был серьезно ранен в результате взрыва, осуществленного террористом-смертником. Через нескольких часов после этого российский президент Дмитрий Медведев публично приказал Кадырову 'усилить преследование боевиков'.

Два дня спустя Кадыров появился в ингушской столице и заявил, что 'борьба против преступников не знает границ'. Совместные ингушско-чеченские операции были одобрены Москвой и будут интенсифицированы, сказал он.

Посыл был ясен: с благословлении Кремля неоднозначные кадыровские методы установления порядка в Чечне были перенесены и в прилежащие регионы. Многие наблюдатели полагают, что Ингушетия представляет собой испытание - пожелает ли Кремль позволить власти Кадырова вырасти в соответствии с его амбициями.

'Они создали Франкенштейна, которого больше не могут контролировать', - говорит Пахоменко. 'Если убрать Кадырова сейчас, Чечня погрузится в полнейший беспредел. Кремль стал заложником ситуации, которую сам и создал'.

В интервью, которые Наталья Эстемирова давала при жизни, она сравнивала обстановку в кадыровской Чечне с Советским Союзом при Сталине. В прошлом месяце в прошлом месяце ее похитили прямо возле ее дома в столице Чечни.

Ее тело было найдено в Ингушетии.

Похищение сына

Июльским утром в 5 30 в дверь дома Албакова в деревне недалеко от границы с Чечней постучали.

'Паспортная проверка!' - прокричали незваные гости испуганным членам семьи. 'Покажите свои документы'. Двое из них были в гражданском. Остальные были в камуфляже и с автоматами. Они назвались сотрудниками милиции из ингушского города Назрань, рассказывали потом члены семьи.

Но они отказались показать удостоверения. Между собой гости говорили на чеченском. Только один из них был похож на ингуша, а еще один был русский. Остальные совершенно точно были чеченцами.

Они захватили 26-летнего Батыра Албакова, вывели его из спальни в тапочках и черных джинсах и запихнули в одну их припаркованных у дороги серебристых 'лад'.

'Они схватили его и вывели', рассказывает мать Батыра, 52-летняя вдова Петимат Албакова. 'Я закричала, что буду следовать за ними и увижу, куда они его увезут. Я пыталась удержать дверь машины, но они уехали. Я кричала 'разрешите мне поехать с вами!''

Ее сына увезли.

Несчастная женщина решила отыскать своего сына. Она дала властям номера машин и попросила, чтобы ей позволили помочь в составлении портретов преступников. Она запомнила их лица. Ее сказали прийти после обеда. После ей сказать прийти позже. Портреты так и не были составлены.

Батыр был инженером аэропорта в Магасе, столице Ингушетии. В феврале он был назначен главой своего подразделения. Он также планировал пойти учиться. Его все знали и любили. Его брат работает в МЧС, одна из сестер - врач, а вторая - юрист.

Через 11 дней после исчезновения Албакова, его сестра прочитала новость на странице одного интернет-сайта: боевик Батыр Албаков был убит в перестрелке с силами охраны правопорядка. Он был одет в камуфляжную форму и при нем было оружие. Мать бросилась в милицию - это правда?

Да, сказали ей. 'Его тело привезли в морг утром. Мы планировали сообщить вам на следующий день'.

Когда семье показали тело, они сделали фотографии, чтобы задокументировать очевидные следы пыток. Рука Албакова была сломана. Его правое плечо было вывихнуто и повреждено - по-видимому, обожжено. На теле было множество фиолетовых кровоподтеков.

Чеченские власти и государственные информагентства сообщили, что Албаков был убит в перестрелке в лесу. Сообщалось, что он находился в течение нескольких лет в федеральном розыске. Семья отрицает, что он был боевиком.

На прошлой неделе мы связались с пресс-секретарем МВД Ингушетии. Она сказала, что Албаков был убит в ходе операции, проведенной ФСБ (российская служба безопасности, наследница КГБ).

Однако, в пресс-службе ФСБ Ингушетии отрицают причастность ведомства в предполагаемой перестрелке.

'Операция, в результате которого он был убит, была проведена Министерством внутренних дел', - сказал пресс-секретарь Дамир Россин. 'Они могут вам предоставить больше информации'.

Ведомства указывают друг на друга. Никто ничего не знает. Стоит присмотреться, и дело распадается. Это лишь одно из сотен исчезновений.

'Стена молчания'

Они отвезли ее тело в Ингушетию. Многие коллеги Эстемировой полагают, что это один из самых говорящих аспектов преступления. Если похитители пересекают границу, это запутывает следствие и еще больше расширяет круг подозреваемых. Однако, это также признак причастности властей. Граница между Чечней и Ингушетией - высоко милитаризованная зона. Убийцы должны были пройти контрольные пункты.

Правозащитница Пахоменко недавно побывала в деревне, где было найдено тело Эстемировой. Она надеялась опросить жителей, но уехала оттуда ни с чем - все говорили, что ничего не знают.

'Это крошечное селение, они не могли не знать. Но мы натолкнулись на стену молчания', - рассказывает она.

'Чеченцы используют те же методы, что и в своей республике', - говорит Магомед Муцольгов, руководитель правозащитной организации 'Машр'. 'Никто не может их остановить, никто не может их проверить. Они делают что хотят'.

Число людей, похищенных и убитых в Ингушетии, за последние годы постоянно растет. По информации 'Машр', в 2006 эта цифра равнялась 96, в 2007 - уже 124. В 2008 число почти удвоилось, достигло 212. В этому году убитых уже 210. За последние 7 лет убиты были около тысячи людей. 200 пропали без вести.

Ни один похититель не предстал перед судом, говорят в организации.

'Это можно назвать гражданской войной', - говорит Муцольгов. 'Понимаете, круг замкнулся. Власти похищали и убивали мирных жителей, не говоря уж о борьбе с боевиками. За похищенными и убитыми стоят их родные, и они желают возмездия. Они начинают стрелять в милиционеров. Это порочный круг'.

Во главе антитеррористических операций Чечни в Ингушетии - Адам Делимханов, двоюродный брат чеченского президента и депутат Госдумы, нижней палаты российского парламента. Именно Делимханов сообщил о смерти Албакова и назвал его боевиком.

Делимханов - в международном розыске, его разыскивает Интерпол. Он подозревается в причастности к заказному убийству бывшего чеченского повстанца по имени Сулим Ямадаев. Убийство произошло в марте в Дубаи, ОАЭ. Клан Ямадаева яростно боролся против Кадырова. Брат Сулима был убит прошлой осенью в Москве.

Делимханов, которого глава Чечни называет своей 'правой рукой', отрицает свою причастность к смерти Сулима Ямадаева.

Ни один из этих случаев не был серьезно расследован. Никто не был осужден. Ясно одно - соперники Кадырова постоянно оказываются убитыми. И убийства не ограничиваются Чечней или даже Россией.

Были Анна Политковская и Станислав Маркелов, оба говорили о нарушении прав человека в Чечне. Братья Ямадаевы. Умар Исраилов, бывший телохранитель Кадырова, сбежавший в Австрию и обвинявший Кадырова в пытках заключенных, был застрелен на улице в Вене.

Во всех этих нераскрытых преступлениях следы ведут в Чечню. Кадыров отрицает свою причастность. Правозащитники утверждают, что, был или нет он причастен напрямую, он в любом случае виновен в создании атмосферы беззакония и безнаказанности.

Масштаб амбиций Кадырова неоднозначен. Он намекал, что хотел бы править всем Кавказом. Наблюдатели заключают, что он рассчитывает расширить свою власть на Ингушетию и другую соседнюю республику, Дагестан.

Кадыров отрицает, что у него есть планы на соседние территории. И тем не менее, есть опасение, что борьба в Ингушетии может дать Кадырову повод к расширению своих владений.

По мере того, как насилие и страх на Кавказе нарастают, наблюдатели задаются вопросом - как долго Кремль будет позволять власти Кадырова расширяться? И не приведет ли дестабилизация в горном регионе к еще одному столкновению с центральным правительством?

Однако, сейчас у Москвы особенно нет другого выбора - кроме как продолжать в том же духе.

Ответная борьба

Муцольгов сидит в своем кабинете, за ним - стена черно-белых фотографий пропавших без вести ингушских мужчин. Его брат - среди них, в верхнем ряду, четвертый слева.

Его брату было 28 лет, когда его похитили в 2003. Он был учителем физики и математики, говорил на четырех языках. Его тело не было найдено.

После похищения брата Муцольгов посетил офис организации 'Мемориал', где он увидел список более тысячи похищенных жителей Чечни за два года. 'Я поклялся никогда не допустить такого в Ингушетии', - сказал он.

Так он стал сотрудничать с Зурабом Цехоевым, компьютерщиком, чей брат так же был похищен. Вместе они основали 'Машр' и начали расследовать и документировать похищения и нападения в Ингушетии.

С тех пор в Муцольгова дважды стреляли. Когда его спрашивают, беспокоится ли он о своей безопасности, Муцольгов морщится и достает из-под одежды пистолет.

Что касается Цехоева, он не носит оружия. Ничего хорошего это не принесет, считает он. Когда в прошлом году за ним пришли сотрудники сил безопасности в масках, они были в собственных бронированных автомобилях. Они окружили его дом и вывели его под дулом автомата.

Кто-то сдал список подозреваемых членов 'батальонов смерти' интернет-сайту ingushetiya.ru. Люди, пришедшие к Цехоеву, думали, что это сделал он. Они отвезли его в подвал здания ФСБ, надели ему на голову пластиковый пакет и мучили его в течение дня, пытаясь выбить признание.

В конце концов его отвезли в открытое поле и выкинули из машины, пригрозив, что убьют его, если он не покинет Ингушетию в течение месяца. У Цехоева была сломана нога. Он провел месяц в больнице, лечил сердце и почки.

'Они сказали, что если я не уеду из Ингушетии, они сначала убьют мою семью, потом меня', - рассказывает Цехоев. 'Но я не прекращу свою работу. Я не для этого ее начинал'.

Он останется. Он считает, что у него нет выбора.

'Кадыров и его банда, у меня нет другого слова, - по уши в крови, а российские власти дали им карт бланш', - говорит он.

'Я не думаю, что они ограничатся Ингушетией. Дай им палец, они руку оттяпают'.

Обсудить публикацию на форуме