Москва. - Даже самые тонкие знатоки не могут разобраться в запутанной ситуации на российском Северном Кавказе. Ни в одной другой части бывшего Советского Союза положение даже приблизительно не является таким взрывоопасным, ни в каком другом месте не происходит такое количество вооруженных столкновений, не проливается больше крови. Северокавказский узел туго затянут, считает специалист по Северному Кавказу Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. 'Пока, к сожалению, этот узел развязать нельзя, - отмечает эксперт. - Сейчас даже нельзя точно сказать, кто там кого убивает, и кто там кого взрывает'.

Убивают там в последнее время как на конвейере. Ни дня не проходит без того, чтобы не было совершено убийство в одной из многочисленных республик этого региона. Так, к примеру, в понедельник террорист-смертник взорвал небольшой грузовик во дворе управления внутренних дел в столице Ингушетии городе Назрань (столица Ингушетии Манас - прим. переводчика). 21 человек погиб, десятки были ранены. В воскресенье в соседней Чечне, где уже в течение почти двух лет царит относительное спокойствие и люди заняты восстановлением, боевики ранили шесть милиционеров, а в понедельник были зарезаны все члены русскоговорящей семьи из пяти человек. Также и в третьей 'горячей' республике Дагестан в начале недели были совершены два нападения, при этом один милиционер был убит, а десять других - ранены. Кроме того, ранение получил также один местный житель.

'Кавказ бурлит'

Таков предварительный итог за половину недели, который, по сути, свидетельствует о новом витке насилия. Итог за год производит отрезвляющее впечатление. К примеру, только в Дагестане - крупнейшей кавказской республике в составе России с населением около 2 миллионов человек - с начала года, по данным министерства внутренних дел, было совершено 128 нападений на посты милиции, а также три террористических акта. При этом были убиты 39 милиционеров, четыре сотрудника специальных служб, один прокурор, десять военнослужащих и двенадцать гражданских жителей.

'Кавказ бурлит, - отмечает Сергей Маркедонов из российского Института политического и военного анализа. И 'он бурлит не из-за действий тайных внешних сил, а по причине внутренних противоречий. Там имеют место кровная месть, криминальные разборки, а также борьба между представителями местных элит'.

Официальная Москва и ее лояльные представители на местах в этом регионе все чаще теперь говорят - как это было во время второй 'антитеррористической операции' в Чечне, которая по прошествии десяти лет официально была завершена в апреле этого года, - о 'тайных внешних силах', то есть об исламских наемниках, которые в интересах Запада пытаются дестабилизировать Россию.

Развал экономики

Даже сами эксперты не отрицают присутствия радикальных исламистов. Их деятельность, направленная, по словам Малашенко, на 'архаизацию и против модернизации традиционного общества', имеет в виде питательной почвы последствия социального и экономического кризиса. Экономика находится в полном развале, а регион в целом страдает от безработицы и все больше отдаляется от России. Руководство, как правило, назначается в Кремле. К деятельности исламистов, как полагает Малашенко, следует добавить еще такие традиционные российские проявления как коррупция и авторитарное правление. 'На Северном Кавказе, - отмечает эксперт, - эти факторы действуют с двойной или тройной силой и сливаются в одно целое'.

Если Россия и сегодня ведет борьбу с такими традиционными региональными державами как Иран, Турция - а теперь еще с США и ЕС - за контроль над южно-кавказскими транзитными государствами Грузией, Арменией и Азербайджаном, то на Северном Кавказе Москва вот уже несколько веков пытается просто добиться успокоения. Правда, при этом было разгромлено самое сильное движение сопротивления под руководством легендарного дагестанского воина во имя Бога имама Шамиля, который в 19-ом века объединил кавказские народы и провозгласил в качестве единственного права законы шариата.

Даже попытки радикальной русификации не смогли воспрепятствовать тому, чтобы кавказские народы вновь подняли голову. Жестокая по своей сути тотальная депортация некоторых этнических групп во время правления Сталина в конечном итоге привела к тому, что в 1992 году вновь вспыхнули конфликты по поводу территориальных претензий.

Насилие в ответ на насилие

И советским правителям не удалось успешно разобраться с этническими и территориальными проблемами. А когда российский президент Ельцин открыл путь надеждам на суверенитет, возникла угроза отрыва этих республик. Сепаратистское движение в Чечне привело к первой чеченской войне, жертвами которой, если считать и вторую чеченскую войну, стали 100 тысяч человек.

Малашенко считает бесперспективными попытки нового президента России Медведева жестко реагировать на недавнюю волну насилия, поскольку на Кавказе это всегда приводит к ответному насилию. Неудачей окончилась попытка Медведева направить в Ингушетию Юнус-Бека Евкурова как своего рода объединяющего президента. По мнению Малашенко, это говорит о 'безвыходности этой ситуации'. Евкуров получил в июне в результате покушения тяжелое ранение.

Обсудить на форуме

____________________

"Афганизация" российского Северного Кавказа ("Reuters", Великобритания)

На Кавказе идет скрытая война и царит страх ("Los Angeles Times", США)