Томаш Франк (Tomáš Frank): Куда в России поехать в отпуск?

- Здравствуйте. В России в отпуск можно ехать куда угодно, это настолько интересная страна, что вы не ошибетесь. Лично я, конечно, предпочитаю мой любимый Кавказ, но с точки зрения безопасности, наверное, это будет не лучшее направление. Прекрасно поехать в Петербург или в Москву. И в принципе важно, хотите ли вы ехать как классический турист с комфортом, или же с рюкзаком на спине пройти часть Сибири. Все возможно, и сегодня организовать все уже не так сложно.

 

Милан Ваха (Milan Vácha): Как вы чувствуете себя в России, где долгое время господствовала красная диктатура и где граждане опять выбрали в президенты человека, который в диктатуре принимал очень активное участие.

- И тем не менее, я себя там чувствую прекрасно, потому что, во-первых, в России живет много людей, которые не выбирали ни красную диктатуру, ни других правителей с тоталитарными наклонностями. И, во-вторых, также надо немного понимать мотивацию тех, кто и сегодня отдает свой голос Владимиру Путину. Именно поэтому мне нравится ездить в Россию, это огромное приключение, фантастическое путешествие в глубины русской души.

Среди моих самых близких друзей есть люди, которые задают те же вопросы, что и вы. Но я знаю и тех, кто утверждает, что то, что для нас, европейцев, диктатура, для них, восточных славян, необходимость. И это не какие-то глупые или забитые люди. В общем, я не гражданин Российской Федерации, и я этому рада, но как журналист я не знаю страны лучше России… и других республик бывшего СССР.

 

Михал Глагол (Michal Hlahol): Здравствуйте, у меня несколько вопросов: вы «любите» Россию и россиян? Вы любите русскую культуру? Что Вы скажете насчет идеи «славянского братства» и его роли в истории чехов, эта идея вообще существует? Как Вы оцениваете жертвы и роль русских (и других народов СССР) во Второй мировой войне, в этом контексте по отношению к русским Вы чувствуете благодарность, равнодушие или отвращение? И последний вопрос о современности: что Россия должна делать, кто на Ваш взгляд, должен ей руководить? Спасибо за ответы.

- Здравствуйте. Итак, по порядку. Люблю. Но все равно так же, как я не могу сказать, что люблю эскимосов, словаков или американцев и афганцев, я не могу просто так сказать, что люблю русских. У меня там есть очень близкие друзья, у меня там полно приятелей, но я также знаю русских, которые невыносимы, отвратительны, агрессивны и надменны. Но я точно также знаю кучу точно таких же невыносимых чехов.

Русскую культуру я очень люблю. Хотя, конечно, есть большие знатоки русской культуры, чем я… В 90-е годы я очень много ходила в театр… и теперь с нетерпением жду, когда весной в Чехию приедут «Александровцы». На них я постоянно ходила, и, помимо фантастического пения, это просто большая радость.

Так, славянское братство… Я бы не придавала большого значения этой идее, ведь именно чехи (к счастью), на мой взгляд, очень «четко» западная, неславянская культура. Смешение мне обычно нравится больше, чем призывы к расовой или иной чистоте. Но в России идея славянского братства и, пожалуй, даже какого-то общего славянского государства гораздо актуальнее, чем у нас. Меня даже несколько человек спрашивали, как вообще возможно, что мы не пытаемся оторваться от немцев и прикрепиться к своим братьям-славянам на востоке… Им сложно это объяснить. Но русские славянское братство представляют так, что в таком образовании они снова будут играть первую скрипку…

К русским, которые отдали свои жизни во Вторую мировую, я не чувствую отвращения. Но на этот печальный этап их истории надо смотреть в более широком контексте: почему их столько погибло, как началась Вторая мировая война и какова в этом была роль Москвы, с какими намерениями они освобождали Европу и почему в некоторых случаях об освобождении говорить нельзя. Это, конечно, политический вопрос. Простых солдат и офицеров, большинство солдат и офицеров, надо уважать. Но и нельзя забывать, что они допускали на своем пути по Европе…

На последний вопрос я не смогу ответить. Я, скорее, наблюдатель за происходящим в России. Если бы я была гражданкой России, наверное, я бы не хотела, чтобы моей страной руководил Владимир Путин. Но пока ни один человек не кажется подходящим для этой роли – роли руководителя этой части света. Что Россия должна делать? Спокойно, постепенно, но жестко и бескомпромиссно изменять свои законы так, чтобы они отвечали демократическим принципам, сближаться с Европой, если Россия хочет относиться к Европе, быть более открытой для мира… путешествовать, учиться за границей и не воевать. И потом еще много всего им следовало бы делать, но это будет уже целый роман.

 

Матоушек (Matoušek): Добрый день, пани Прохазкова, я помню, что несколько лет назад администрация Путина запретила Вам въезд в Россию. Этот запрет теперь был снят, и Вы уже можете ездить в Россию? Спасибо за ответ.

- Зимой 2001 года меня депортировали из России. Изначально Федеральная служба безопасности говорила, что это на пять лет. Но запрет въезда в Россию действовал гораздо дольше, впервые я получила визу только через 10 лет, осенью прошлого года. И теперь вот опять, и я надеюсь, что срок моего наказания уже однозначно истек.

 

Эва Н. (Eva N): Уважаемая пани Прохазкова, что Вы думаете о Навальном? Вы считаете, что есть смысл продолжать его деятельность, несмотря на то, что Путин опять был избран президентом? Спасибо!

- Алексей Навальный – новый феномен на российской политической сцене, и за то короткое время, когда он стал известен российской и, видимо, и мировой общественности, он смог сделать многое. Думаю, именно избрание Путина может мотивировать Навального к дальнейшей деятельности. Ведь блоггеры, как он, выполняют новую контролирующую функцию в российском обществе: он специализируется на борьбе с коррупцией, и во время руководства Путина это, однозначно, будет очень нужно. К тому же Навальный – молодой, и его шансы подняться по политической лестнице очень высоки. С другой стороны, г-н Навальный мне кажется пока немного незрелым как политик, он, конечно, только будет формироваться в этом плане. Однозначно, его деятельность имеет огромное значение, такие люди, как он, принципиально влияют на пробуждение гражданского общества в России.

 

Ян (jan): После опыта с Ельциным у России на данный момент есть другой рациональный выбор, кроме Путина и его команды?

- Выбор у России есть всегда. В конце концов, правление Ельцина, если посмотреть назад на 90-е годы, не было таким уж неудачным и трагичным, каким могло бы быть. Гражданской войны не произошло, хотя Россия жестоко воевала в Чечне, сама Россия тот тяжелый период пережила без крови. И, в конце концов, основные свободы Ельцин никогда не трогал. Например, журналисты в России никогда не были свободнее, чем при Ельцине.

Путин для многих не рациональный, а эмоциональный выбор: он реализует державные амбиции ряда россиян, помогает им лечить различные комплексы и т. д. Конечно, есть и другой выбор… но на данный момент он, очевидно, был нереальным. России немного не хватает нового, харизматичного, способного и современного лидера. Он появится, но пока о нем не знаем ни мы, ни российские избиратели.

 

Ярослав Гайдлер (JAROSLAV hAIDLER): В какой степени верно утверждение, что Путин постепенно перейдет к брежневскому стилю управления государством?

- Я думаю, что этого не произойдет. Ни то, чтобы Владимир Владимирович был не способен на это, просто общество ему этого не позволит. Он должен был бы его изнасиловать, применить силу для покорения общества, но он, наверное, этого не сделает. Определенные гражданские свободы в России существуют, и я надеюсь, что в нынешней ситуации эти свободы практически невозможно как-то принципиально ограничить. Конечно, это не означает, что не может быть отдельных случаев проявления несправедливости, или даже преступлений со стороны государства, как в случае Ходорковского или покойного Магницкого и т.д. Но эпоха Брежнева, по-моему, уже не вернется.

 

M+P R.: Уважаемая пани Прохазкова, насколько люди из оппозиции, если они настолько разные, способны объединиться против Путина и других выбранных недемократическим путем политиков? Коммунисты, националисты, либералы и т. д., у нас они, наверное, не смогли бы договориться. Они договариваются с помощью социальных сетей или непосредственно на каждом митинге? Спасибо за ваши усилия попробовать изменить мир к лучшему.

- Именно эта разнородность оппозиции - большая проблема. И это, собственно, логично: сложно заставить миллионы людей иметь одинаковое мировоззрение. Тем не менее, на какое-то время под очень ясными и простыми лозунгами они смогли объединиться: с осени 2011 и по сей день на крупных митингах в Москве собираются как левые, так и правые, анархисты и нацисты… Только вот тем, что их объединяло, были ненависть к Путину и резкая критика хода выборов, сначала  парламентских, а потом президентских.

Теперь все сходятся в одном: они хотят повторить выборы после изменения законов, которые позволят оппозиционным партиям и движениям включиться в борьбу за власть. Все остальные вопросы, такие, как экономика, правовая система и т. д., сейчас в стороне, и понятно, что отдельные оппозиционные движения принципиально расходятся друг с другом во взглядах на большинство проблем. И, если бы, например, несколько оппозиционных течений оказались в парламенте, они бы там разругались.

Но пока их будет объединять недовольство режимом Путина, они смогут собираться на митингах с простыми лозунгами, но, как только будет обсуждаться пенсионная реформа, они поругаются. Но так, наверное, и должно быть…

 

Ива (Iva): Петра, через 11 лет ты, наконец, попала в Россию. Она удивила тебя чем-то новым? Вас, журналистов, как-то ограничивали? Какое у тебя ощущение после выборов? Спасибо за актуальные и смешные репортажи до, во время и после выборов, очень уважаю твои работы, Ива Шпинлерова.

- Дорогая Ива, Россия меня удивляет каждый день, больше всего, наверное, она удивила тем, что мне там не хотели продать водку после десяти часов вечера. И что иногда находится водитель, который остановится на переходе!!! И что все же изменилось в лучшую сторону отношение людей друг к другу. И потом эта дороговизна, для меня это было неприятное открытие. Если в 90-е годы я чувствовала себя скорее богатой, то теперь я думала, выпить мне кофе или попить воды из-под крана… Журналистам, я думаю, в целом хорошо работалось, кроме доступа к самым высоким, то есть к Путину и Медведеву, возможно почти все… И если сделать соответствующую аккредитацию, это в целом нормальная журналистская работа. И, в конце концов, на акциях протеста полиция к журналистам относилась гораздо лучше, чем я ожидала.

О выборах я думаю, что исполнились мои ожидания. Выборы, конечно, в определенной степени были сфальсифицированы, и частично, наверное, и их результаты, но Путин, бесспорно, все равно бы выиграл. Если не в первом, то во втором туре. Но, как мне сказал гроссмейстер Гарри Каспаров, это очень плохой аргумент. Это то же самое, что говорить: я ворую, но меньше, чем вы думаете. Но я всегда буду преступником, и вот это важно.

 

Петр Б. (PETR B.): Добрый день, пани Прохазкова, я знаю, что Вы опытная, и многое повидали, но не кажется ли Вам, что Вы довольно часто в своих комментариях настроены довольно сильно против России? Иногда у меня возникает ощущение, «что бы в Кремле ни делали», для Вас все будет плохо. Возможно, это связано с Вашим личным опытом с «чеченским конфликтом»…

- Здравствуйте, советую Вам прочитать комментарии некоторых моих западных или российских коллег. И у них, пожалуй, нет никакого отрицательного личного опыта. Думаю, что нынешний режим в России очень недемократичный… И, если Кремль сделает хороший шаг, я с радостью напишу об этом. В контексте других шагов, конечно, которые уже не будут такими хорошими. Ни человек, ни государство никогда не могут быть черно-белыми. Тем не менее, задача журналистов, скорее, обращать внимание на беззаконие, критиковать, искать и т.д., а не петь хвалебные оды… об этом политики позаботятся сами. Для этого не нужны газеты…

 

Павел Шафарик (Pavel Šafařík): Здравствуйте, чуть в сторону от темы Путина. Как Вы видите будущее Афганистана в свете сегодняшних несчастий, когда какой-то янки пострелял гражданских и когда, видимо, в течение двух лет оттуда уйдут союзники. На Афганистан станет точить зубы Россия, или кто-то еще?

- Афганистан – отчаянно несчастная страна. Но Россия на него пока, по-моему, зубы не точит, по крайней мере, если вы имеете в виду прямую военную агрессию. В любом случае, если бы я рассматривала возможность на какое-то время снова переехать с сыном в Афганистан, это было бы возможно в очень далекой перспективе. Боюсь, он будет уже взрослым… пока я, скорее, думаю, как оттуда вытащить своих близких. То американец стреляет в мирных жителей, то, наоборот, афганский самоубийца убивает солдат НАТО… заколдованный круг, из которого сложно выйти. На мой взгляд, единственное лекарство – экономика, огромные инвестиции, развитие возможностей для работы, надо брать людей на работу и давать им возможность зарабатывать иначе, не воровством, стрельбой, торговлей наркотиками и оружием.

 

Надя Причинска (Naďa Priečinská): В сегодняшней России проблема заключается, скорее, не в том, что демократическая оппозиция (если такая вообще существует) не способна выдвинуть на выборы сильного кандидата? Куда делся, например, г-н Каспаров? Нет ли в России ощущения, что все равно нет никого, за кого можно было бы голосовать? Вы думаете, средний класс, которому дал разбогатеть именно Путин, благодаря своему опыту за границей и обучению детей в западных университетах, захочет сделать из России современное государство? Или они лучше переедут куда-нибудь? Спасибо. Хорошего дня, Надя.

- Дорогая Надя, мой последний ответ будет именно на твой вопрос. Именно так. Многие из тех, кто в итоге голосовал за Путина или не голосовал вообще, как они сами говорили, с радостью бы голосовали за другого кандидата, но его не было… Просто им не хватало кого-то, как Гавел. Я имею в виду не качество личности и характер, не это. Скорее, какой-то независимый взгляд и умение быть уважаемым, если не любимым, среди широких слоев населения. Если кого-то такого оппозиция не выберет из своей среды, у нее нет шансов на успех.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.