В ФРГ контролем за работой чиновников успешно занимаются зарубежные НПО, и никому не приходит в голову называть их «иностранными агентами». В России для борьбы с коррупцией нужно повышать зарплату госслужащим, считают немецкие эксперты.

 

В России и Германии разные представления о том, как общество должно контролировать работу чиновников. Это выяснилось 27 сентября на конференции «Опыт и перспективы общественного контроля в России и Германии». При этом участники встречи, организованной в Москве Общественной палатой и Германо-российским форумом, едины во мнении, что общественный контроль является неотъемлемой частью демократического государства, как и гражданское общество.

 

У немецких экспертов вызвали удивление некоторые понятия, связанные с общественным контролем, которые они услышали на конференции в Общественной палате (ОП).

 

Немецкие механизмы и российская реальность

 

Параллельно с развитием системы общественного контроля нужно внедрять и другие механизмы, уверен зампредседателя правления Германо-российского форума Вильфрид Бергман (Wilfried Bergmann). В частности, для борьбы с коррупцией эксперт из ФРГ предложил поднимать зарплаты госслужащим.

 

По мнению Бергмана, путем повышения официальных доходов чиновников можно сократить уровень низовой коррупции, той самой, с которой ежедневно сталкиваются россияне. «Много госслужащих в России имеют очень низкую зарплату, поэтому для того, чтобы прокормить семью, они готовы брать взятки», - заявил Бергман в интервью DW.

 

Не оспаривая зависимость высокого уровня коррупции и низкой зарплаты госслужащих, председатель комиссии ОП по развитию гражданского общества Иосиф Дискин подверг сомнению рецепт немецкого коллеги.

 

«В стандарты немецкого чиновника, очевидно, не входят виллы на Багамах, яхты и самолеты, которые чиновники в России вкладывают в понятие "достойная жизнь". И если подстраивать зарплату госслужащего под такие стандарты, никакого бюджета не хватит», - заявил Дискин в интервью DW. На это уже возразил Вильфрид Бергман, отметив, что сказочные богатства являются нормой лишь для маленькой группы госслужащих федерального уровня, занимающих руководящие должности.

 

«Министры и заместители министра - это же далеко не все чиновники. Основную группу госслужащих составляют полицейские, учителя, врачи, работники социальных служб и так далее, - заявил Бергман. - Например, как может прожить медсестра из небольшого города под Москвой, которая получает зарплату 8 тысяч рублей и вынужденная платить за квартиру 11 тысяч?»

 

Разночтения в трактовках

 

Профессор Бергман также добавил, что в его стране чиновников успешно контролируют неправительственные организации, в том числе международные. И правительство при этом не считает их «иностранными агентами», подчеркнул юрист. В целом немецкие эксперты признали, что некоторые понятия и трактовки, связанные с общественным контролем, услышанные на конференции в ОП, стали для них открытием.

 

Например, удивительным показалось то, что руководителя создаваемого в России Общественного телевидения назначает президент. Впрочем, немецкие коллеги признали, что после 300 лет абсолютной монархии и 70 лет советской власти создать за 20 лет демократическое общество просто невозможно. По прогнозу Вильфрида Бергмана, результата стоит подождать еще лет 30 - 40.

 

Когда общественный контроль не является традицией…

 

На конференции был также представлен законопроект «Об общественном контроле в РФ», который сейчас готовится в Общественной палате. Соавтор документа Иосиф Дискин ожидает, что закон вызовет серьезную дискуссию в обществе. В интервью DW Дискин заочно ответил противникам законопроекта, которые часто ссылаются на опыт других государств, где подобных правовых актов не существует.

 

«Есть страны, где власти не хотят слышать об общественном контроле, а есть страны, где он является возведенной в норму традицией и, соответственно, не нуждается в особом законе», - заявил Дискин. В России государство долгое время было «монополистом» власти, и граждане настолько привыкли к тотальному контролю, что оказались не готовы проявить активность, когда появилась возможность, считает Дискин.

 

Естественные трудности и искусственные преграды

 

Другой член Общественной палаты Алексей Арбузов отметил, что общественный контроль вообще нередко путают с правовой экспертизой. С другой стороны, Арбузов подтвердил и мысль о том, что представители власти противодействуют созданию институтов гражданского контроля. Чиновники на местах далеко не всегда готовы к тому, чтобы над ними появился какой-либо общественный надзор, отметил эксперт.

 

И самое большое препятствие - не решен вопрос с финансированием. Например, не всегда понятно, на какие деньги проводить экспертизу законопроектов. Если финансирование идет из бюджета, то чиновники обычно и результат хотят видеть тот, который устраивает их, отметил Алексей Арбузов. Понятно, что в таких условиях о независимости и объективности речи быть не может.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.