'Перезагрузке' вопреки

Что бы ни говорили сегодня на Западе и на Востоке, учения Североатлантического альянса в Грузии - это добрый знак для Тбилиси. Они не обещают, конечно, ни золотых гор, ни даже членства в НАТО в ближайшем будущем. И европейская интеграция отнюдь не стоит на повестке дня.

Все же присутствие войск западного блока на Кавказе, в стране, на которую недавно напала Россия, как ни крути, симптоматично. Похоже, Грузия становится, наконец, делом престижа для США и его европейских союзников. НАТО практически дает понять сегодня, что после августовской оплеухи русских, не намерена безалаберно подставлять и вторую щеку.

И это несмотря на 'перезагрузку' отношений с Россией. Позиция Вашингтона и Брюсселя, конечно же, не ужесточилась. Отнюдь нет. Подающий надежды президент Барак Обама по-прежнему стремится с настойчивостью достойной лучшего применения начать диалог с Кремлем с чистого листа. И в Европейском союзе не улетучились еще иллюзии по поводу того, что Москву можно обмануть пряником, забывая о кнуте. Дело в другом.

Есть вещи важнее мира

Случаются вещи, после которых просто некуда отступать. Может и хочется, да нельзя. Как в 1941, когда русские осознали, что 'за ними Москва', помните историю, да?

Примерно такая же ситуация сейчас на геополитическом фронте. Запад сообразил, что если отдать Грузию на растерзание русскому медведю, то завтра таежный зверь сядет на голову своему укротителю. А это, ох, как неудобно для заокеанского или европейского цивилизованного человека.

Если такое допустить, то компьютер перезагрузки заглохнет вместе с сервером. И никакой возможности починить его уже не будет. Вот почему и поступила из Белого дома команда 'Ни шагу назад!'. Несмотря на непреодолимое искушение умиротворить Москву любой ценой, маневры НАТО не были отменены.

Опасность, естественно, еще не миновала, но время для передышки есть. Можно собраться с мыслями и уяснить, что в новой ситуации Грузию не оставят на произвол судьбы как Чехословакию перед Второй Мировой войной. Что есть вещи, как говорил Рональд Рейган, которые важнее мира.

И это надо иметь ввиду, потому что Россия не отступит в обозримом будущем от своих планов на Кавказе, в частности, и на постсоветском пространстве, в целом. Для Кремля, так уж получилось, Грузия удобная и полезная мишень. Напасть на Украину опасно. На страны Балтии невозможно. А вот Грузия годится для силового ответа Западу. Это, между прочим, единственный довод Кремля, могущий заставить мировое сообщество считаться с Россией как с великой державой. Хотя она ею ни в коем случае не является.

Как угадать намерения российского агрессора

Не судите строго и извините за нескромность, но августовскую войну России против Грузии автор этих строк предсказал в молдавской и румынской печати еще весной прошлого года. Я, конечно, не звездочет, никто не наделил меня даром пророчества.

Помогла элементарная логика и, не скрою, пригодилось общение с некоторыми российскими дипломатами и журналистами на апрельском (2008 года) саммите НАТО в Бухаресте. После того, как Североатлантический альянс дал понять, что в декабре вопрос о членстве Украины и Грузии будет в принципе решен, первые, ничтоже сумнявшиеся, намекали, а вторые, ссылаясь на высокопоставленные источники в Кремле, прямо говорили, что война на Кавказе неизбежна. И начнется она, естественно, до декабря, потому что Тбилиси якобы надо бы проучить до следующего саммита НАТО. Учила их родина, что болтуны находка для врага, да зря старалась, наверное. Только непредвзятому и внимательному наблюдателю было и без московских болтунов предельно ясно, что российской агрессии против Грузии не миновать.

Для этого нужно просто знать, к чему стремится Москва. Так чего же Россия добивается? Демократии? Этого добра клану Путина не надо. Экономической эффективности и процветания? Трудно и невероятно сложно. И к тому же нынешнему кагэбистскому отребью такое не по плечу. Что же остается? Политика грубой силы и военного устрашения.

Внушить страх

На вопрос 'Так чего же хотел Сталин?' историк Джон Льюис Гэддис в своей книге 'Холодная война: Новая история' отвечает: 'Безопасности для себя, своего режима, своей страны и своей идеологии - именно в таком порядке'.

Путин - не Сталин. Но и не далеко ушел. Разница между ними продиктована временем. Окруженный коллегами по КГБ, друзьями-миллиардерами и всякого рода мафиози российского розлива, Путин возглавляет особый род диктатуры, которая канает под 'суверенную демократию'. На этом фоне он предстает в виде 'поп-царя', хитроумного самодержца XXI века, умело играющего на требованиях российских националистов. Организация военной интервенции прекрасно вписывается в эту схему.

По утверждению Гэддиса, и Иван Грозный и Сталин восприняли совет Николо Макиавелли, данный им в 'Государе', что 'гораздо безопаснее внушать страх, чем любовь'. Русско-грузинская война - это не возрождение 'холодной войны'. Однако за неимением других аргументов, возрождение страха, вне всякого сомнения, на руку России.

Со временем страх может ослабевать. Но с превеликим трудом. Венгры до сих пор приходят в себя после советской интервенции в 1956 году. В августе 1968 г. танки Брежнева вошли в Чехословакию, чтобы сокрушить 'Пражскую весну'. Советская империя продержала восточноевропейцев в оковах еще 21 год - целое поколение. Взрастить поколение запуганных грузин, а вместе с ними и украинцев, молдаван, белоруссов - это как раз то, что нужно России.

Умом Россию не понять

Путин заявил, что распад Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой ХХ века. И это не оговорка. Теперь он хочет во имя 'великой России' покорить соседние страны.

Совершенно очевидно, что война в Грузии была российской ловушкой. Танковая армия и Черноморский флот Путина были готовы к бою задолго до того, как Михаил Саакашвили начал бомбить Южную Осетию. Но напрасно винит оппозиция грузинского президента. Если б даже не начал, Путин придрался бы и к столбу, чтобы развязать войну. К тому же, при другом раскладе, последствия для Грузии могли быть куда более печальными. Этого не может понять лишь тот, кто не хочет замечать очевидных вещей.

Известный политолог Эндрю Качинс, директор российской и евразийской программ Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, а ранее директор Московского центра Карнеги по вопросам внешней политики и безопасности России, который, кстати, два года назад неудачно предсказал покушение на Путина, писал в начале 2008 года: 'Не думаю, что политика России в отношении Абхазии и Южной Осетии существенно изменится в результате провозглашения Косово независимости. Сомневаюсь, что Россия захочет изменить статус-кво этих двух 'замороженных конфликтов'' ( Sic!). Я хочу сказать, что не в интересах Москвы, чтобы одна из этих территорий стала полностью независимой (де юре) или частью Российской Федерации... Зимние Олимпийские игры 2014 пройдут в Сочи, в непосредственной близости от абхазской границы, так что в интересах России поддерживать стабильность в этом регионе'. Конец цитаты, как говорится.

Знаете, почему знаток России Э.Качинс сел в лужу? И почему ошиблись другие очень уважаемые эксперты и государственные мужи, которые уверяли нас, что знают, как поведет себя Москва в обозримом будущем? Потому что многие аналитики и политические деятели на Западе плохо прочитывают Россию. Они рассуждают о ней с позиций формальной логики. А Россию, действительно, умом не понять. Потому что она не хочет быть нормальной. Москва не желает быть как все. У Третьего Рима особый путь, не так ли?

Россия Путина-Медведева спешит попасть 'в ферзи' логике вопреки. В это трудно поверить, но дела обстоят именно так, а не иначе. Большинство людей на Западе, к сожалению, не в состоянии уяснить смысл такого поведения Москвы, который кажется им абсурдным, а потому невозможным. Они не готовы посмотреть в лицо новым реалиям на постсоветском пространстве.

Стратегия вредительства

Между тем, бесполезно искать здравый смысл в политике путинской России. И США, и ЕС не дано найти друзей среди зарвавшихся и борющихся между собой кремлевских кланов. Хочет она того или нет, но в Москве западной цивилизации противостоят люди, которые стремятся причинить ей вред, ослабить и подорвать ее усилия. Потому что только так, с точки зрения путинского клана, Россия может подняться с колен.

Философия Кремля проста: вредить американцам и, если можно, европейцам. Чтобы возвышать Россию, по мнению 'батяни' Путина, надо ставить подножки, гадить исподтишка, и даже бить в лицо, если есть уверенность, что сдачи не дадут. Поэтому к этой стране и к ее руководству нужно теперь относиться как к авторитарному режиму, а не как к временно заблудшему члену европейской семьи.

В этих условиях битва за Грузию не закончилась. Тем более, что у Кремля есть и более конкретный повод. Он считает, что горное кавказское пограничье определяет российскую идентичность. Положение на Северном Кавказе шаткое, несмотря на укрепление в Чечне режима Кадырова. Поэтому Москве нужны как воздух абхазский и южно-осетинский бастионы.

Я уж не говорю о том, что в Черном море есть крупные месторождения газа, сулящие выгоду, достаточную для того, чтобы южные соседи России стали процветающими, независимо мыслящими соперниками. А нефтепровод, проложенный по территории Грузии?! Он служит альтернативой российским сетям. Поэтому дестабилизация Тбилиси и установление промосковского правительства является стратегической целью России. От нее так просто не отказываются.

Застолбить сферу российского влияния

Кремль не может дать задний ход. Это было бы равнозначно отказу от имперских амбиций, что абсолютно нереально. Нынешний правящий класс в Москве считает, что если Россия откажется добровольно от статуса великой державы, как в свое время поступили, например, Япония или Германии, то она развалится.

Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что Россия, несмотря на свои природные богатства, является абсолютно непривлекательной страной для соседей. Неэффективная экономика, допотопная инфраструктура и так называемая 'суверенная демократия' отпугивает простых людей в так называемом 'ближнем зарубежье'. А реваншистские замашки Кремля приводят порою в ужас даже Лукашенко с Назарбаевым. Что же тогда говорить о других? Поэтому никто не горит желанием присягнуть Москве на верность. В этой обстановке Кремлю крайне важно застолбить свою сферу влияния и затолкать туда по возможности все бывшие советские республики, кроме прибалтийских, конечно. Здесь поезд уже ушел на Запад.

Поэтому бой идет. Завершился лишь первый раунд. Игра, безусловно, продолжается - большая, опасная, втянувшая многие страны в свой круговорот и никому из них нет из нее выхода. Почему? Потому что есть вещи, которые делать нельзя.

Думаете, Израилю не хочется все бросить и уйти? Проще говоря, выйти из войны? Еще как. Но нельзя, если не хочешь потерять страну. В точно таком же положении сегодня Грузия.

Искушение перманентной революцией

Попросту говоря, выяснение отношений между Москвой и Тбилиси происходит не в соответствии с установленными в международном сообществе правилами, а в соответствии с собственными представлениями Кремля о справедливости. Здесь сталкиваются даже не интересы, а меры ценностей.

В этих условиях, чтобы выжить, Грузия должна сплотиться. Не причесывая все партии и общественные силы под одну гребенку, естественно. Не на окопной психологии. Необходима мобилизация сил на основе работающей западной демократии, а не своего представления о ней. Во главу угла, опять же как в Израиле, необходимо ставить честную состязательность и национальную солидарность.

На практике это значит то, что многие в Грузии должны избавиться, наконец, от революционного зуда. От искушения сменить власть недемократическим путем. Что было возможно при Шеварднадзе, нельзя делать сейчас, если грузины действительно хотят в НАТО и ЕС.

Я не адвокат Саакашвили и ничего не имею против грузинской оппозиции. Хотя у автора этих строк, как и у многих моих сограждан в Молдавии, кстати, к президенту Грузии свой счет. В 2005 году Саакашвили поддержал коммуниста Воронина, вызвав настоящий кризис в стане прозападной демократической оппозиции. От шока четырехлетней давности она приходит в себя с трудом. Апрельские волнения в Кишиневе лишнее тому свидетельство.

Но у Саакашвили есть и немалые заслуги. Многие их в Грузии не признают и имеют на это полное право. Но в любом случае, нельзя говорить, что страна готова к вхождению в евроатлантические структуры и в то же время, как делают многие оппоненты президента, утверждать, что и в демократическом обществе главу государства можно лишить власти под давлением улицы. Что было бы с США, например, если бы американцам вздумалось сменить крайне непопулярного Буша еще до конца срока путем уличных беспорядков? Эту порочную тягу к перманентной революции нужно обязательно преодолеть, сколь бы плохим не оказался президент.

Прифронтовая страна

Чтобы у Грузии был шанс, чтоб она не оказалась между молотом и наковальней, страна должна быть частью Европы. И у нее должно быть больше свобод и демократических ценностей, чем у противника. В этом ее сила в противостоянии с Россией.

Пока не понятно, где и как все это кончится. Но, судя по всему, историки в будущем сочтут российско-грузинскую войну, а не пресловутую 'перезагрузку', поворотной точкой в отношениях между Москвой и Западом после 'холодной войны'. Период относительной разрядки, начавшийся с падением железного занавеса и крахом коммунизма в Восточной Европе, по-видимому, подходит к концу. Впереди новая эпоха. И в ней Грузии определена роль прифронтовой страны.

Обсудить публикацию на форуме

_____________

Кавказский меловой круг ("Грузия online", Грузия)

Чего хочет Россия от Грузии? ("Грузия online", Грузия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.