Вероятно, у жителей прибалтийских стран от недавнего экономического бума остались одни воспоминания. Однако всего несколько лет назад крошечные бывшие советские республики Эстония, Латвия и Литва развивались европейскими темпами и их называли 'балтийским тигром'. Однако после того, как в 2007 г. их экономический рост достиг пика, ситуация ухудшилась до такой степени, что сегодня экономика прибалтийского региона находится в состоянии свободного падения.

Регион особенно жестоко пострадал от глобальной рецессии. Показатели роста ВВП, измерявшиеся двузначными цифрами, в одночасье ушли в минус. Например, в 2006 г. ВВП Эстонии вырос на 11,8 процентов, а в этом году ожидается его сокращение на целых 13 процентов. ВВП Латвии рос в 2005-2007 гг. в среднем более, чем на 10 процентов. Между тем, во втором квартале 2009 г. он сократился на 19,6 процентов. В январе левоцентристское правительство бывшего премьер-министра Ивара Годманиса было вынуждено уйти в отставку в результате беспорядков в столице страны Риге. Тем временем, в Литве, всего несколько лет назад считавшейся кандидатом на вступление в еврозону, в 2009 г. ожидается сокращение ВВП на умопомрачительные 19 процентов.

Экономические невзгоды постигли прибалтийские страны как раз в то время, когда государство, представляющее наибольшую угрозу их территориальной целостности и суверенитету, вновь принялось демонстрировать силу в регионе. Прибалтийские государства восприняли прошлогоднюю войну в Грузии как оскал российской военной машины. В последние годы каждое из них испытало на себе прикосновение 'возрождающейся' России. В сентябре 2005 г. в Литве разбился российский Су-27, потом были 'кибератаки' на эстонские правительственные серверы, предположительно организованные Кремлем в ответ на перенос памятника красноармейцу из столицы страны Таллина, и строительство российско-немецкого газопровода по дну Балтийского моря в обход их территории.

Прибалтийские государства болезненно воспринимают заявления Кремля о том, что Москва будет 'защищать' всех этнических русских (или обладателей российских паспортов), живущих за пределами страны. После многих лет, проведенных под властью России - сначала царской империи, а потом Советского Союза - во всех трех странах проживает значительное русское меньшинство. Поэтому решение Москвы оценивается как прямая угроза. Однако если три страны постоянно выражают озабоченность поведением Кремля в последнее время, то их партнеры по Европейскому Союзу, стремящиеся поддерживать позитивные отношения с Москвой и обеспечивать доступ Европы к российским энергетическим ресурсам, часто характеризуют их страхи как параноидальные.

Для прибалтийских государств, каждое из которых после обретения независимости переориентировалось с Востока на Запад, неспособность или нежелание многих европейских партнеров видеть Россию в том же свете, остается причиной для беспокойства. Три страны, внедрившиеся в западные структуры посредством членства в ЕС и НАТО, возможно, задумываются теперь о том, вызовет ли молниеносный удар российских танковых армад нечто большее, чем заявление Брюсселя об обеспокоенности. Конечно, такой сценарий остается маловероятным и, какими бы ни были их тревоги, воздушное пространство прибалтийских государств в настоящее время охраняется небольшими эскадрильями истребителей, поочередно предоставляемыми государствами-членами НАТО.

Фундаментальная проблема для каждого из прибалтийских государств состоит в отсутствии достаточного капитала для повышения оборонного потенциала путем приобретения современной боевой техники. Будучи государствами-членами НАТО, они обязаны тратить на оборону не менее двух процентов ВВП в год. Однако после вступления в 2004 г. в НАТО ни одна из этих стран не достигла данного уровня инвестиций в оборону. Министр обороны Литвы Раса Юкнявичене (Rasa Jukneviciene) отмечает, что военные расходы Литвы в 2009 г. равны примерно 1,01-1,03 процента прогнозируемого объема ВВП. Три страны, взятые вместе, потратили в 2008 г. на свои вооруженные силы чуть более 1,5 млрд. долларов; в этом году каждая из них была вынуждена урезать расходы на оборону в связи с рецессией.

Столь низкий уровень расходов затрудняет закупки систем вооружения воздушного и наземного базирования, препятствуя при этом его нормальному техническому обслуживанию после приобретения. В общем и целом, прибалтийские страны, которым, по сути, пришлось строить свои вооруженные силы с нуля после вывода российских войск из региона в 1994 г., с трудом изыскивают средства на самооборону. Тревога по этому поводу была менее актуальна в конце 1990-х, когда российские власти уделяли основное внимание возрождению потрепанной страны, но теперь она вновь во главе повестки дня. Еще более осложняет ситуацию то, что в последние десять лет каждое из прибалтийских государств видело свою задачу в создании небольших, гибких сил, способных играть нишевые роли в операциях НАТО и противостоять асимметричным угрозам. Хотя роль территориальной обороны подчеркивается по сей день, она воспринималась как вторичная, а членство в НАТО, по крайней мере, теоретически, было призвано освободить их от этого бремени.

Однако в свете войны в Грузии готовность НАТО встать на защиту малых стран на периферии России кажется менее очевидной. Даже знаменитая миссия НАТО по охране воздушного пространства прибалтийских стран должна подойти к концу. Рассчитанная изначально до 2018 г., она, вероятно, продлится, как минимум, до 2020 г. в связи с экономическими потрясениями, с которыми столкнулись все три государства.

Альянс по-прежнему убежден, что прибалтийские государств должны приобретать боевые самолеты, чтобы самостоятельно вести воздушное патрулирование. Поскольку они не обладают достаточными финансовыми ресурсами для осуществления таких закупок, у них почти не остается иного выбора, кроме как объединить свои ресурсы и совместными усилиями приобрести от 12 до 24 боевых самолетов. Однако прежде, чем такая покупка состоится, пройдет не один год, поскольку этим странам еще далеко до выхода из рецессии.

В отсутствие других вариантов совместное несение расходов на оборону представляется для прибалтийских стран наилучшим вариантом увеличения оборонного потенциала перед лицом России, твердо намеренной наращивать влияние в своих бывших владениях. Механизмы сотрудничества трех стран в сфере обороны уже существуют: это и совместная Балтийская военно-морская эскадра (BALTRON) и Балтийская региональная сеть воздушного слежения (BALTNET). Кроме того, три страны сформировали совместный Балтийский батальон (BALTBAT) численностью 840 человек, который в первой половине 2010 г. будет действовать в качестве элемента сил реагирования НАТО (NATO Response Force). Но продвижения нужно добиться именно в сфере совместных закупок.

Очевидно, что экономический кризис поставил три прибалтийских государства перед серьезными вызовами. Но если расценить его как шанс и прибавить к этому политическую поддержку со стороны всех трех столиц, то прибалтийский регион может оказаться более сильным и сплоченным в плане обороны, чем когда бы то ни было после обретения независимости в 1991 г.

___________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме