Мы, люди небольших наций, любим историю. Мы обожаем говорить о героях нашего народа, любим сравнивать себя с ними и делать обобщения относительно нашего собственного величия, находя свидетельства великих дел наших предков. И если кто-то еще кроме нас вспоминает нашу великую историю, это делает наши улыбки еще шире.

Однако когда Михаил Саакашвили заявил о том, что события 2008 года были для Грузии такими же, как события 1939 года для Финляндии, тогда даже наш всегда счастливый министр иностранных дел Александер Стубб, которого однажды колумнист прозвал 'радостной белкой' (и министру понравилось это сравнение!), сделал довольно кислое лицо.

Саакашвили сделал это легендарное заявление 9-го августа прошлого года в прямом интервью телеканалу CNN. Он так и заявил: 'Мы находимся сейчас в том же самом положении, в котором оказалась Финляндия в 1939-м году, когда сталинская Россия напала на страну и собиралась аннексировать ее территорию'.

По правде говоря, подобное сравнение было не очень адекватным. Сегодня мало кто из историков сомневаются относительно Зимней войны 1939 года, что Сталин рассчитывал на легкую победу и на присоединение Финляндии к Советской России, и что начало войны, т.н. 'обстрел в Майнила', был организованной провокацией.

Более подходящим сравнением было бы то, что мы называем 'Войной -продолжением' с 1941 по 1944 гг., когда Финляндия искала способы восстановления своих территорий, потерянных во время Зимней войны. В военном союзе с фашистской Германией в 1941 году Финляндия оккупировала наибольшую площадь за всю свою историю. Эйфория, которая подпитывалась идеей о 'Великой Финляндии', длилась недолго. К началу 1944 года Финляндия потеряла еще больше своих территорий, и страна вынуждена была мириться с реалиями своей географии. Если в 1939 году многие страны выражали искреннее сострадание в отношении тех трудностей, с которыми столкнулась маленькая Финляндия, то союз с Германией и оккупация Восточной Карелии заставили отвернуться от нее многих европейцев. К концу 1941 года даже Великобритания, Австралия, Канада и Новая Зеландия формально объявили войну Финляндии.

Несмотря на официальные отрицания в отношении сравнений Зимней войны с войной в Грузии, события августа 2008 года вернули воспоминания многим финнам. В эти дни большинство финнов испытывали глубокое сострадание по отношению к грузинам. Глядя на живые кадры горящих городов - очень немногие из нас реально знали, где находятся Цхинвали или Гори. Просто мы очень хорошо знали, что такое иметь Россию в качестве соседа, и мы знали, к чему это может привести. Антироссийские настроения росли очень быстро, по крайней мере до тех пор, пока не стало поступать больше информации. К сожалению, мы очень скоро узнали, что Грузия не была невинной жертвой в этом конфликте. Результаты официального расследования войны, начатого Евросоюзом, еще не опубликованы, но уже достаточно ясно, что у обеих сторон в этом конфликте руки испачканы кровью.

Кто бы ни был инициатором, эта война стала исторической. Впервые со времен распада Советского Союза Россия вторглась на территорию суверенного соседа. Война была решающей для Грузии не только из-за этого, но еще из-за того, что после августа 2008 года восстановление территориальной целостности Грузии стало еще более далекой возможностью, чем когда-либо.

Войны в Финляндии шестьдесят лет тому назад были не менее решающими, но мы вынесли свой урок. Сегодня глубокая разница между нашими странами заключается в том, что мы научились использовать наше географическое положение скорее с пользой для страны, нежели ей во вред. Наряду с этим процессом мы сумели превратить нашу страну из бедной, развивающейся страны на задворках Европы в один из самых крупных технологических успехов в сочетании с достойной похвалы статистикой коррупции и свободы слова. Конечно же, у нас есть свои проблемы, но они есть у всех стран и народов. Однако, большинство людей в этой стране предпочитают жить здесь, а не где-либо еще, и это, я считаю, является хорошим индикатором нашего успеха.

Грузия же продолжает терять свое население, и если не предпринять что-то очень скоро, то эта тенденция продолжится.

Излишне говорить, что Грузия - уникальная страна. Страна независима, несмотря на давление, с оригинальным и интересным языком, яркими традициями и... безнадежностью в своей политике. Грузия - это Европа, и в этом нет сомнений, и любой европеец, посетивший страну со мной бы согласился. Мы любим Грузию. Однако, почему дела у нее все же не так хороши?

Одна из причин - это политики. Один крупный эксперт по грузинской политике однажды сказал мне, что 'сумасшествие' - это не совсем соответствующая концепция в политической науке, однако, это единственное слово, которое можно использовать в отношении Михаила Саакашвили.

Другой эксперт - не менее интересный - рассказал мне о своих встречах со Звиадом Гамсахурдиа. 'Он был сумасшедшим, - сказал мне этот пожилой профессор. - Он физически избивал своих подчиненных. Он был ненормальным'

Я была свидетельницей того, как Михаил Саакашвили произносит речи, и не только по телевидению. Выражение его глаз говорит о характере, готовности защищать свою страну и свою политику. Ради этого он готов на все, вплоть до избавления от своих оппонентов. Мы знаем, что произошло с Ираклием Окруашвили. Мы знаем об организованном восстании в начале этого года. У слишком многих появились неприятности по причине того, что они стали непопулярными среди тех, кто у власти. К сожалению, у Грузии появилось слишком много общего с такими странами, с которыми грузины не хотят себя идентифицировать - Россией, Беларусью, Узбекистаном.

Было бы несправедливым умолчать и о наших ошибках, поскольку разговор идет в русле сравнения двух стран. В настоящий момент мы, финны, оказались запятнанными самым отвратительным коррупционным скандалом, которых не было очень много лет. Недостатки в системе финансирования выборов привели к странным сделкам между политиками и бизнесменами. Мы всегда были примерным учеником для всего мира, но сейчас больше вопросов, чем ответов. Вместо харизматичных лидеров, которые должны были бы выйти к народу, чтобы защитить свои позиции, мы имеем анемичных карьеристов, которые повторяют те же аргументы, которые звучали в Великобритании в начале этого года: мы сделали это, потому что система это позволяла.

Коррупция или, скорее, борьба с ней, это то, что сделало Саакашвили популярным. Его реформы в образовании и в системе внутренних органов были неслыханными для СНГ. Он сделал невозможное: положил конец клянчащим деньги гаишникам. Каждодневная коррупция - это то, из-за чего серьезно страдают обычные люди, и любимчик Запада, молодой, динамичный президент-юрист хотел сделать то, что от него все и ожидали: помочь своим людям.

К сожалению, щупальца коррупции оказались намного длиннее. Фальсификации на выборах - это коррупция. Клановые отношения и фаворитизм - это коррупция. Слишком большая концентрация власти - это тоже коррупция, или, по крайней мере, то, что очень легко к ней приводит. Тенденция постсоветских стран - привести к власти сильного президента, которую очень часто объясняют тем, что это единственный способ управления страной в такой сложно-переходный период, - на самом деле очень часто приводит к диктатуре.

Эксперт из Центральной Азии Рашид Г.Абдулло заявлял на этом веб-сайте, что ключ к стабильности в постсоветских странах - это сильная авторитарная президентская власть. Это правда в отношении Азербайджана, Казахстана и в некоторой степени, Таджикистана, но, к сожалению, эти системы идут нога в ногу с непотизмом и чрезмерной коррупцией. Чтобы управлять коррумпированной страной, политика и экономика которой строятся на сети фаворитизма и личных отношений, необходимо подавлять любую политическую оппозицию. Это приводит к ситуации когда 'стабильность' является иллюзией. Подойдет ли подобная стабильность Грузии? Этот вопрос должен задаваться до того, как западные политики объявят о своей поддержке правительству Саакашвили.

У нас, финнов, была в каком-то роде своя диктатура. В 70-х, когда я родилась, слово 'президент' было синонимом имени 'Урхо Кекконен', человека, которого хорошо знали и в Советском Союзе. Кекконен, который был другом по рыбалке Никиты Хрущева, был очень интеллигентным человеком из бедной сельской семьи. Во времена холодной войны считалось, что в то время он был единственным, кто мог управлять страной. Он находился у власти более 25 лет, с 1956 по 1981 годы. В конце он уже был очень стар и болен, почти как его соседские коллеги: Брежнев, Андропов и Черненко. Исключительная карьера Кекконена объяснялась очень деликатной позицией, в которой оказалась Финляндия как единственная 'западная' страна, граничащая с Советским Союзом. А также его уникальной президентской харизмой. Политическая атмосфера с тех пор очень сильно изменилась, и сегодня Финляндия является Парламентской республикой. Ни один человек не может управлять страной в одиночку. Как мы знаем, власть коррумпирует человека, а абсолютная власть - коррумпирует абсолютно.

Наш путь - максимально открыть страну, сделать ее более доступной, более честной, более функциональной и более богатой. Из-за границы с Советским Союзом, протяженностью более тысячи километров, это значило пойти на некоторые компромиссы: отказаться от вступления в НАТО и по сей день, молчать в отношении потерянных земель в Карелии и подавить традиционно русофобские настроения в стране. Результат не преминул сказаться. К примеру, в 2007 году российские туристы потратили более 250 миллионов евро в Финляндии, больше четверти всех денег, полученных от туризма в стране в целом. Финляндия стала европейским шоппинг-курортом для россиян со средним достатком, таким образом спасая несколько небольших городов в восточной Финляндии от экономического краха.

Обо всем этом было забыто во время событий 8-го августа прошлого года. Как и большинство наших европейских коллег, мы пришли к выводу, что старая Россия вернулась. Даже без своего PR агентства в Брюсселе, все испытывали сострадание к грузинам. Саакашвили и другие грузинские политики не жалели слов, проводя параллели с историей: это была и Прага 1969 года, и Афганистан 1979-го, и Финляндия 1939-го. Один британский студент проходил практику в Совете Национальной Безопасности в Тбилиси осенью прошлого года. По его заявлениям, консультанты, которых наняло грузинское правительство, проводили вечера за чтением книг по истории в поисках подходящих сравнений.

И нас это шокировало. Дешевая пропаганда российского государственного телевидения, показывающая жестокость грузин в Южной Осетии была сбалансирована хорошо артикулированными заявлениями грузинских политиков на хорошем английском по телеканалам BBC и CNN. Российские войска вошли глубоко на территорию Грузии, и волна сострадания накрыла Грузию как цунами неподтвержденной информации, старых предрассудков и страха. Многочисленные ошибки и преступления грузин были легко забыты во время этой войны, и мы все хотели обвинить во всем этом одну только Россию. Вслед за циничным признанием независимостей Южной Осетии и Абхазии и вслед за закрытием Миссий ОБСЕ и ООН, которые работали над этими конфликтами, статус-кво изоляции России был еще больше подтвержден.

Обидно именно то, что Грузия совершает ошибки, несмотря на то, что ее Западные друзья продолжают хотеть верить только в лучшее в Грузии. Страна - как ребенок, который учится ходить: несколько твердых шагов сопровождаются болезненным падением на мягкую точку.

Все любили Саакашвили в начале 2004. Он представлял все, чего не было у постсоветских президентов. И что же он с тех пор сделал? Сломил независимые СМИ, позволил полиции разогнать тысячи мирных демонстрантов, выиграл выборы сомнительным способом, преследовал своих оппонентов, повернул против себя своих бывших союзников, еще больше способствовал ухудшению политического хаоса в стране, который продолжается и по сей день. Что же касается территориальной целостности - немногие из западных аналитиков помнят тот факт, что Абхазия и Южная Осетия повернулись в сторону России не из-за давления последней. Это произошло от того, что люди боялись Грузию. И мегаломания Саакашвили, а также его неконструктивные переговоры привели к максимальному усилению этих страхов.

'Он - лучшее, что у нас есть', - говорят люди. Говорят, что лидеры оппозиции ничем не лучше. Говорят, что новая восходящая звезда политики Ираклий Аласания имеет имидж дипломата в джунглях, того, что эксперты называют 'политикой дня и ночи': разговоры о демократии в течение дня и использование мафиозных методов в течение ночи.

Наша симпатия и любовь по отношении к Грузии не будет бесконечной. Несмотря на красивые слова вице-президента США, мы все знаем, что было слишком много разговоров о демократии. Все то что мы хотим, это чтобы репутация страны поднялась не за счет слов. В противном случае Грузия может оказаться совсем одна. А этого более всего добивается Россия. А территории Абхазии и Южной Осетии ей, в общем - то, и не особо нужны.

Обсудить публикацию на форуме

______________

Не превратить Грузию в разменную монету ("Georgian Times", Грузия)

Грузия официально вышла из состава СНГ ("BBCRussian.com", Великобритания)