Мы отмечаем не рекорды, а духовную победу. Миллионы людей от Вильнюса до Таллина чувствовали себя свободными как никогда и ничего не боялись. "Прочь, навязанный негодный советский строй, - говорили они. - Прочь со своими учреждениями, шпионами, политруками и чужой армией. Мы свободны и у нас снова будут свои три государства".

Один из лозунгов на той манифестации был самым лаконичным и выразительным, его содержание было очень емким: "Хватит".

Речь председателя Верховного совета Литвы - Восстановительного сейма, подписанта Акта независимости Литвы Витаутаса Ландсбергиса в день памяти 20-летия "Балтийского пути" в Сейме.

Путь к свободе

Это было 69 лет тому назад. Когда через границу прошли танки, и потрепанные солдаты с красными звездами оккупировали Литовскую Республику, своей первой политической задачей большевики объявили осовечивание Литвы. Это слово мы находим в документах. Это значит не только упразднение нашего государства, плохого или хорошего. Вся литовская земля решением одного "Сейма самозванцев" была отдана СССР, началось ярое осовечивание экономики и культуры.

Оно сопровождалось красным террором, экзекуциями и ссылками, принуждением к публичному потаканию И.Сталину и созданной им тоталитарной империи. В государстве, назвавшемся Советский Союз, в соответствии с программой диктаторов не должно было остаться народов, лишь один "Советский Народ", послушный Кремлю, говорящий, пишущий и служащий большевицкому государству на осовеченном русском языке. Есть все основания для того, чтобы называть эту долгосрочную программу, целью которой в первую очередь было сломить дух самостоятельности людей, культурным геноцидом. Ее вероломно дополнили физическое уничтожение и уничтожение экономики. Литва сопротивлялась разными способами, пока, в конце концов, когда обанкротился СССР, через Возрождение и Саюдис не вырвалась на политическую свободу, к воссозданию своего государства.

В этот последний и недолгий период освобождения, который был отмечен политическими, ненасильственными формами сопротивления, установленными программой Саюдиса, произошло несколько исключительно важных событий. Одно из них - "Балтийский путь".

Такое имя получила крупнейшая на сегодняшний день мирная международная манифестация, отмеченная в Книге рекордов Гиннесса, недавно внесенная в регистр памятных дат ЮНЕСКО.

Мы сегодня отмечаем не рекорды, а духовную победу. Миллионы людей от Вильнюса до Таллина чувствовали себя свободными как никогда и ничего не боялись. - Прочь, навязанный негодный советский строй, - говорили они. - Прочь со своими учреждениями, шпионами, политруками и чужой армией.Мы свободны и у нас снова будут свои три государства. Один из лозунгов на той манифестации был самым лаконичным и выразительным, его содержание было очень емким: "Хватит".

Хотя спустя 20 лет появились странные граждане Евросоюза, которым по-прежнему мало и Сталина, и коммунизма, однако тогда миллионы на Балтийском пути были уверены в том, что их было достаточно. Должна была открыться новая, лучшая страница неизнасилованной истории.

Для этого нужна была и правда об этой истории.

Сегодня мы видим "Балтийский путь" как особую международную манифестацию, но в Литве уже в третий раз подряд она была публичной манифестацией дня "Черной ленты". Это 23 августа, которое многие стали связывать с пактом Молотова-Риббентропа, подписанным в 1939 году между нацистами и "советами". Это было бы упрощенное видение. Суть - не бумага и подписи, а заговор. Чего стоит не только подписанный двумя министрами приговор о том, что в регионе между Германией и СССР произойдут "политические территориальные изменения", но и нарисованная самим Сталиным новая граница СССР-Германии и огромная захватническая подпись на карте Балтийских стран и Польши: вот беру эти земли с людьми, буду делать с ними, что захочу! Поэтому содержание черного дня тройное: это заговор против народов и человечества; это начало Второй мировой войны; это десятки миллионов жертв. Война (сначала с Польшей, потом с Финляндией) началась на следующий день после того, как Москва ратифицировала договор о "дружбе"!

В числе жертв - целый ряд государств, а их палачи - два тоталитарных гиганта. Один из-за этого был осужден, а другой до сих пор пытается уйти от ответственности. Когда надо, находит новые "источники", доказательства своей невиновности. А 20 лет назад, в период с 1987 по 1989 гг., в три этапа, начиная с митинга протеста у памятника А.Мицкевичу, траурной дани памяти и массового политического требования в парке Вингис, и заканчивая третьим шагом, мы вышли на "Балтийский путь" как на праздник свободы и братства, настоящий европейский ледоход.

Спустя 20 лет такова общая картина, только хорошая аура - приятные воспоминания, не говоря уже о молодости. Саюдис и был молодостью Литвы. Однако стоит напомнить и о конкретном положении в 1989 году.

Тогдашний динамизм Литвы был обусловлен двумя основными политическими силами. Одна - это будто бы правящая, скорее администрирующая, местная организация коммунистической партии, отделение Компартии СССР, управляющей страной. Иными словами, за местными коммунистами стоял имперский политический центр и реально оккупировавшая Литву, политически и экономически присоединившая ее к себе чужая страна.

Другой силой был Саюдис, который тогда прикрывался словом "перестройка". За Саюдисом никто не стоял, только история Литвы и право на существование.

Эти две силы боролись за влияние на настоящее и будущее Литвы, иногда случались острые встречи, но были и формы сотрудничества. Победа Саюдиса на выборах Съезда народных депутатов СССР была хорошим уроком, показавшим, что времена меняются. За четыре дня до "Балтийского пути", в субботу, прошла встреча руководства Саюдиса и бюро ЛКП.

Странно, но ни словом не обмолвились о большом мероприятии, в конце концов, руководство компартии и администрации в нем не участвовали.

Говорили о существующих "различиях в понимании независимости" и парламентском пути, однако о скорейших парламентских выборах в Литве договориться не удалось. Компартия, контролировавшая Верховный совет Литвы, перенесла их на максимально удаленный срок. Наверное, в надежде на то, что и после выборов сможет контролировать положение, но, надо признать, что не использовала чересчур некрасивые средства для остановки процесса. Важнее всего был официозно объявленный документ - выводы комиссии Верховного совета "по договору между Германией и Россией от 1939 года и расследования его последствий". По дате он был приурочен к "Балтийскому пути".

Комиссия, в которой работали представители Саюдиса, народные депутаты СССР, опиралась на резолюции научных конференций, перед этим проходивших в Вильнюсе и Таллине. Напомнили о заявлении В.Молотова о том, что СССР "вернул себе ранее принадлежавшие территории", а также совершенные в советской Литве "преступления против человечности и военные преступления".

Единственным слабым местом было заявление о том, что международные преступления, совершенные в результате принятия договора 1939 - 1940 гг. между Германией и СССР, должны быть решены путем ликвидации последствий в первую очередь по инициативе "напрямую ответственных за это государств и их правопреемников". Возможно, такая формулировка была выгодна представителям власти. Новых инициатив и соглашений между СССР и Германией пришлось бы ждать долго. Однако Кремль был взбешен, а Литва тогда не боялась, что правда разозлит кого-либо в Москве или Берлине.

На следующий день во время "Балтийского пути" триумф праздновало братство людей. Мы ощутили и показали, что это не утопия, что с приближением конца самого кровавого в истории столетия это возможно!

А еще спустя три дня - жестокий удар кнута, вытащенного из-за голенища, сопровождаемый откровенной ложью и угрозами, который был назван заявлением Центрального Комитета КПСС. Вскоре выяснилось, что никакого заседания ЦК не было, это был блеф. Однако текст звучал угрожающе - сепаратисты, экстремисты, антисоветчики, национальная истерия, "Судьба прибалтийских народов" в опасности, угрожающее им "несчастье". Затряслись и местные коммунисты.

"Правда" печатала письма людей, опешивших от такого "ЦК", а ЦК ЛКП на следующий же день созвал местный пленум и принял, к сожалению, решение аналогичное кремлевскому. "Да, секретные протоколы пакта Молотова-Риббентропа и следовавшие за ними действия расцениваются как политическое насилие. Однако мы должны понять, что юридический статус Республики это не меняет".

Именно, что меняет! Статус насильственный, недопустимый, а верхушка ЛКП все еще считает его допустимым. В первую очередь - экономика! - было сказано в том заявлении, ведь без "международных стандартов в экономике", воссоздание государственности невозможно... Мы интегрированы в СССР, а "никакое государство не может терпеть прямые выпады против существующего порядка".

Тогда была оправдана нетолерантность большевиков к инакомыслящим, насилие, репрессии, а в апреле 1989 года - убийства на площади Тбилиси. Грузины молились и пели, так как были недовольны "существующим порядком", поэтому ух травили газом и кромсали саперскими лопатками. Преступление обсуждалось на съезде народных депутатов СССР, а там крутились и руководители нашей ЛКП, но, наверное, не понимали, что они оправдали своим заявлением. А прошедший "Балтийский путь" и снова не заметили - не осудили, но и не вступились за него.

На тот выпад надо было бы ответить Саюдису, и я написал "Письмо" без подписи, которое было напечатано в "Родном крае".

В Саюдисе мы любили и поиграть, обсуждая и конструируя серьезные вещи. Сам "Балтийский путь" был праздником, "ритуальной политикой", но в первую очередь он был мощным публичным обращением к миру. Его нельзя было не заметить или связать с каким-либо кружком политизирующих экстремистов, как это пыталась сделать КПСС.

На "Балтийский путь" вышли народы, а Саюдис и два народных фронта говорили от их имени. Заявление руководителей КПСС в "Правде" могло пониматься как нота советской власти, в нашем случае, Литве, а ответное "Письмо" в "Родном крае", может быть ответной нотой. Обменялись нотами. В ответ на визуальный сигнал "Балтийского пути" было получено сердитое заявление КПСС, таким был прогресс. Мы дали ответ Саюдиса. В заявлении КПСС предложила "диалог". Начался диалог...

В 1989 году был учрежден "Клуб Балтийских депутатов". В московскую Комиссию народных депутатов из Литвы попали мы вчетвером: Юстинас Марцинкявичюс, Зита Сличите, Казимерас Мотека и Витаутас Ландсбергис.

Не забывайте, что съезд Народных депутатов в 1989 году был главной структурой власти СССР, поэтому принятое на нем путем голосования постановление по договору между СССР и Германией от 1939 года, которое осудило этот сговор и юридически упразднило его - было событием чрезвычайной важности. Даже до сих пор! (Германия этого не сделала).

Было установлено, что секретные протоколы и руководствовавшиеся ими власти СССР нарушили суверенитет и независимость "третьих стран". Так были названы фундаментальные моменты: нарушение мира - война; нарушение обязательства о ненападении - агрессия.

Постановление - это юридический и политический акт, достойный исторический документ России, значение которого для нас и Европы не может затмить даже "Балтийский путь". Оба шага зрели вместе, были сделаны вместе и способствовали развалу Берлинской стены. Удар по ней, как мы видим, был нанесен не только из Венгрии, но и с большого пространства до самой Москвы, только Западные страны не способны это увидеть.

"Балтий путь" был путем к свободе не только трех Балтийских стран. Поднимая лозунг восстававших против царизма: "За вашу и нашу свободу", распространяя литературу Саюдиса в Москве, на Украине, на Кавказе, мы осознали, что так оно и есть. Путь к свободе - общий. Он был общим и для России, которая тогда стремилась к демократии, а в 1991 году советской агрессии в январе дали отпор стотысячные манифестации: "Руки прочь от Литвы!" Казалось, что "Балтийский путь" продолжается в Москве, Ленинграде.

Сегодня достаточно сказать, что он по-прежнему открыт.

Обсудить публикацию на форуме

___________________

Если завтра война ("Delfi", Литва)

В.Ландсбергис: Россия стремится доминировать, а не дружить ("Delfi", Литва)